Птичьи Кости и Львиная Шкура

Размер шрифта: - +

Глава 9

- До окончания экзамена осталось тридцать минут, переносите информацию с черновика в бланки.

Я устало вздохнула, смотря на исписанный мелким почерком экзаменационный бланк, раздумывая над тем, стоит ли сидеть до самого конца или просто отдать свою работу и выйти из душного кабинета. Единственное, что удерживало меня от подобного шага — это перспектива выйти из душного, но все-таки хоть как — то охлаждаемого старым кондиционером кабинета на улицу, прямиком под палящее июньское солнце.

Нет уж.

Белая рубашка от Гуччи с воротником из красно-зеленых полос и форменным логотипом бренда, что стала причиной новой волны ненависти и зависти от одноклассников и косых взглядов от проводящих экзамен взрослых женщин, была мокрой от пота, что стекал по моей шее. Жара была невыносимой, и сбить температуру не помогала даже ледяная вода, которой мне пришлось давиться из-за того, что организаторы не позволили мне занести в кабинет свою термокружку с охлажденной кровью. Неужели эти люди всерьез полагали, что я спишу формулы, которые могла бы нацарапать на твердом пластике?

Что за идиотизм!

Отложив бланк в сторону я, не обращая внимания на косые взгляды организаторов, улеглась на парту и, подперев голову рукой, стала смотреть в окно, морщась от слишком яркого солнечного света. Казалось, что солнце обозлилось на всю землю и теперь стремиться её просто расплавить, заставив напоследок всех хорошенько помучиться. Единственное, что оставалось холодным даже при подобной температуре — крохотный осколок Хрустального Столба ведьмовского Истока, который я получила в «подарок» - а на деле во временное пользование — от Огневой и который почему-то никак не могла заставить себя снять со своей шеи.

После того, как я услышала пророчество Марины и получила знатную трепку от отца, который каким-то невероятным образом пронюхал о том, что я была на её инициации, жизнь словно разделилась на две половины: безмятежная до и полная тревоги и постоянного ожидания беды — после. Я никому не сказала о том, что услышала в ту ночь на среду, даже Марине, которая, как оказалось, своего первого пророчества просто не помнила.

- Это нормально — пожала плечами Огнева, когда я удивилась её внезапной потери памяти на нашей встрече, случившейся через несколько дней после официального становления подруги ведьмой — я была вообще не в себе, раз уж на то пошло, поэтому все, что я помню о ночи своего принятия в Ковен — это то, что сначала было страшно, а потом весело.

Для меня тогда все было ровно наоборот.

- Так что я тебе сказала? - не унималась подруга, сгорая от желания узнать о том, что ей удалось увидеть, заглянув за саму грань.

- Что у меня будет невероятное количество проблем- огрызнулась я, безотчетно сжимая в руках подвеску с осколком и ежась от прохладного ветра, что раскачивал деревья в старом лесу — спасибо тебе за это, кстати.

Марина надулась и отвернулась, всем своим видом показывая, как её задели мои слова. Правда, уже через пять минут подруга милостиво меня простила и стала взахлеб делиться последними сплетнями о мире ведьм и колдунов, к которому Огнева имела после принятия в Ковен полный доступ. Разглашать эти сведения представителям других подлунных народов, разумеется, было нельзя, но когда это какие — то запреты Марину останавливали?

И вот она я практически три года спустя после памятного события: измученная постоянным ожиданием неизбежного, сломавшая голову от бесплодных попыток разобраться, что к чему было произнесено в пророчестве и исписавшая десятки тетрадок в надежде придумать, как всего этого можно избежать, сижу на экзамене по русскому языку в человеческой гимназии и пытаюсь не умереть от духоты и летней жары.

Все же отец был чертовски прав, когда говорил мне, что не стоит слушать пророчество о себе, потому что то, что приготовили для меня Сущие действительно оказалось неподъемной ношей, о которой лучше бы было не знать.

В попытках избежать того, что ждало меня впереди, можно было с легкостью сойти с ума и, судя по своему состоянию, я была уже к этому очень близка.

Одноклассники лихорадочно пытались успеть дописать хоть что — то прежде чем у них отберут экзаменационные бланки, надежду на счастливое будущее и гордость родителей. Хотя, были и те, кто уже сделал все, что мог и теперь просто ждал, пока организаторы запишут время сдачи документов и отпустят в добрый путь. Я скорее относилась к последней категории, но меня останавливала необходимость выходить на улицу. Отец, который до сих пор не понимал моего внезапного желания все-таки доучиться хотя бы девять классов и вовсе сказал, что ему глубоко плевать на то, как я сдам ОГЭ и посоветовал просто понаставить наугад отметки в бланках и не забивать голову ненужными знаниями. Мама в целом отца поддержала и посоветовала не очень обращать внимания на результаты.

- Мы с папой знаем, что ты гораздо умнее всех своих человеческих сверстников, поэтому в любом случае порог пройдешь с закрытыми глазами. Я, кстати, буду тебя ждать после окончания экзамена, нужно будет купить подарок для господина Никса и его новой...возлюбленной.

Я усмехнулась, вспомнив о том, какое было лицо у папы, когда он узнал, что его отец под конец своей вампирской жизни неожиданно заявил, что снова нашел свою пару и вся его родня может либо поздравить неожиданно возникший счастливый союз двухсотлетнего вампира и тридцатилетней вампирши родом из небольшого Баварского городка Розенхайма, либо пойти туда, где солнце не светит.

Стоит ли говорить, что папа готов был пойти на второе, но категорически отказывался делать первое?

- Да эта девчонка всего лишь на четырнадцать лет старше Клары! У него что, совсем голова перестала думать? - возмущался отец, читая пафосное пригласительное письмо, которое, в целях изощренной издевки и напоминании о своем возрасте, прислал ему дедушка Никс на пергаменте и с помощью настоящей летучей мыши — какая ещё «новая» пара? Его парой и спутницей была моя мать! А эта дурацкая причина, которую он выдумал для того, чтобы не выглядеть в глазах остальных совратителем малолетних, выглядит просто смешно!



Дария Фокс

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться