Прыжки с хромоножкой

4.6

4.6

Юрка ночевал у меня, поэтому в универ мы пришли вместе. Он немного успокоился, но все утро намекал, что хороший племянник непременно должен удостовериться в благополучии своей тёти, а заодно и спросить во сколько и в какой компании она вернулась домой. Я в ответ намекнул, что являюсь плохим племянником, но до друга посыл не дошёл.

Хромоножка мрачно наблюдала за нами из своего любимого угла. Сегодня она там сидела одна, поскольку первой парой была латынь. Собственно дело было не в латыни, а в Саргисе Олеговиче, ее преподавателе, харизматичном представителе сильной половины человечества. Весьма достойном представителе. Больше половины студенток пересело поближе, дабы иметь возможность любоваться им на протяжении двух академических часов.

С непонятным удовольствием отметил, что моя Хромоножка не поддалась гормональной эпидемии, и задумчиво листает словарь. Пользуясь тем, что нас разделяет всего три пустых стола, перебросил ей записку с вопросом «Почему такая сердитая?». Спустя минуту ответ прилетел мне в затылок. Шмяк. Я полез под стол доставать упавшую бумажку.

Ниже моей записи шла приписка: «Мы договорились не общаться. Ты обещал». Вот как!

«Я обещал с тобой не разговаривать без веской причины. И заметь - я слова не произнес, даже не поздоровался». Пам-м-м. Прямо в лоб.

Фр-р-р, бяк-бяк-бяк. Вовремя я пригнулся. Записка была обёрнута вокруг ластика, видимо для улучшения аэродинамических свойств. «Как посмотрю, вы с другом поделили предмет раздора?»

«Мы прояснили возникшее недоразумение. Уверяю тебя, твои вчерашние подозрения ошибочны. Не ревнуй, зайчик». Дыщ, бяк. Слишком сильно бросил - письмо отрикошетило от стены и упало на пол. Хромоножка сползла со стула вниз, пытаясь ногой подтянуть записку. Но от созерцания этого действа отвлек Саргис Олегович, расписывающий на доске склонение глаголов. От скрипа мела по старой доске свело зубы.

Упс. Записка с ластиком чиркнула по правому плечу и бухнулась на конспекты. «Мы договорились, что ты не будешь звать меня зайчиком. Тебе вообще нельзя доверять?»

Пам-пам-пам-бух. «Перестанешь носить серое - перестанешь быть зайчиком. Соскучился. Можно провожу домой?»

Ай! Между лопаток. Могу поспорить, что в записке уже не ластик. Точно - металлическая точилка. Какая грубая девочка! «Нет. Мы это уже обсудили».

«Не будь такой вредной. У меня возникла проблема. Поможешь ее разрешить?» Вот тебе, зараза. Прислушиваюсь: шуршание, тишина. Оборачиваюсь и любуюсь пунцовыми щеками зайчика. Покашливание Саргиса опять возвращает меня к доске. Смотрю на таблицу с окончаниями, но не понимаю ничего. Жду ответа, а его все нету. Неужели обиделась?

Хедшот. С такой меткостью она составит мне конкуренцию и в соревнованиях по дартсу. «Думаю, мастер не нуждается в помощи дилетанта. У мастера золотые руки и опыт в проведении мастер-классов. Правую руку в помощь». Стараюсь не ржать.

«Как приятно, что ты помнишь. Но мне нужна была твоя помощь как журналиста. Хотя после того как ты мне напомнила, та проблема тоже встала. Жажду помощи, мой зайчик. Твои старания незабываемы». Фр-р-р. Прямо в руки.

Ответ пролетел мимо меня и упал у доски. Похоже зайчик психанул и не рассчитал силу. Саргис Олегович со вздохом поднял записку, ознакомился с содержимым выразительно поднимая брови. Задумчиво потер мужественный подбородок. После чего мелко порвал ее, обрывки бросил в корзинку.

- Вот уже два года я преподаю в вашем университете. И впервые (обратите внимание: именно впервые!) мою лекцию прерывают столь непочтительным образом. Заметьте, я проявил такт и терпение, давая возможность осознать и исправиться. Рекомендую в будущем обменяться номерами телефонов, а сейчас, Версеев, Ильченко, покиньте аудиторию. Завтра жду от каждого из вас список из пятидесяти латинских пословиц или крылатых выражений. Без повторов. Как минимум половина - наизусть.

Я ошарашенно смотрел на него, медленно переваривая, что меня сейчас первый раз выгнали с лекции. Хромоножка соображала куда быстрее. Вот она промямлила извинения и похромала из аудитории, стараясь не смотреть на однокурсников. Пришлось подхватиться и тоже дико извиняясь смываться, пока не усилили наказание.

Однако препод удивил.

- Версеев, как ни печально, но дама ответила вам отказом. В очень грубой форме, - и с ухмылкой подмигнул мне.

Боясь поворачиваться к однокурсникам начинающим полыхать лицом, я кивнул Саргису, как бы еще раз извиняясь, а он махнул рукой на дверь, толи благославляя бежать за смущенной девицей, толи намекая, что я мешаю продолжению занятий.

Далеко удрать она не успела. Я перехватил ее у чулана с уборочным инвентарем. Щеки цвели розами, серо-желто-карие глаза были на мокром месте, резинка с хвостика почти сползла, выбившиеся волосы придавали ей растрепанный и очень несчастный вид. Бли-и-ин, какая миленькая...

Одной рукой удерживая Хромоножку, другой открывая чулан, я строго заметил, что в таком виде ей не следует появляться перед кем-либо. Затащив девушку внутрь, хотя она и сопротивлялась, я первым делом снял резинку с ее волос.

Пресекая возмущение, пояснил: «Потеряется», и засунул к себе в карман. Лохматенькая она выглядела еще милее, не сдержался - притянул ее лицо поближе и поцеловал сухие и теплые губы. Она хотела меня толкнуть, но одна моя рука перетекла на ее затылок, другая сползла по худенькой спине на талию. По мере усиления сопротивления усиливалось и удержание. Вот такими вот общими усилиями минут через десять мы свалили охапку швабр на стопку оцинкованных ведер. Замерев от неожиданности, вцепившись друг в друга, мы пытались оценить объёмы безобразия, которое натворили.

- Надо уходить, - прошептала она.

- Надо бежать, - не согласился я.



Елена Аренко

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться