Птица

Размер шрифта: - +

Птица

Говорят, тяжело носить на своих крыльях в новые миры наездников. Возможно кому-то и тяжело, но не мне. От меня наездники сбегают гораздо раньше, чем я успеваю ощутить усталость и их тяжесть. Одни с криками скатываются, стоит мне начать подниматься, другие даже не могут занять свое место - мои крылья для них лишь туман, мираж, дымка. Они удивленно качают головой, разводят руками и идут дальше, к более понятным и осязаемым птицам.

Я часто парю в бескрайних небесах, над зелеными равнинами, холодными горами, розовыми рассветами, купаясь в мороси облаков и пронзительных лучах разных светил. Я видела и темные впадины черных дыр, и сияющие россыпи звезд. Видела густые заросли терновника на вертикальных склонах розовых скал и снежные шапки, со следами грозных пушистых хищников. Я видела… Но не зря люди говорят, что нет ничего более грустного, чем свобода, которую не с кем разделить. Мои крылья слишком специфичны, а полеты слишком стремительны и опасны для большинства.

Я смотрю на иных летунов. Искренне завидую тем, кто может заманить к себе всадников, замаскировавшись копытным зверем, или, с учетом нередких пожеланий, прикинуться механическим, покорным желаниям наездника, транспортом. Я не покорна. Однажды мне сказали, что у меня на лбу написано крупной вязью – неуправляема, занесет мгновенно и не туда куда просили. Возможно так и есть. Но как всадник может попросить доставить его в кристальную долину, если никогда о ней не слышал? А я не могу описать ее словами, для этого просто нет слов. Это сияние камня, непередаваемая игра бликов на поверхности воды, растений, птиц и зверей. Это аура красоты, спокойствия жизни и вечности одновременно. Помогло? Вот и я понимаю, что не очень…

Как показать мир подводных химер, тому кто просто боится одного упоминания о них? Да, подробные карты, с точным расстоянием и проторенными дорожками, это не мое. Я не задумываясь пересекаю пространство и время, в стремлении увидеть и показать что-то невероятное удивительное, неподвластное рамкам… 

Я птица. Иногда люди нас называют мечтами, иногда грезами, иногда глупыми сказками. Нас не мало таких. Мы живем между мирами. Кто-то выбирает один мир, кто-то несколько, кто-то путешествует постоянно. Мы свободны и немного одиноки. Нам нужны всадники, чтобы поделится впечатлениями, разделить радость, печаль, восторг и ужас.

Мне от рождения даны крылья, но вот научиться на них носить всадников все никак не могу. Не хватает терпения, умения красиво описать предстоящее путешествие. Да просто плавно взлететь, обуздывая собственную природу! А коварно заманить обманом, как делают многие, не позволяет внутренняя мораль. Я изумленно смотрю как мои сородичи, обещая прогулку райским краем, уносят всадников в пустыни или морозные скалы. Зачем? Не понимаю. Я могу их вернуть обратно и часто так делаю, потому как путь домой - это просто дорога. Не стремление, не полет, а просто плавное скольжение, во время которого я пытаюсь вернуть разочарованным личностям веру в нас, в то, что не все обманывают. Иногда получается.

А как же я восторженно смотрю на тех, кто может передать всадникам образы своих путешествий, обычными словами или иным способом мотивировать осознанно становится на полупрозрачное крыло и, замирая от восторга, взлетать. Тех, путешествие с которыми, остается парой перышек на всадниках и после полета… Такие, отмеченные всадники, возвращаются снова и снова, в итоге становясь и сами птицами. Но таких мало, очень мало.

Я пыталась, я честно пыталась и превратится в копытного зверя (маскировка вышла жалкая), и в покорный механизм (говорящие, эмоциональные железки не оценили), и даже просто найти сородича, желающего носится на головокружительной скорости по неведомым мирам. Сородичи есть. Летая за ними я была счастлива немалый отрезок времени, но счастье меркло, когда я  не могла их увлечь в свои просторы. Я не знаю в чем проблема, в том, что врата показывают им не то, что мне, или в том, что у каждого разные потребности… Мои миры наполнены жизнью и красотой, они не требуют гостей, они не просят оценки, они просто восторгают и оставляют желание любоваться этим творением неизвестных мне великих сил.

Я часто, усевшись в одном из любимых мной миров, на изумрудный каменный утес над пронзительно бирюзовым озером, рассматриваю свои крылья. Что с ними не так? Большие, полупрозрачные, сильные. Они дарят свободу и восторг, но упорно не нравятся всадникам. Проведя клювом по длинному маховому перу, я стряхиваю легкую радужную водную пыль – последствие пронзенного водопада. Пыталась как-то заманить одного всадника этим величественным творением природы. Его хватило только до подлета, а потом фыркая, ежась и матерясь, меня попросили вернуть где взяли и учится летать медленней. Но как медленней? Я же летаю, а не пешком хожу! Как ощутить скорость не разгоняясь, как пронзить мир, двигаясь со скоростью черепахи? Как составить карту на то, что разворачивается перед тобой ориентируясь только на порыв души?

Стала на край, взмахнула и, сложив крылья за спиной, кинулась вниз, чтобы внизу, у самой кромки воды, их развернуть. Удар воздуха, прохлада водной поверхности у самых лап и метнувшиеся во все стороны от моей тени серебристые рыбы. Набираю скорость, прокручиваюсь вокруг своей оси и выныриваю в фиолетово-синей туманности космоса, наполненной мягким светом тысяч звезд. Мимо проплывает огромная, оранжево-красная планета с витиеватым рисунком, вокруг нее кружатся серебристые точки искусственных спутников местной цивилизации. Прикрываю глаза, ощущая, как крылья наполняются светом ближайшего голубого светила и снова стремительно сворачиваюсь, врываясь в новый мир.



Оксана Усенко

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться