Прыжки с хромоножкой

5.10

5.10.

Еле слышные, горестные и... знакомые. Сердце моё рухнуло в пятки, а два «Лонг Айленда» бесследно покинули моё сознание. За считанные минуты, пока ноги несли меня к аудитории, где я оставил Хромоножку, какие только ужасы не пришли в мою голову! Распахнув дверь аудитории, с размаху хлопнув ладонью по выключателю, зашарил глазами по кабинету, ища все возможные угрозы. Обнаружив полулежащую на полу зарёванную девушку, я кинулся к ней, бухнулся рядом на колени, как безумный ощупал и осмотрел её лицо и конечности, одежду, выискивая следы побоев, повреждений, переломов, насилия. Ничего не обнаружив немного успокоился и отдышался. Самые страшные предположения не подтвердились. Потом опять повертел голову Ильченко за подбородок, пытаясь оценить, есть ли следы ушибов от падения. Вроде всё нормально.

- Славик, что случилось?

Уворачиваясь от моих рук, щупавших шею, она осипшим голосом промямлила:

- Ничего, просто упала.

Тяжело вздохнув я поднялся и, не дожидаясь просьб о помощи, поднял свою Хромоножку, неожиданно лёгкую, усадив её на парту. Потом собрал выпавшие из её рюкзака и валяющиеся на линолеуме вещи, поставил рюкзак позади девушки.

- Как можно было упасть на ровном месте? - потянулся расправить сбившийся воротничок её клетчатой серо-голубой рубашки.

- Не трогай меня, - Ильченко дёрнулась в сторону, чуть не свалившись с парты.

- Ты чего? - удивился и обиделся одновременно, - Всё-таки ушиблась?

- Помог? Спасибо. А теперь топай куда шёл.

- Ты определённо травмировалась головой, - сделал вывод и покрутил пальцем у виска, - Что ты здесь делаешь так поздно?

- Не твоё дело.

- Как скажешь. Давай я отведу тебя домой?

- Нет.

- Не груби.

- А не пошёл бы ты...

- Хватит!

Со злостью я хлопнул ладонью по столу, да так сильно, что Хромоножка вздрогнула. Выбесила, ведьма. Выбесила!

- Слушай сюда, хромоногая зараза, - я встряхнул её за плечи, - Пусть я тебе не нравлюсь, пусть ты меня презираешь или даже ненавидишь, ничто, слышишь, ничто не даёт тебе права так со мной разговаривать! Я, б...ть, после того дня ни жрать, ни спать толком не могу! - задрал джемпер, выставив на обозрение проявившиеся рёбра, - Есть в тебе, ну хоть где-то, хоть крошечка жалости или уважения к чужим чувствам?

Судя по тому как она от меня отвернулась на мои мощи ей было глубоко наплевать. Отошёл от неё шагов на семь, чтобы немного отдышаться и прийти в себя.

- Ты измучила меня, на столько, что я уже придушить тебя готов... Вымотала меня до предела... Очень прошу: контролируй свой язык, иначе... - я прикрыл глаза, стараясь выровнять дыхание.

И пропустил удар в корпус. Чёртова девка бросила в меня «Введение в языкознание» и попала в ключицу корешком книги. Ну всё. Это был край...

Поднял книгу, отряхнул корешок, положил на ближайшую парту. Медленно двинулся к заразе.

- Заигралась. Думаешь, что сможешь, до бесконечности на до мной издеваться?

- Не подходи, - она выставила вперёд руку, - Я закричу!

- Страшно? Это хорошо, что страшно. Но не бойся, я не трону тебя, уйду. Благо мне есть к кому пойти. Ты так настойчиво сватала мне подружку, что с моей стороны будет крайне невежливо отказать тебе в такой малости. Мне вообще трудно тебе в чём-то отказать. А вдруг слюбится? Ещё и благодарен тебе за Нику буду...

- Трудно отказать? Отдай ключи от сарая, - она смотрела на меня, а из глаз её бежали влажные дорожки.

Категорично покачал головой.

- Думаешь мне легко? Думаешь я могу спокойно спать и есть? - размазав рукой слёзы, она задрала рубашку, чтобы я тоже смог убедиться в её прогрессирующей худобе, - Ты всё разрушил, всё что я с таким трудом налаживала... Иди... куда собирался... И оставь меня в покое...

Ну конечно! Старая песня! Я развернулся и пошёл из аудитории, стараясь даже не прислушиваться к затихающему бормотанию «говоришь... а сам... каждый день... будто я не вижу...»

Смутное ощущение царапнуло коготком по сердцу, и я остановился у двери прислушиваясь к словам, которые она уже еле слышно сама себе шептала.

-... почему должна верить? … вижу, что нравится... постоянно с ней... и сообщения в телефоне... конечно...

- Ты о чём? - я развернулся, всматриваясь, как она, стоя ко мне спиной пытается застегнуть свою сумку. Она не услышала. Или просто не стала отвечать.

- О чём ты сейчас говорила? - чувствуя странную невесомость внутри, я подошёл в плотную к Хромоножке и упёрся руками в столешницу по обеим сторонам от неё, поймав, таким образом, в ловушку, - Или о ком? Ты говорила о Нике? Я правильно понял? Славик, ты... ты ревнуешь?

На миг она замерла, а потом резко замотала головой, как бы напрочь отрицая мои догадки. Чем их и укрепила.

Я треснул кулаками по парте, рискуя разломать университетское имущество, развернул злыдню к себе лицом, удерживая за запястья.

- Ты ревнуешь, - уверился я, глядя в расширившиеся зрачки застигнутой врасплох негодяйки, - Ты два месяца мучаешь меня, потому что приревновала?- кажется, я зарычал.

Девушка задрожала и зажмурилась, а я понял, что готов убить её.

- Пррравду! Быстррро!

- Нет-нет, ничего подобного... - залепетала она, открыв перепуганные глаза.

- Убью тебя, - честно предупредил, сжав её тоненькие ручки.

- Да всё равно бы ты меня бросил, - она наклонилась, чтобы я не видел как она плачет, - И без неё.. Тоже сказал бы, что... сам говорил, что замухрышка...

- В каком смысле «тоже»? «Тоже» как кто? Твой парень? И я тоже сказал бы что ты... что? Какая?

- Никакая...

- Какая? - опять встряхнул её, чтобы отвечала.

- Да никакая... пресная... серая... - Хромоножкины плечи поникли, белобрысый затылок был выразительно печален едва ли не больше, чем слёзокапающие глаза.



Елена Аренко

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться