Прямо до самого рассвета.

Прямо до самого рассвета.

Белые стены, яркий свет, бьющий в глаза.
На нем все белое, что-то, в чем он одет, мешает движениям.
Вокруг суетятся люди. Они что-то говорят друг другу, удается разобрать только «болен», «ухудшение психосоматического состояния», «может впасть в кому».

Белая комната приобретает очертания помещения. Здесь ничего нет – только кровать, к которой он привязан, тумбочка и дверь. Большая дверь с маленьким окошком. Откуда-то доносится крик «я – пират, пустите меня». И тишина.

Прямо перед ними – мальчик. На вид ему лет 15. Отросшие волосы раскиданы по подушке, глаза закрыты, а лицо – белое. Им позволили увидеть его в последний раз. Отчего по щекам текут слезы?

***

Мальчик лет 15 прыгает по креслам, размахивая ложкой. Откуда только он ее достал? Он кричит, что спасет Неверленд, и станет грозой пиратов. Я усмехаюсь ему. Ну что ты за герой? Такой щупленький, словно тебя никогда не кормили. А уже гроза пиратов. Люди в белом ловят его на третьем кругу, когда он начинает приставать к человеку за столом. Тот играет в шашки, и его слегка качает. Мальчик кричит ему «сражайся, пират». Люди в белом замыкают его в кольцо рук. И я вздыхаю. Зачем они делают это? Все равно эти тишина и покой сводят с ума. А так – хоть развлечение.

***

В этот раз мальчик 15 лет (я знаю, как его зовут – Питер) кричит, что пираты должны сражаться с ним. Человек, когда-то игравший в шашки, вскакивает со своего места стремительно. Он хватает ложку и кричит, что он – Черная Борода и будет сражаться, пока не победит. Мне нравится это представление. Но их снова растаскивают.

***

Мальчик 15 лет болен. Он больше не играет с «пиратами». Он лежит в кровати все время. Но по-прежнему улыбается. Я спрашиваю, все ли в порядке, на что он отвечает «смерть – это величайшее приключение». 

Когда-нибудь Питер увидит огромный остров, окруженный водой, куда можно попасть только улетев направо от той звезды и прямо до самого рассвета. Когда-нибудь Питер найдет пиратов, которые с упоением будут ждать новой встречи с ним. Когда-нибудь на его сторону встанут потерянные мальчики, и он будет смеяться по-настоящему. Но сейчас он лежит на кровати, волосы его раскиданы по подушке. Глаза его закрыты, а лицо – белое.

Им позволили увидеть его в последний раз.



Наталья Дрим

Отредактировано: 25.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться