Птицененавистник

Размер шрифта: - +

Вторник

Утром, к несчастью, кот выглядел не особенно бодрее. Монументалист предложил Чертохвостому молока, от которого чёрный отказался. В итоге пришлось оставить лохматого дома.

– Я не могу вам выдать пропуск. – Холодно отозвалась девушка в очках на проходной. Сегодня в её дыхании чувствовался банановый запах. Челюсти всё также ходили ходуном, разжёвывая жвачку.

– Я к Ловцу. Он уже должен быть тут. – Монументалист старался заглянуть поглубже в коридор, чтобы высмотреть друга.

– Его ещё нет. – Равнодушно отозвалась девица.

Монументалист сверился с часами. Куда мог подеваться этот Ловец? Он никогда не опаздывал так надолго. Если не придёт прямо сейчас, у Монументалиста могли начаться серьезные проблемы с графиком. Сейчас уж точно нельзя допускать никаких замешек, ведь близился праздник, а значит, работы стало ещё больше!

– Вы уверены? Может, проверите ещё раз? Можно его как-то вызвать? – спросил Монументалист с мольбой в голосе. – Или вы всё-таки найдёте моё имя в списке? Меня зовут Монументалист.

Девушка отвела от него взгляд и принялась перебирать бумаги с увлеченным видом. Спустя минут пять Монументалист всё же осмелился поинтересоваться у неё вновь:

– Так, что, можно?

Девушка рассеяно посмотрела на него. Он мог бы поклясться, что на секунду в её глазах полыхнуло искреннее удивление.

– Вы всё ещё здесь? – спросила она неизменным скучным голосом.

– Я думал, вы искали моё имя.

Она оставила это замечание без внимания, уделяя больше интереса банановой жвачке, нежели ему. Больше она не смотрела на Монументалиста, продолжая, кажется, бездумно перебирать бумаги из одной стопки в другую.

Терпению Монументалиста уже давно подошёл конец, и он близился к той стадии, когда люди начинают рвать на себе волосы. К счастью, прежде чем это произошло, конце коридора появился знакомый силуэт.

– Ловец! – тотчас же крикнул Монументалист, подпрыгнув на месте и замахав обеими руками.

Девушка лениво отвела глаза от бумаг, кинула свой пристальный близорукий взор вдаль по коридору, после чего окончательно потеряла всякий интерес к этой истории.

– Памятнищик! – к ужасу Монументалиста в голосе Ловца слышалось отчаяние. – Беда приключилась! Я нигде не смог отыскать Чертохвостого прохвоста!

– Да, я знаю, – поспешил успокоить его наш герой, – вчера он выглядел совсем неважно, и мне пришлось забрать его к себе.

Тут эмоция ужаса сменилась удивлением на лице Ловца.

– К себе? В смысле… в дом?

– Ну да… – помялся Монументалист с сомнением.

– Ну ты отважный малый!

Прежде чем Монументалист успел как-то отреагировать на это высказывание, хотя бы встречным и резонным вопросом, в чём заключалась его отвага, Ловец тотчас снова предался истерике.

– О, Памятнищик! – тут, Ловец навалился на него и повис на шее всем своим весом. – Памятнищик! Что же делается? Куда мы без Чертохвостого? Бродячих животных и так совсем не осталось, так ещё и этот злодей покидает нас!

– А может обойдётся ещё, Ловец? – спросил Монументалист, надеясь, что его позвоночник вынесет такую нагрузку.

– Да где там! Чертохвостый хворает, так и Одноглазка сегодня сама не своя! – Тут Ловец слез с него, зато принялся трясти за плечи. – Одноглазка, Памятнищик! Её одну боялись все шестеро котов, она – моё самое грозное чудовище, сегодня впервые не оказала сопротивления и дала себя поймать. Мало того! Маааало тогооо! – повторил он, ещё сильнее раскачав Монументалиста за плечи. – Я думал её раззадорить, стал играться с ней, думал – цапнет, чтоб знал, где моё место, так она дала себя погладить! Можешь представить, Памятнищик! – тут Ловец выпустил его, кажется, затем, чтобы опять повиснуть на шее, но Монументалист успел увернуться в последнюю секунду.

– Монументалист, Ловец… меня зовут Монументалист, – напомнил он осторожно и, памятуя об удушающих объятьях своего глуховатого приятеля, обошёл его по периметру и осторожно постучал по спине. Сначала он сделал это слегка, чтобы ободрить Ловца, но ему показалось, что здоровяк ничего не почувствовал вовсе, потому пришлось поколотить сильнее. – Слушай, может, не всё так плохо… ну, то есть, вам, наверное, придётся правда работать, но… – тут он увидел, как при слове «работать» всполошилась девушка на проходной. Она чуть не подавилась банановой жвачкой, но, к счастью, обошлось без удушья.

– Да что ты говоришь такое, Памятнищик! – Воскликнул Ловец. – Беда-то в другом! Если отдел закроют, то всех котов придётся усыпить!!! Моих бедных котиков… и Сатанюшу и Арми тоже… – тут уже утешить его было невозможно, Ловец принялся рыдать в голос.

– А что если пристроить их по домам? – Ловец даже перестал плакать, устремил на него большие круглые глаза, полные ужаса. – А что? – спросил Монументалист. – Чертохвостого, например, я могу оставить себе, ты возьмёшь ещё парочку, ну и…



Полина Ледова

Отредактировано: 26.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться