Провокация

Глава двадцать восьмая

На удивление, после этого происшествия день прошёл более чем спокойно и размеренно. Я пообещала себе подумать обо всём случившемся позже. Например - завтра. Или ночью, но точно не сейчас. Помогавшая мне с тестом для слоёных пирожков Алексия, перемазалась мукой, но была абсолютно счастлива. О том, как забавно она выглядела, я решила не говорить, а потому только тихонько подхихикивала, слушая её почти непрерывное щебетание.

Ближе к вечеру, когда с домашними делами было покончено, а на девушку можно было смотреть, не пряча улыбку в уголках губ, в дом рыжей молнией влетела жена Арги.

- Никки! Ты ещё не готова! – окинув взглядом наконец-то присевшую на диван меня, всплеснула руками ушастая. – На закате мы обязаны быть в храме! А ну вставай!

В своём красном наряде, ушастая и хвостатая выглядела сногсшибательно. В длинные волосы тут и там были вплетены алые ленты, а вместо традиционных штанов, сейчас она красовалась в обманчиво длинной юбке. Фокус был в том, что та состояла их длинных шёлковых полос, при каждом движении открывающих стройные ноги лисички. Так что пока она стояла смирно, вы выглядело вполне пристойно, но стоило ей сделать шаг…, и наряд становился до безобразия неприличным. Впрочем, по меркам нашего королевства, все их наряды, неприличны, дальше некуда.

Думать о том, чтобы отказаться от праздника – не приходилось. Этот вопрос я обсудила с Алексией ещё днём, и она клятвенно заверила меня, что совсем не обидится, если я пойду.

- «Я понимаю, что буду чувствовать себя неуютно, среди них», - сказала она тогда, даже не пытаясь спрятать грустной улыбки.

В четыре руки, меня подняли с дивана, и погнали переодеваться. Оказалось, что сшитый девушками наряд, как две капли воды, похож на тот, в который была облачена жена Арги, если не считать цвета. Мне предстояло идти на праздник в наряде из небесно-голубого шёлка, расшитого бисером и крохотными слезинками стекла. Всё также в четыре руки, в мои несколько взлохмаченные их стараниями волосы, были вплетены ленты и искрящиеся в свете закатного солнца бисерины.

- Красавица, - осмотрев плоды рук своих, констатировала ушастая.

- Глаз не оторвать, - поддакнула ей Алексия.

- А любому мужчине, протянувшему руки, я их оторву, - внёс своё веское слово дагар, застывший в дверном проёме.

- Ой, да не волнуйся ты! – махнула в его сторону рукой ушастая. – Сегодня только женский праздник. Мужчины празднуют, когда луны нет.

И схватив меня за руку, утащила вон из спальни. Я только и успела, что помахать на прощание рукой Алексии, и поймать несколько потемневший взгляд дагара.

 

* * *

 

От дома, в котором поселились мы с Дорианом и Алексией, мы с рыженькой едва ли не бежали, почти до самого места празднования. Уже подходя к калитке, я услышала чуть уловимое фырканье спрятавшихся в кроне большого дерева парнишек. Сомнений в том, что им было не больше пятнадцати, быть не могло. Только в этом золотом возрасте, так заметна ломка голоса.

- Смотри, ещё ведьмы на шабаш прибежали, - я едва не представила, как этот мелкий ушастик тычет в нас пальцем.

- А ну марш домой! – неожиданно прикрикнула рыжая, смотря прямо на дерево. – Сейчас мамкам расскажу, что вы подглядывать припёрлись!

Послышался хруст веток, шуршание листьев, и несколько теней с поразительной скоростью понеслись прочь. Только пятки мелькали.

- Охальники малолетние, - посмеиваясь, объяснила рыженькая. – Интересно им, чего все женщины поселения каждую полную луну всю ночь делают.

- И как, хоть один подсмотреть смог? – поинтересовалась я, только сейчас понимая размах праздника.

Это же надо, раз в месяц всю ночь праздновать. И что-то мне подсказывает, что упасть под стол, как это иногда бывает на привычных мне попойках, тут не дадут.

- Ну ты же видела, как селение защищено? – хмыкнула девушка. – Вот и территория храма, где мы празднуем, тоже.

Ого. Вот это размах. И что же за таинство у них такое, что даже собственным мужьям или сыновьям знать не положено? И что ещё интересней, почему допустили меня? Ведь я чужая, как ни крути.

Солнце едва-едва не касалось горизонта, так что развивать тему рыженькая не стала. Просто схватила меня за руку, и потащила внутрь. Стрелой пролетев через огромный двор, она поклонилась стоящим у входа в храм женщинам, и уже значительно медленнее вошла в него. Стоит заметить, что находящиеся в храме женщины, выглядели по-разному. Чем они были старше, тем больше на них было одежды, и тем скромнее казались наряды.

Кивнув на огромную, и даже на вид очень мягкую подушку, по цвету идеально подходящую к моей юбке, ушастая нашла видимо свою, ярко алую, и бросила её на пол рядом со мной.

- Задавай вопросы, если что не понятно, - шепнула она мне, кивнув уже знакомым мне девушкам.

Последовав её примеру, я тоже улыбнулась девушкам, и приветливо помахала рукой. Если бы не они, то не участвовать мне в сегодняшнем мероприятии. Правда не знаю, хорошо это, или плохо.

Дальше было странно. Стоило в зал войти достаточно пожилой женщине, в кипенно белых одеждах, и все как одна присутствующие, склонили головы.

- Это главная жрица, - шепнула мне рыженькая. – Сейчас благословлять будет.

И действительно. Вошедшая, шла медленно, касаясь каждой и шепча какие-то слова. Прошло несколько минут, перед тем, как настала моя очередь. Когда ладонь жрицы легла мне на макушку, я невольно напряглась, ожидая непонятно чего. Ясно, что если меня пригласили на закрытый праздник, то вреда не причинят, но всё же. Осторожность - не лишняя, или это просто моя паранойя решила поднять голову?

- Любви и лёгкости тебе, дитя, - очень приятным голосом, с нотками очень похожими на те, что звучали в речи Марии, прошелестела женщина.



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться