P.S. моему учителю

Font size: - +

Глава 10: здравствуй, папа, новый год (часть 1).

За окном метель. Я удивилась, завидев такую резкую перемену климата в Москве, хотя, если быть откровенной, то первый снег я ожидала увидеть только перед самыми новогодними праздниками. В этом году погода какая-то странная. Когда-то я говорила, что она полностью отражает мое состояние. Я убеждалась в этом лишний раз – она отражала вихрь, вертящийся в моей голове. Если честно я не могла понять все происходящее вокруг. За последние две недели до начала декабря я превратилась в невидимую девчушку, которая страдала по симпатичному учителю со смазливой мордашкой. Разбитая. Отреченная от всего мира. Просто оболочка, которая плывет по течению, стараясь следовать всем канонам этого мира.

Со дня рождения двойняшек прошло достаточно времени, чтобы я могла переосмыслить происходящее между мной и учителем, но до сих пор некоторые вопросы всплывали в голове раз за разом, напоминая о своем существовании. Я перекручивала празднование для рождения, тщательно вспоминая самые важные моменты, однако не могла припомнить окончания того вечера. Я не помнила, как меня нашли подруги вскоре после исчезновения учителя, как подняли с пола, как мы поехали домой к двойняшкам заканчивать празднование, хотя ни о какой радости речи не шло. Даже Марго забросила своего потенциального ухажёра, чтобы помочь мне, а, значит, ситуация намного хуже, чем предполагалась. Нет, никто не промывал мне мозги, не пытался сказать ни слова о нем. Об информатике. Но я знала, что они пытались мысленно до меня донести. Он всего лишь играл со мной, используя слабости, а я велась каждый раз, стоило ему появиться в поле зрения и улыбнуться своей белоснежной улыбкой, которую не увидит ни один ученик нашей школы. Эта зависимость меня убивала, пожирала изнутри, делая меня слабой, уязвимой. Я больше не хотела быть такой. Устала вечно страдать, не могла больше засыпать, думая о нем, видеть сны с его участием, и просыпаться, в глубине души надеясь застать его в школе.

Почему-то за все эти дни складывалось ощущение, что меня развели как маленькую наивную дурочку. Со стороны выглядело так: учитель поигрался со мной, с моими чувствами и бросил на произвол судьбы. Меня радовало только одно – неделя каникул, которая вскоре наступила, всего через неделю после дня рождения девочек. Но это малая часть моей радости. Главное, что всю последнюю неделю я его не видела. Опять. Может, он до сих пор оправдывался своей болезнью, однако я сомневалась в его проблемах со здоровьем – в клубе он выглядел как огурчик, словно и не болел все те дни. Зато я имела редкую возможность спокойно ходить в стенах школы, не опасаясь встретить взгляд ледяных глаз в коридоре или возле входа в столовую. Я могла полностью контролировать себя и на этот раз не привлекать внимание своей кислой миной.

Каникулы тоже пролетели незаметно. Учителя постарались завалить нас домашним заданием на все дни, чтобы у нас и мысли не возникло выйти на улицу или отдохнуть от учебы. Как у выпускника старшей школы вообще может возникнуть такая бесполезная идея? Экзамены на носу, и к ним нужно подготовиться! Именно так выразилась директриса на школьном собрании в актовом зале перед самым началом осенних каникул, якобы вразумляя учеников одиннадцатых и девятых классов. Так происходит каждый триместр, мы как-то привыкли к таким напутствиям со стороны администрации, но никто не воспринимал его всерьез, стараясь следовать своим собственным планам. Оно и к лучшему. Наверное.

За эту неделю отдыха я успела многое обдумать, разобраться в своих чувствах, а самое важное – расставить приоритеты. Конечно, я не могла обойтись без помощи профессионала в мозгоправстве, поэтому обратилась к одному из самых важных людей в моей жизни – к брату. Влад приехал к нам домой ближе к концу недели, ругая меня за то, что я не позвонила ему сразу, а мучила себя разными мыслями и догадками. Порой он не любил, когда я забивала свою голову чем-то несущественным, будто бы делала из мухи слона. Возможно, в моем возрасте любая мелочь кажется проблематичным и катастрофичным для взрослого и здравомыслящего человека, но я так не считала.

- Ну что, карапуз, рассказывай, - произнес брат, делая глоток из чашки с зеленым чаем, хотя в глубине души хотелось налить кое-что другое, но не стала. Хорошо, что мамы не было дома, и она не могла застать меня такой потрепанной и разбитой.

Если честно, я не ожидала, что Влад сразу перейдет к делу и начнет расспрашивать меня о цели его срочного вызова. Почти всю неделю я думала, как лучшее преподнести ему информацию так, чтобы он не понял о ком идет речь и выложить абсолютно все, что творилось в моей голове. Несомненно, он знал о моих разногласиях с учителем, но позже, когда я заверила его, что со мной все хорошо, никто из нас эту тему не затрагивал.

Я начала свой рассказ не сразу, тщательно подбирая слова. Скорее всего, Влад поймет мои намерения скрыть часть правды от него, но сейчас я не готова рассказать, что виной всем этим бедам, происходящим со мной – мой учитель информатики. Иногда я задавалась вопросом: «Почему не могу влюбиться в кого-то другого, в кого-то правильного, к примеру, в своего ровесника?». Ответ в моей голове появлялся сразу, напоминая о себе каждый раз, когда я умудрялась забывать о нем.

Я не хотела повторения истории с Антоном…

Несомненно, вокруг много хороших молодых людей, но я не доверяла им. Мало в ком я могла увидеть уверенность в глазах, гарантию того, что мне вновь не разобьют сердце. За какой-то короткий период я поверила лишь одному мужчине, по которому сходила с ума, а теперь, учитывая тот жаркий поцелуй в клубе и его уход, не понимала, что он чувствовал ко мне и чувствует ли вообще что-то. Со стороны все обставлено как хорошо продуманная актерская постановка, где я являлась одним из второстепенных персонажей, который нужен для какого-то важного дела. Да, именно так представлялось в моей голове, но это всего лишь одна сторона медали. Хотя в противовес всему этому я видела, как он гложил себя, как решался на какой-то опрометчивый поступок, размышляя над вопросом очень долгое время. Тогда в клубе он долго не решался прикоснуться ко мне, но когда принял решение, целовал меня с таким напором, с такой отдачей, будто очень давно хотел почувствовать на себе вкус моих губ. Я не верила до конца, что этот человек мог так искусно поиграться со мной и бросить. Я не понимала, что остановило его? Почему он не мог пойти до конца, признаться в чувствах, которые испытывал ко мне? В тот момент я была абсолютно уверена, что небезразлична ему так же, как и он мне, но это все оказалось мнимостью. Миражом.



Каролина Дэй

Edited: 14.11.2017

Add to Library


Complain