Провокация

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвёртая

Сама я кухню покинула только через десять минут, собравшись с силами. Я была не права, обвинив Дориана, и понимала это. Что хуже, я просто сказала гадость, чтобы хоть как-то отомстить ему за копание в моей голове. Теперь я отчётливо это понимала. Нужно извиниться. Надеюсь, что накрытого стола с массой всякой снеди, и моих слов хватит.

Мужчина сидел в кресле, прикрыв глаза рукой. Он выглядел безмерно уставшим, но довольным. Интересно, чего такого ему рассказали зверолюди, пока я общалась с их прекрасными половинами на кухне?

- Голодный? – сочувственно спросила я.

Дагар вздрогнул, напрягшись, но быстро расслабился.

- Готов съесть целого быка, - пожаловался он. – Общение с этими ушастыми, всегда давалось мне тяжело.

- Быка предложить не могу, но у меня там целый стол всякого разного, - я неопределённо махнула в сторону кухни. – Жена Арги научила меня печь пирог с мясом.

Глаза мужчины широко распахнулись, словно он не верил своим ушам. Интересно, что я такого сказала? Или это с пирогом что-то не так? Видимо, подозрение отразилось на моём лице, поскольку я решила, что временно нет смысла контролировать мимику. У зверолюдей это не принято, как мне объяснили девушки, а Дориан и так может читать если не мои мысли, то ауру точно.

- А они предупредили, что пироги, и прочую мучную снедь готовят только для мужей? – уточнил он. – Это считается очень большим знаком внимания.

- Н-нет, - сипло ответила я. – Но они сразу решили, что ты мой муж.

- И ты не стала их переубеждать? – глаза мужчины стремились принять форму круга. – Почему?

А действительно - почему? Глупо думать, что у меня не хватило бы красноречия объяснить ушастеньким, что мы с Дорианом даже не встречаемся, не то, что не женаты. Так что мне помешало это сделать?

Пришлось одёрнуть себя, поскольку размышлять на подобные темы в присутствии дагара и без всякой ментальной защиты – глупость. Подумаю об этом перед сном.

- Так ты есть будешь? – перевела я тему в более безопасное русло. – Там всё стынет.

Полагаю, он понял причины моего нежелания отвечать, и как не странно, принял их. Защита на спящей принцессе держалась крепко, и потому я не побоялась оставить её, уйдя на кухню. Да, это крайне некрасиво с нашей стороны, не пытаться её разбудить… но мои магические способности оставляют желать лучшего, а Дориан ещё не восстановился достаточно, чтобы работать со столь тонкими и мощными заклинаниями. Одно неверное движение, и Алексия останется овощем до конца своих дней.

На кухне я не прекращала удивляться. Мужчина ел только то, чего в той или иной мере касались мои пальчики при приготовлении. Даже божественный, мягкий хлеб, принесённый одной из ушастых, он не тронул и пальцем. Хотя я знаю, что мучное он любит.

- Дориан, что-то не так с едой? – после того, как он утолил первый голод, поинтересовалась я, налив ему ещё немного отвара.

- Нет, всё очень вкусно, - недоумённо отозвался он. – Почему ты спросила?

Я объяснила, после чего меня наградили весёлым, и капельку насмешливым взглядом.

- У ушастых особые отношения с едой, - начал объяснять он. – Мужчина никогда не примет еду от чужой женщины, если у него есть жена.

- Но жены у тебя нет, - растеряно прокомментировала я.

- Есть, - мурлыкнул дагар, притянув меня себе под бок. – По их законам, мы поженились, когда я принял приготовленную тобой пищу.

Ничего не понимаю. Это получается, что, приготовив ужин, я сделала ему предложение, а он его принял? Голова кругом от всего этого. Страшно подумать, чего ещё я могла натворить, не зная их обычаев.

- Но ты же думал, что готовила жена Арги, - жалобно попробовала дать задний ход я. – А она по их традициям…

- Её стряпня, не предложение, а дань уважения другу мужа, раз тот не женат, - покачал головой он. – Кстати, тебе была оказана большая честь, раз девушки согласились разделить с тобой трапезу и даже поделились рецептом.

- Кажется, у ушастых много заскоков на почве еды, - промямлила я, не зная, как себя вести.

- Расслабься, - фыркнул мне в волосы Дориан, - мы женаты только по законам зверолюдей, и во внешнем мире это совершенно ничего не значит.

Против воли, мне стало грустно. Но об этом я тоже подумаю потом. Кажется, я несколько привязалась к этому несносному мужчине, а он окончательно притворился едва ли не святым. А ещё, я совершенно точно поняла – завтра я испеку ему что-нибудь мучное. Просто, чтобы сделать приятно. Меня более чем устраивает эта его маска добряка, и провоцировать его показать истинный лик я не собираюсь. Свои нервы дороже.

- А как ты узнал, что именно готовила я? – сменила я тему, желая прояснить интересующий меня момент. – Я ведь не говорила.

- Никки, - мне достался взгляд полный укоризны. – Я поражаюсь твоей недогадливости.

- И всё же?

- Запах, маленькая. Запах.

Я замерла, глупо хлопая глазами. Как он способен среди этой какофонии ароматов, определить, тонкую нотку, оставленную моими прикосновениями? Как же он вообще тогда живёт среди людей, в мире, насыщенном сотнями запахов одновременно? Я бы с ума сошла.

- Не смотри на меня так, будто я нечто совсем несусветное, - рассмеялся мужчина. – У чистокровных дагаров нюх не хуже, а порой и лучше, чем у собак. Просто мы умеем им управлять. Ты тоже научишься, когда твоё тело перестроится окончательно. Кстати, говоря о перестройке. Тебе пора питаться, мы и так один день пропустили.

- Но ты же ещё не восстановился, - огорошенная таким заявлением, я напряглась.

Будет очень скверно, если моё питание ослабит его ещё больше. Такими темпами, мы из поселения только к свадьбе принцессы уедем. Поскольку я перестраховщик, а он особо ответственный. Да и не хотелось бы подставлять этих милых существ под удар. Останься мы здесь, нас рано или поздно найдут, а их вырежут, как свидетелей.



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться