Провокация

Глава восьмая

После репрессий, захвативших весь дворец, жизнь вошла в более или менее спокойное русло. Я коротала дни в компании принцессы и её подруг, мечтая о новом покушении. Скукотища непередаваемая. Одно радует - новая наставница, пухлая, яркая женщина, понравилась мне с первого взгляда.

От её неуёмной энергии было невозможно скрыться, а замашки доброй бабушки вводили в ступор даже отстранённую принцессу. Та, после лет проведённых под шефством Леди Фриды, оказалась совершенно не подготовленной к новому укладу дня. Теперь девушки пели, вышивали, читали друг другу вслух и часто проводили время на улице. Претерпел изменения и их гардероб.

Потихоньку набирающие в весе девушки на радость наставнице, сменили серые бесформенные хламиды, на яркие, сшитые по фигуре модные платья. Теперь они пёстрыми бабочками порхали по дворцу, оглашая коридоры своим звонким смехом. Стражники и слуги, тоже не подготовленные к таким изменениям, смотрели на них широко открытыми от удивления глазами.

- Пресветлая учит нас, радоваться каждой минуте, каждой секунде, проведённой на этой земле, - любила часто повторять Леди Аннита. – Берите пример с Леди Николетты, - в один из вечеров огорошила она нас. – Она берёт от жизни всё, и не боится быть собой.

Н-да… как-то печально получается. Бери они с меня пример на самом деле, то, пожалуй, первой взвыла бы сама Леди Аннита.

- Леди Николетта, - чуть ли не впервые, обратилась ко мне принцесса, - а каково это, быть наёмницей? Ведь вы нашего возраста, но иногда мне кажется, что между нами непреодолимая пропасть.  

- Знаете, - я задумчиво покрутила в руках веер, - я, пожалуй, даже не знаю, что вам ответить. Это как рассказать кому-то про запах или вкус яблока. Объяснить, что такое голубой цвет, - видя её удивление, я невольно улыбнулась. – Я просто жила. Жила по правилам того общества, не зная, что может быть иначе.

- Вам, наверное, было очень сложно, - посочувствовала мне принцесса.

- Не сложнее, чем вам, - я обезоруживающе улыбнулась. – У каждого общества есть свои плюсы и минусы. Просто мы заранее готовы принять их, в силу обстоятельств и воспитания.

Принцесса задумалась, а я поймала полный одобрения взгляд Леди Анниты. С этой женщиной у нас был достаточно долгий разговор, ещё до того, как её представили принцессе. За следующие десять месяцев, ей предстоит подготовить свою подопечную к реалиям жизни. Научить её находить хорошие стороны во всём, иначе та загнётся на чужбине. Взрастить в ней чувство собственного достоинства, гордость и умение дать отпор.

В этом плане, король поддержал нас полностью. Он хотел, чтобы его дочь стала королевой, которой можно гордиться.

- Скажите, - девушка вдруг замялась, - а как вы добились того, чтобы мой отец прислушивался к вашему мнению?

Простите, что? Как-то я не замечала, чтобы его величество мной вообще интересовался. Помимо той первой встречи, я видела его всего пару раз, в которые мы не перемолвились ни словечком.

- Боюсь, что я не понимаю, о чём вы, - покачала головой я.

- Он не раз ставил мне вас в пример, - принцесса совсем смутилась. – Говорил, что был бы очень рад, будь вы его дочерью, вместо меня.

Я задохнулась от возмущения. Из полученной мной информации, я давно для себя поняла несколько вещей – король не терпит неповиновения, это раз. Во-вторых, плевать он хотел на воспитание своих дочерей. Я бы сказала, что моему воспитанию было уделено в разы больше времени, чем всем трём принцессам вместе взятым. И после этого, его величество смеет бросать подобные фразы в лицо той, на которую ему было наплевать?

- Ваше высочество, - я говорила ровно, изо всех сил стараясь не перейти на шипение, - я не думаю, что он действительно имел в виду то, что сказал. Скорее всего, он просто пытался подтолкнуть вас в нужном ему направлении.

Сказала, и сама не поверила прозвучавшим словам. Слишком фальшиво они звучали для всех, кто хоть пару минут провёл в обществе его величества.

- Вы мне поможете? – в глазах девушки я увидела, что она не поверила, хоть ей и очень хотелось. – Я буду стараться, правда.

- О чём вы, ваше высочество? – я в недоумении нахмурила брови.

- Научите быть такой, как вы. Я понимаю, что будет сложно, но обещаю, я не стану жаловаться! – принцесса вспорхнула со своего места и упала на колени перед моим креслом. – Я вас умоляю, помогите мне завоевать уважение отца!

Вот моргул хромолапый! Ну как можно отказать девушке, когда та едва не плачет, и столь искренне унижается ради… ради чего? Чтобы отец, которому всегда было наплевать на свою дочь, вдруг заметил, насколько та замечательная?

После этих мыслей, мне стало совестно. Кто я такая, чтобы осуждать первопричины её стремления? Это сейчас я взрослая, уверенная в себе наёмница, а раньше… раньше я была просто перепуганной девочкой, искренне верящей, что если я буду хорошо себя вести, то родители обязательно об этому узнают, и придут, чтобы меня забрать.

- Урок первый, - я присела на колени рядом с принцессой, - никогда не унижайтесь ни перед кем, - подарила ей ободряющую улыбку. – Вы принцесса большой и гордой страны, и на колени вы можете становиться только перед родителями или своими будущими детьми.

Завладев её ладошками, я встала сама, и помогла подняться ей. Жестом фокусника, извлекла из воздуха платок и промокнула ей глаза.

- Выше нос, ваше высочество.

- Так вы научите меня?

Похоже, у меня просто нет выбора. Я не выдержу ещё десять месяцев жалобных взглядов. Даже моё закалённое годами наёмничества сердце кровью обливается, от одного этого взгляда полного вселенской тоски и наивной надежды.

- Вы уверены, что оно вам надо? – предприняла я последнюю попытку вразумить девушку. – Ведь я буду учить вас так, как когда-то учили меня. Ничего иного, я просто не знаю.



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться