Прыжки с хромоножкой

3.13

3.13

Совместными стараниями обоих мужчин я отживел. После позднего завтрака (Вацлав накормил нас вкусно, никаких подозрительных зерен) мы отправились назад. Если вчера второпях меня усадили на лошадь «по-мужски», то сейчас я прилично сидел боком впереди Хромоножки. Пан Доктор сделал мне еще одну перевязку, напоил разведенным горьким порошком, а пока мой барин отлучался в уборную еще и погладил меня по голове, да чмокнул в бледную щёчку. Ну и настойчиво поинтересовался, не обижает ли меня молодой барин. На что получил отрицательный ответ, которому, видимо, не поверил. Зато Павел Афанасьевич, застукав наш тет-а-тет, весьма грубо заметил, что раз я не померла, то пора бы и восвояси.

В узелке, привязанном к моему пояску, были мазь и порошок, в голове - подробные рекомендации по их применению. В душе - смятение. Которое усилилось, когда ни с того, ни с сего мы повернули с дороги в знакомый лесок.

- Что случилось? - пролепетал я, потому как поведение моего спутника стало казаться мне подозрительным.

Ответа я не получил. Мы заехали далеко вглубь леска, Хромоножка спешилась сама и сняла меня. Причем проделала все это быстро и отошла привязать лошадь к деревцу. Да так и осталась стоять спиной ко мне. Я, в свою очередь, как дурак замер на месте высадки.

- Так что случилось? - повторил я вопрос, весь терзаемый нехорошими предчувствиями.

- Привал случился, - получил я довольно грубый ответ.

Барин сказал привал - значит привал. Сел на траву там же где и стоял, обхватил колени руками.

- Я не поблагодарил тебя, - опомнился я.

- Иди ты со своими благодарностями... - ух ты, сколько ненависти в голосе, и спина напряженная, и дышит тяжело. Грянет буря?

- Куда? - уточнил для поддержания разговора.

- К лешему.

- Хотелось бы узнать почему. В смысле, почему со вчерашнего вечера по сегодняшнее утро я огреб столько заботы, а сейчас вот был завезен в глухой лес и послан к лешему.

Что ж, ответа я удостоился, развернутого и полного метафор. Цветасто, но малоинформативно. Не знал, что она умеет так ругаться.

- А конкретнее? - решил я рискнуть.

- А конкретнее - у меня очень большие проблемы, - голос глухой, тоже напряжённый.

- Внимательно тебя слушаю. Если в моих силах помочь - помогу. После вчерашнего я у тебя все-таки в долгу.

Плечи моего спутника мелко затряслись. Признаюсь, подумал что от рыданий, но вслед за этим раздался смех. Заливистый, красивый, но немного пугающий.

- Воспользуюсь предложением, - отсмеявшись ответила Хромоножка и развернулась ко мне лицом. По мере ее приближения до меня дошло, в чем заключалась та проблема, в разрешении которой я так опрометчиво обещался помочь. Я бы даже сказал, что проблема очень явно обозначилась. Настолько, что стала заметной через штаны.

- Нет, нет и нет, даже и не думай... - я стал отползать, потому как от слабости и стресса встать и убежать не мог.

- Не ерзай, ничего я тебе не сделаю, - мужчина сел рядом, и с тяжким стоном спросил - Как мне быть? Что мне с этим делать? Что ты делаешь в таких ситуациях?

- Признаться, в такие ситуации я не попадал, - раз извращенка настроена на диалог, то изнасилование видимо откладывается, - Могу посоветовать только одно - снять напряжение собственноручно.

И не удержался - хихикнул, а она меня за это дернула за косу.

- Ай, больно же мне.

- И мне.

- Признайся, в том, что бы быть мальчиком тоже есть недостатки.

- Ты обещал помочь, а не издеваться.

Судя по тону проблема стояла ребром. Нет, не ребром - колом. Хи-хи. Ничего не могу с собой поделать.

- Ильченко, как ни крути - выход только один. Я отвернусь. Уверен, тебе .... станет легче.

- И часто ты так решал проблемы?

- Бывало, - не стал отрицать я. Только бы не заржать.

- Не помогает, - зло сказала моя извращенка, - Вернее помогает, но очень не надолго.

- Может что-то делаешь не так? - невинно поинтересовался, с трудом сдерживая смех.

- Да что там можно сделать не так? - она чуть не плюнула в меня ядом.

Это был край. Я упал на спину и заржал так, что лошадь встрепенулась и настороженно запрядала ушами. А я перекатился на бок не в силах подавить вырывающийся из меня смех. Хромоножка долго терпела, а потом грустно сказала:

- Не боишься, что я сейчас по другому свою проблему решу?

Но я не боялся, в голосе угрозы не было ничуть.

- Раз уж так сложилось, - я отдышался и смог оценить степень отчаяния в ее глазах, - Будет тебе мастер-класс. Но это первый и последний раз, исключительно из человеколюбия.

Я положил ей руку на живот и погладил.

- Надо освободиться от одежды, ты уж помоги, а то с твоими застежками буду долго возиться.

Тяжело взглотнув, она оголилась в нужных местах, легла на спину и закрыла глаза. Зачем я это делаю? Самому стыдно, но я все-таки ей должен. Да, именно так. Она мне все же руку спасла, а возможно и жизнь. Долг красен платежом.

Что ж, Павел Афанасьевич был достойным мужчиной во всех отношениях (у меня определенно добавится комплексов). Я погладил ладошкой крепкий мужской живот и, скажем так, прилегающую территорию. Я должен почувствовать себя врачом, в конце концов это важно для психического здоровья Хромоножки. И, как врач, должен отметить, что реакция у него на ласки здоровая. В обоих смыслах.

Правда, зачем я поцеловал ее, сам не понял. И мастер-класс перешел в безобразие. Мы упоённо целовались, она своими лапищами обшаривала меня через сарафан, а я здоровой рукой совершал непотребное действие. За секунду до окончания Хромоножка оттолкнула меня, перекатилась на другой бок и доделала оставшуюся часть терапевтических процедур сама. После чего упала на спину и закрыла глаза.

Я потыкал ее пальцем в бок.

- Ты не поверишь. У меня теперь аналогичная проблема.



Елена Аренко

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться