Прыжки с хромоножкой

Размер шрифта: - +

2.4

2.4

Итак, на чем мы остановились? А остановились мы на том, что где бы я не оказался, я здесь не один такой. Где-то рядом обитает Хромоножка. И мне нужно понять как ее найти. Вот почему я оказался в этом теле? Возможно, потому-что она моя противоположность? Вместо высокого крепкого парня - субтильная девочка? Или потому-что она была слабая? Или, может быть, она в этот момент находилась без сознания? Или виноваты «эти» дни?

Если последнее - мне придется ходить и опрашивать всех лиц женского пола старше 14 лет. Или просто разглядывать, кто из них ходит также кособоко, как я.

Если второе - нужно спросить у доктора не было ли вчера случаев внезапного выздоровления.

Если первое - искать высокого и крепкого парня или мужчину (все-таки Хромоножка далеко не подросток).

И первое, и последнее может оказаться невыполнимым, если населенный пункт, где я нахожусь, крупный. Первое осложняется тем, что параметр поиска нестабильный, и в ближайшее время может пройти, тогда поиски я могу возобновить, когда у меня все начнется опять (с ужасом вспомнил вчерашний день, хорошо, что сегодня мне значительно легче). И, само собой, стараюсь не думать, что Хромоножка может оказаться в другом месте, далеко от этого.

Вот, б...., прямо в плечо. Гляжу в окно, белобрысый чебурашка скалится и нагло смотрит на меня. Поскрипев зубами, стараюсь делать вид, что ничего не произошло. Второй орех попал в макушку. Считаю до десяти. Медленно, медленно. Следующее попадание в грудь. Весьма болезненно. Опять считаю. Медленно... Снова в грудь!

-Ты что творишь? - мерзкая рожа лыбится.

- Я тебя... - и он опять переходит к перечисления чего и как он меня, изрядно повторяясь. Щурюсь, концентрирую на нем свой взгляд, полный презрения. Добавляю нотку брезгливости. Набираю воздуха в пострадавшую грудь:

- Умолкни, чмо прыщавое. Не то я тебя дубовой веткой через ухо насквозь проткну, а потом ей же через задницу. А в рот твой поганый из нужника черпаком дерьмо залью. По самые зубы. А потом .... - тут я немного разошёлся и остановился лишь минут через пять, с большим удовольствием глядя в ошалевшие зенки моего собеседника. Как филолог, я безусловно имею большое преимущество перед этим глубоко ущербным и озабоченным выродком мужского пола.

Он тяжело сглатывает и исчезает из моего поля зрения. Я восстанавливаю дыхание и осматриваю свою работу. На сей раз не много. Ушастый урод определенно мешает мне и думать и работать, не хватало еще быть подвергнутым наказанию ввиде порки (в реальности такого наказания я ничуть не сомневался).

Мысли мои после вспышки красноречия, приняли грустное направление. Я думаю о том, вернусь ли я домой, и как там отец. Я не ночевал дома, может он беспокоится обо мне? Вот я не вернусь, и у него на память обо мне останутся только статьи в университетскую газету, которые ему никогда не нравились. На мои глаза наворачиваются слезы. Все сваливаю на побочный эффект нахождения в женском теле.

Подскакиваю на месте, когда дверь резко открывается. Ганна Андросовна с братцем и чебурашкой. Вот достали уже. Работать не дают.

- Довольно врать, Петр, - пан Доктор строг и выразителен. Он глядит в мое залитое слезами лицо, и совершенно не верит тому, что наговорил ему прыщавый гоблин. Интересно, что же он им все-таки наговорил.

Сестрица подходит к рамке и щупает платье.

- Маво успева, - с вами успеешь, - Пвохо работаешь, - как умею так и работаю. Огрызаюсь про себя, а из глаз текут слезы. Позор. Совсем не по мужски себя веду. Вацлав Андросович тем временем поднимает с пола орехи, и так смотрит на чебурашку, что чебурашкины уши прижимаются к черепу.

- А может ей кто-то мешает?

Ганна с ненавистью смотрит на меня как на таракашку, берет за руку и уводит пацана.

Мужчина успокаивающе гладит меня по плечу:

- Не плачь, Марьюшка, все хорошо, - сомневаюсь, но все равно киваю.

Доктор садится на сундук и с сочувствующим взглядом слегка мне улыбается. Приятно знать, что у меня есть поддержка.

- Где вы были утром? - еле слышно спрашиваю я. Он устало трет рукой лоб, видимо у него болит голова.

- У барина твоего, Афанасия Степановича, - моя бровь удивленно ползет вверх от такой информации. Вот как. Барин. Это значит крепостное право не отменили? Или не значит? Если вернусь - повторю все лекции Осла Петровича начиная с первого курса. - Да, ты болела и не знаешь. Вот уже второй день как сын его очнулся. Хожу посматриваю как состояние Павла Афанасьевича. Очень удивлен. Думал он после падения с лошади не придет в себя, скончается. Да вот к радости всеобщей ошибся, - он с улыбкой посмотрел на меня, - Не представляешь как приятно вот так ошибиться. Столько пестался с ним, каюсь, думал в пустую. Жалко смотреть как молодые умирают. Скажи, честно, Марьюшка, Афанасий Степанович тебя не обижал?

Замираю от такого поворота разговора. Как знать: обижал или нет? Но мужчина сделал свои выводы из моего замешательства.

- Так и думал. Бедная ты девочка, - он погладил меня по голове, - Ну пойду я, мешать не буду. И ушел.

 

Интересно в каком смысле он говорил про «обижал»? Порол ли он меня? Или в другом смысле? Да Бог с ним. Как-нибудь да обижал. В случае чего сделаю вид, что неправильно понял вопрос. Но вот что он говорил про барского сына? Ожил после болезни? Может это то, что мне надо, то что я ищу. Уж больно во времени совпало. Как увидеть его? Если я крепостная Афанасия Степановича, что я делаю у Андросовичей? Взяли для выполнения работы? Логично. Значит, чем быстрее закончу, тем быстрее вернусь.

С этой радостной перспективой я старательно думал, всеми силами стараясь не мешать своим рукам вышивать павлиньи перья. Когда начало смеркаться, меня выпустили. Я стоял на улице, чувствуя, что и спина и задница изрядно затекли, а бицепсы болят, как будто я вышел из спортзала. В воздухе приятно пахло. Осмотревшись и принюхавшись определил источник - сиреневый цветочек из семейства крестоцветных. Довольно невзрачный.



Елена Аренко

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться