Прятки с драконами

Размер шрифта: - +

ГЛАВА III



  Неспокойно спалось в эту ночь королю Ольгарту. Он и сам толком не мог понять, что так тревожило его. Поведение дочери лишь злило, осложнение отношений с Белгородьем расстраивало. Но беспокоило что-то другое. Оно давило невыносимой тяжестью то изнутри, то снаружи, точно нечто очень горькое, но давно забытое вот-вот всплывёт в памяти. Когда же король наконец забывался тяжёлым сном, на него с каким-то остро-грустным упрёком смотрели две пары знакомых глаз. Нет, это были не просто знакомые глаза... А потом один взгляд, смелый, непокорный, и очень родной исчезал в огне. А вторые глаза наполнялись слезами и глядели с каким-то особым молчаливым вопросом, который невозможно выразить словами, но сердце от него сжимается. Ольгарт просыпался, однако лишь наполовину и мысли беспорядочно носились в голове и путались.
  К утру остались лишь головная боль и ощущение беспокойной бессонной ночи. Король уже не мог вспомнить, что же так тревожило его.
  
  В Лофотене начинался обычный день. Ремесленники открывали свои мастерские, торговцы - лавки. Крестьяне из окрестных деревень скрипя гружёными телегами, спешили на рынок. И столица постепенно превращалась в оживленный муравейник.
  В замке ритм жизни был совершенно иной. И хотя слуги суетились с самого утра, готовя завтрак для господ придворных и для самих короля с королевой, они оставались почти незаметными. В садики, приятно шурша парчовыми нарядами, выплывали фрейлины. В залах и галереях сменялись часовые.
  И если в шумном людном городе мало кто обратил внимание на пронесшегося по улицам истрийского стрелка в изорванном и обгорелом плаще, то во дворце его громкие торопливые шаги и такие же торопливые шаги сопровождавших его стражников многих озадачили. Арбалетчик направлялся к тронному залу, где его уже ждали встревоженный король и три маршала. Не успел он отсалютовать и поклониться, как Ольгарт спросил:
  - Что с моей дочерью?
  - Ваше величество, - вытянувшись по стойке смирно, начал доклад стрелок - сержант Петер, - на нас было совершено нападение. - опустил глаза и произнес тише, - Я не успел спасти принцессу...
  - Её похитили? Отвечай?! - до короля с трудом доходил смысл сказанного стрелком.
  - Боюсь, что не успели, ваше величество. Боюсь... - солдат нервно поджал губы - боюсь, она погибла в огне...
  Король вскочил с трона:
  - Да что ты мямлишь! Какой огонь?! Кто на вас напал?! Где это произошло?!
  - Мы остановились в деревне Бран. Напали на нас за полночь. В отряде были предатели...
  - В отряде?! - воскликнул Иштван. - Их имена!
  - Я не знаю. Это были воеводинцы. Одного, кажется Милко звали. Они всё время говорили по-своему, а потом ночью напали на нас. К ним ещё какие-то головорезы присоединились, похожие на сельджуков.
  При этих словах Томашевич побледнел и сжал рукоять меча.
  - Один из них оглушил меня, - продолжал свидетель, - а когда я очнулся, постоялый двор горел. Я увидел, как воеводинец боролся с принцессой на горящей лестнице и в тот же миг лестница обрушилась. Пожар был очень сильный.
  - Этого не может быть! - воскликнул маршал Томашевич, становясь еще бледнее. - Ты лжёшь! Я своих племянников знаю! - в глазах его сверкали гневные огоньки, - А ещё ручаюсь - ни один воеводинский гвардеец не предаст короля и будет выполнять свой долг до последней капли крови. И ни один воеводинский гвардеец не запятнает себя сговором с проклятыми сельджуками!
  - Отчего был пожар? - перебил его Иштван
  - Когда я выбежал на улицу, увидел огромного дракона, парящего над деревней и сжигающего всё вокруг.
  - Это ещё что за байка? - удивился третий маршал - здоровенный белокурый готландец Нарвик. - Драконов уже давно истребили!
  - Ты наверное сошел с ума! - король начал оправляться от потрясения, - Я не верю ни единому твоему слову! Маршал Иштван арестуйте его.
  - Есть, мой король. - поклонился Верховный Маршал. - Стража!
  Дверь распахнулась и на пороге появились два стрелка.
  - Арестовать этого. - Иштван указал на потерявшего дар речи от испуга сержанта.
  Но не успели стражники схватить арестованного, как в зал влетел лейтенант Тайной Стражи:
  - Ваше величество! - он был сильно взволнован, - Только что пришли вести о трёх нападениях на наши деревни: Бран, Галац и Мемель. Это были драконы! Деревни сожжены дотла. Драконы скрылись.
  Все так и застыли, услышав невероятную новость. Оснований не верить стрелку из охраны принцессы больше не было...
  
  В деревне Бран не осталось ни одного уцелевшего строения. Кругом стоял лес, и дома строились из дерева, причём это были не срубы из мощных брёвен, а дощатые постройки. К тому же пламя дракона сложно потушить, а всё на что оно попадает разгорается очень быстро.
  Король послал в Бран отряд во главе с маршалом Нарвиком для расследования происшествия, но не удержался и отправился следом. На пепелище постоялого двора следователи обнаружили лишь обугленные кости, опознать которые было невозможно. Зато были найдены два островерхих воеводинских шлема, четыре меча, три ятагана, а также две кольчуги и куски чешуйчатых кожаных панцирей. Пожар, вызванный драконом выдержала только сталь.
  Нашли и ещё две вещи: миниатюрный серебряный но почерневший в пламени медальон и некогда изящный кинжал с измятой позолоченной рукоятью.
  Все находки разложили перед королём. Медальон и кинжал он узнал сразу. Эти вещи принадлежали его дочери. "...Боюсь, она погибла в огне...", - всплыли в сознании слова стрелка.
  Какое-то время король молчал. Казалось, он ничего вокруг не видит и не слышит. Свита забеспокоилась. Они, конечно, тоже были расстроены гибелью принцессы, но для них она была только принцессой. Наконец Ольгарт пришёл в себя.
  - Покажите мне оружие.
  Королю подали мечи. Один был обычным, а на навершиях двух других сквозь нагар проступали вычеканенные гербы Воеводины. Несомненно, это были мечи братьев Томашевичей.
  - Оба шлема воеводинские, - докладывал Нарвик. - похоже, Томашевичи тоже погибли. Но там были ещё трое неизвестных. Взгляните на эти ятаганы. Такими обычно вооружены сельджуки. Их было трое. Останки найдены рядом с останками гвардейцев. Сельджуки никогда бы не стали союзниками воеводинцев. Здесь что-то не так. В любом случае наказывать больше некого...
  - Мне от этого не легче! - воскликнул король. - Да и не могли эти сопляки, пусть даже гвардейцы действовать самостоятельно. Вы слышали о "Свободниках" - предателях, мечтающих о независимости Воеводины. Не ожидал я от них такого удара. Здесь больше нечего делать. - король снова взглянул на медальон. Задумался. Нарвик терпеливо ждал указаний. Он хотел ещё доложить всё, что узнал о драконе, но решил пока промолчать. У самого не легко на душе было.
  Наконец Ольгарт тяжело вздохнул, сжал медальон в руке и обернулся к Нарвику. Казалось, он не видит никого. Маршал испугался этого взгляда, доклад о драконе застрял в горле.
  - Я не достоин их прощения... - прошептал король, и громко произнёс: - Нарвик, драконами займёмся позже. Будем разбираться с Воеводиной.
  С этими словами король вскочил на коня и ускакал прочь.
  Нарвику не хотелось верить, что в этом замешаны Томашевичи. Он знал их как серьёзных ребят. А теперь достанется и Воиславу. Маршал Готланда давно был знаком с Маршалом Воеводины. Знал на деле - в бою. Это был его старый друг, настоящий друг. Гвардия немногочисленна - не более полутора тысяч. Но один боец стоит пятерых. Семнадцать лет назад именно гвардейцы, отправленные в разведку, решили исход битвы под Эзелем, предотвратив обходной манёвр циньско-сельджукского войска. Они связали их боем у входа в Эзельское ущелье, а тем временем основные силы Истрии успели перестроиться и окружить неприятеля. Сельджуки были разбиты наголову, понесли большие потери.
  Подошедший в ущелье отряд Нарвика (тогда ещё молодого командира) застал в живых не более четверти из полутора тысяч воеводинцев. И ни один из них не воспользовался правом отдыха: все, кто еще стоял на ногах и держал в руках меч, бросились в атаку вместе с готландцами. Был среди тех храбрецов и Воислав Томашевич.
  Воеводинцы были надёжными воинами. Поэтому и не верилось в их предательство. Но нет пока доказательств обратного. А искать нужно. В королевстве и так наступили не лучшие времена: осложнились отношения с Белгородьем, во дворце зловещая обстановка, а теперь ещё гибель принцессы. Король подавлен. Не сломается, но сгоряча может наделать глупостей, тем более Тимо на него как-то подозрительно влияет.
  Нарвик взглянул на странную узкоглазую старушку, о чём-то говорившую с деревенским старостой, ещё раз окинул взглядом то, что некогда было деревней Бран и направился вслед за королём.
  
  Поглощённый вечерними сумерками, Лофотен встретил короля тревожным молчанием.
  У ворот замка стояли Иштван и Томашевич. Иштван был, как всегда хладнокровно спокоен. А вот глаза Томашевича выдавали волнение. Ольгарт не ответив на приветствие маршалов, обратился к Иштвану:
  - Верховный Маршал, немедленно замените всех воеводинских гвардейцев своими стрелками, направьте отряд на охрану гвардейских казарм. И пусть ваши ищейки проведут в казармах обыск. Выполняйте!
  - Есть, мой король! - с некоторым недоумением ответил Иштван. Томашевич при этом побледнел, как мел, а лицо застыло в напряжении.
  - Воислав Томашевич, вы отстраняетесь от своей должности до окончания следствия. Сдайте оружие.
  Воеводинец не мог поверить в происходящее. В себе ли король? Взгляд серьёзный, сосредоточенный - похоже в себе. Взглянул на Нарвика - на том лица не было.
  - Маршал Нарвик, примите оружие. - продолжал Ольгарт.
  Нарвик шагнул к Томашевичу и со словами: "Прости, друг, я верну", протянул руки. Воеводинский Маршал снял пояс с мечём, чётким движением передал оружие, ещё раз заглянул в глаза королю. Взгляд короля оставался холодным.
  - Что ж, расследуйте, - промолвил он тихо, - я в своих племянниках уверен. Либо их оклеветали, либо это ошибка.
  - Их уже не спросишь, Томашевич. - сказал король. Воислав едва заметно вздрогнул и на мгновение с болью закрыл глаза.
  - Значит вы больше верите какому-то стрелку, который, возможно просто сбежал, бросив принцессу, чем гвардии, которая ни разу вас не подводила. Лучше бы дракона искали! - наконец с горечью произнёс воеводинец.
  - Ты ещё мне указываешь! - вскипел Ольгарт. - Стража! Отвести его в башню!
  - Ваше величество, он же не простой гвардеец! Его вина ещё не доказана.- вступился за друга Нарвик.
  - Будет доказана. - отрезал король.



Наташа Ружицкая

Отредактировано: 25.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться