P.S. моему учителю

Font size: - +

Эпилог.

Год спустя.

- Вик, ты идешь? – спрашивает у меня Марта – моя соседка по комнате. Блондинка собрана уже наполовину, подготовив яркое синее платье в обтяжку и черные лодочки.

- Нет, хочу прогуляться, - спокойно отвечаю я, накидывая на себя мою любимую толстовку. Лето в Санкт-Петербурге не особо задалось, особенно в начале июля, хотя синоптики обещали потепления в середине лета.

Сессия сильно помотала студентам нервы. Кто-то хотел отдохнуть от учебы, кто-то постоянно спал в своей комнате, кто-то, как Марта, веселился на всю катушку, не зная, что такое сон, а кто-то, как я, предпочитал единение с собой. Иногда я просто сидела в комнате и читала книгу, или выходила на улицу, как сейчас. Конечно, погода не особо расположена для прогулок, но именно сегодня я желала не торчать в четырех стенах, а прогуляться по городу, тем более общежитие находилось недалеко от центра. Я любила шагать по небольшим улицам, проходить самый широкий и самый узкий мост. Прогулка на свежем воздухе заставляла меня больше размышлять и анализировать, чему я вновь научилась совсем недавно.

Этот год был одним из мучительных в моей жизни. Практически все прошедшее лето я лежала в больнице сначала после попытки суицида, а затем с нервным срывом. Нет, меня не отправили в психушку, не крутили пальцами у виска, хотя в каком-то смысле в этом была заслуга Влада. Он, как психолог, взял всю ответственность на себя, попросив не запирать меня в белых стенах. Это решение ему далось нелегко, я это понимала, ведь на его глазах высыхала любимая сестра, а он не смог ничего сделать. Я благодарна Владу за этот поступок. Возможно, если судьба распорядилась бы иначе – то я не смогла бы научиться жить дальше.

Без него…

Хотя кого я обманываю. Даже после работы с психологами, включая брата, после переезда в Санкт-Петербург и поступления в СПбГУ, я не переставала думать о большой потере в жизни. Кто-то говорил, что время лечит. Когда-то я сама верила в эти слова, пока не умер Стас. Оно не лечит, не расставляет все по своим местам, не успокаивает. Конечно, со временем кровоточащие раны закрываются, но они не исчезают до конца, оставляя за собой глубокий рубец или шрам. Люди, которые утверждают, что время излечит все раны – лгуны. Они просто-напросто не переживали того же, что и я. Никто не поймет, как сложно осознать, что самого любимого и дорогого человека больше нет в живых. Сложно учиться жить дальше, зная, что его не будет рядом. Мне это далось нелегко, но я медленными шагами приближалась к цели.

Наверное, вы спросите, почему я уехала туда, куда мне директриса первоначально предлагала отправиться? Ответ прост – я больше не хотела находиться в родном городе. Проще начать жизнь с чистого листа, на чужой территории, где нет памятных мест, напоминающих о нем или случайных знакомых, с которыми я жила в соседних домах бок о бок. С новой страницы. Только вот это не особо помогло. В каждом проходящем мимо человеке я видела своего любимого учителя. Первые месяцы я практически сходила от этого с ума, затем потихоньку привыкла не замечать его лицо с заостренными чертами лица, красивыми глазами цвета ясного неба и полными губами.

Родные и близкие, которых я оставила в Москве, конечно же, переживали о моем скором отъезде и поступлении в другой город, однако возражать не стали – не имели такого права. Видимо, понимали, что мне это необходимо. Родители наконец-то оформили официально развод. Отец уехал куда-то за границу с новой пассией, а мама вышла замуж за своего инструктора по фитнесу. На свадьбу приехать так и не смогла, не хотела беспокоить старые раны и портить праздник. Я общалась с мамой несколько раз в неделю через голосовой чат, нам этого вполне достаточно. Марго уже год встречалась с парнем, которым на мое сильное удивление оказался мой двоюродный брат Влад. Если честно, я не понимала, почему они первые месяцы скрывали свои отношения, но задать этот вопрос так и не решилась. Они уже взрослые люди и имеют право на свой выбор. Алиса нашла своего суженного на матче по боксу. Судьба соединила их на девятом ряду в центре. А Соня перестала переживать свою утрату, полностью окунувшись в искусство. В какой-то степени теперь это и был ее прекрасный принц на белом коне, учитывая красивые рисунки, которые она мне присылала. Галя с Толей переехали в Германию. Эту новость было непривычнее всего воспринять, учитывая тот факт, что Харлей не особо силен в учебе. Видимо, Галкина на него хорошо повлияла. Я рада за них. За всех. Они нашли себя в жизни, наслаждались ею. Любили. Каждый по-своему. Возможно, я бы могла тоже ею наслаждаться, но мое время еще не наступило.

На улице дул легкий ветерок, лужи после дождя иногда смачивали кроссовки, но не проникали внутрь. Он освежал, пробирался внутрь толстовки с ушками. Не путал крутящиеся вокруг мысли. Проезжающие мимо машины ехали с размеренной скоростью по трассе, пешеходы спешили по своим делам, одна только я медленно плелась по тротуару, наслаждаясь приятным ветерком и небольшим холодком по коже. Остановилась я только на середине моста, под которым только-только прошел небольшой теплоход с туристами. Приятно наблюдать за вечно фотографирующими людьми, которые осматривали достопримечательности с большим любопытством, за их горящими глазами и раскрытыми от удивления ртами. Когда-то я тоже была такой. Эмоциональной. Жаль, что не в новой жизни.

Жаль, что без него…

От размышлений меня отвлекло непонятное тепло, внезапно появившееся внутри. Оно разливалось как успокаивающий бальзам, который обволакивал каждую поврежденную со временем клеточку, согревало душу, несмотря на ветер возле реки. Давно я не ощущала его. Очень давно. Возможно, с этого момента и началась моя новая жизнь, и я впервые испытала по-настоящему живую эмоцию от радости других людей? Я не понимала, как можно объяснить появление давно спящего во мне чувства, которое пробуждалось только с одним единственным человеком. Не понимала.



Каролина Дэй

Edited: 14.11.2017

Add to Library


Complain