Психоконструкт

Размер шрифта: - +

Эпилог

Делая выбор, мы меняем этот мир.

Мы создаём новый.

 

Начальника Гарда выписали из больницы месяц назад. Отдел суматошно поздравлял его с выздоровлением и пытался отвыкнуть от Александра Вона и его порядков. Кое-кто – даже не очень охотно, начальник Вон хорошо умел организовывать работу и часто помогал с «ловлей», а ещё ходил с коллегами в бар почти каждый вечер. Риэ сначала обрадовалась, а потом впала в тоску. Шеда Гард наконец-то обзавёлся девушкой, её звали Даниэлла Карс. Её уровень стабильности психики заметно улучшился после того, как она начала общаться с Шедой, так что их отношения уже не казались чем-то предосудительным. Всем, кроме, Риэ, разумеется. К Гарду в палату её не пускали, но Даниэлла смогла передать ему фрукты через Винсента Кейла, и вместе с ними записку, в которой написала о своих чувствах. Шеда решил рискнуть.

У Стива появился шанс, и он пригласил на свидание безутешную Риэ. Она согласилась, одарив его уничтожающим взглядом. Винсенту повезло, что она не знала, благодаря кому начальник Гард получил ту записку.

Пигмалион не появлялся в сети уже три месяца, но «рыб» меньше не стало, просто они изменились, сменили темы и тактики. Трэй не оставлял своих экспериментов, периодически меняя ники. Винсент всегда угадывал его и старался понять, в чём заключается его очередной опыт. Получалось всё лучше и лучше.

Феникса и остальных он больше не встречал, они не избегали его, просто не видели необходимости во встречах. У них хватало дел, надо было как-то жить дальше. Они провели слишком много времени, разыскивая его, и теперь им нужна был новая цель. Или просто занятие, которому они могли бы посвятить жизнь.

По ночам Винсент теперь часто сидел в Пандемониуме под ником Галатеи. Они все признали за ним это право, даже Крусифайд. Кстати, он начал встречаться с Руби – так ему сказал в привате Администратор. Сам он теперь водил на свидания Феникса. Они могли наконец-то позволить себе жить. Чувство вины и ответственность перед Пигмалионом тяготили их, хотя они вряд ли это осознавали. И уж точно никогда не признались бы.

Последний раз Винсент видел их всех на похоронах Пигмалиона. Туда же пришли Гарпия, Орфей, начальник Гард, и люди, которых он не знал. То ли первые Скрижали, то ли просто друзья. На могильной плите решили оставить надпись «Мечтатель, любивший этот мир, творец и друг» и его имя Пигмалион кодами компьютерных символов.

Мадлен он тоже больше не встречал – она переехала, он не знал, куда. А с Рейл виделся почти каждый день. Она бегала по утрам, а он шёл на работу. По одному и тому же маршруту каждый день.

Винсент до сих пор иногда слышал голос Пигмалиона – он действительно оставил ему больше, чем просто данные. Он оставил ему себя.

– Наверное, это правильно. – Винсент усмехнулся своим мыслям. Прокручивать в голове события последних четырёх месяцев стало чем-то вроде привычки. Он не хотел забывать, а записать руки не доходили. – Надо будет набрать текст и сохранить в одном из секретных хранилищ Пигмалиона.

Теперь это всё принадлежало ему. Полтора десятка цифровых хранилищ, в часть из которых доступ был только у него, куча информации, исследований, доказательств. Все труды изначальных Скрижалей, начиная ещё со школы. И сервера, пути, маршруты шифрования. Он мог оставаться незамеченным в сети сколько угодно. Это всё сделал для него Администратор и немного – Руби. Были ещё программы сбора данных в сети, связи, контакты. Богатое наследство.

Винсент зашёл в магазин, чтобы купить продукты на вечер. Он начал учиться готовить, ему начало нравиться экспериментировать с продуктами и необычными вкусовыми сочетаниями. В конце он докинул в корзину бутылку вина. Его психотерапевт точно не был бы против – в последнее время уровень психической стабильности у Винсента стал гораздо выше.

У самого дома он остановился и зашёл в пустой тупик между двумя десятиэтажками. Винсенту показалось, что он услышал там какой-то звук. Именно то, что он искал. За старыми ящиками на асфальте сидел и дрожал молодой кот, чёрный и большеглазый.

– Вот и отлично. Теперь будет с кем поговорить. – Винсент улыбнулся и подхватил животное одной рукой. Кот ответил жалобным мявом. Винсент поднял его, по удобнее перехватив другой рукой пакет. – Так ты девочка. Как же тебя назвать?

Кошка возмущённо вякнула, но укусить не попыталась. Она была так голодна, что ей уже было всё равно, кто и что с ней делает.

– А ты породистая. И красивая. – Винсент посадил кошку себе на плечо, нисколько не заботясь о том, что она может быть грязной. – Уши большие. Ты, случаем, не египетская? Похожа немного. Тогда тебя логичнее назвать Баст или Сехмет. Но мне больше нравится Исида. Будешь Исидой.

Хорошее имя.

Кошка довольно муркнула. Её это имя тоже вполне устраивало. Вернувшись домой, Винсент первым делом помыл Исиду, потом накормил, и только после этого занялся готовкой. Сегодня была свинина с можжевельником и картофельное пюре. Винсент так увлёкся готовкой, что не заметил, как Исида пришла на кухню и уселась на стул с таким видом, словно всегда жила в этой квартире.

– Как думаешь, это я тебя создал? – Винсент повернулся к кошке, та в ответ только зевнула. – Когда понял, что хочу кота, я тебя создал? Или создал вероятность нашей встречи своим решением обратить внимание на твой голос? Не так уж всё это и сложно.

Винсент поужинал и перед сном уселся в кресло с книгой и ноутбуком. Некоторое время он думал о том, что стоит, наверное, пригласить на свидание Рейл и всё ей рассказать. Ей ведь так хочется жить, и сейчас он, наверное, мог дать ей эту жизнь. И надо будет ещё встретиться с Локи завтра, он обещал сводить его на закрытый показ какого-то не разрешённого для широкого проката фильма. И, конечно же, зайти к Трикстеру и Лиан. Потом Винсент открыл один из файлов из хранилища Пигмалиона и погрузился в чтение. Рядом на полу стояла открытая бутылка вина, а на подлокотнике вылизывалась Исида.



Екатерина Соллъх

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться