Птицы над Корабельной

Глава 8

Эри

Доктор убедил ее не ходить. Эри сама понимала, что не надо, что правильней ждать в музее или даже остаться на Корабельной.

Но не смогла. Вышла на площадь, потом спустилась к «маяку» и там некоторое время ждала, вглядываясь в силуэт линкора.

Корабли казались вымершими. Она нервно перебирала лямки сумочки, но стоять было невыносимо, и Эри дошла до дома капитана. Хотела подняться на борт, но не решилась. Там на носу стоял мрачный патрульный с застывшим лицом, Эри таких боялась.

Вчера в музее она удивилась тому, что со дня смерти Даниэля прошел почти месяц, а там ничего не изменилось. Новый смотритель хмуро сказал, что сам распорядился оставить все, как было. Как будто это музей теперь не только всего флота, но еще немного и личный музей его предыдущего смотрителя.

Их провели в кабинет. Там Даниэль работал. Когда Варков спросил, чем же именно тот занимался, смотритель стушевался и не смог подобрать правильный ответ. Сам-то он только открывал музей, водил экскурсии и следил за порядком.

Эри уже была здесь однажды – Грегори привел ее как-то раз сюда на целый день. Они не только осмотрели основную экспозицию, но побывали еще в библиотеке и в запаснике. Тогда от избытка впечатлений она ничего не запомнила, а сейчас с удовольствием узнавала знакомые вещи. И эти знакомые вещи говорили ей порой совсем другое.

– Доктор! Смотрите, письмо!

– Да. Тут написано, это один из ранних отчетов нашего капитана.

– Да нет же! Неужели вы не видите?! Это тот же почерк, что в письмах, которые я вам показывала.

– Вы очень наблюдательны, Эри. Я вот не заметил. И вправду…

«Совет принял решение отказаться от «самоубийственной экспедиции». Старые глупцы. Самоубийство – оставаться здесь и ничего не делать. Сейчас пока еще реально подготовить хотя бы одно судно, поставить на ход, произвести разведку. Сколько мы продержимся на привезенных с собой ресурсах? Ледник не дает портиться продуктам, это для нас огромный плюс. Но это – не спасение. Они назвали меня мечтателем. Но до того момента, когда вопрос экспедиции станет вопросом нашего выживания, не так уж много времени. Может быть, они его еще застанут. Но застанут дряхлыми стариками, не способными поднять в небо ни один корабль. А среди нового поколения не будет никого, кто владеет теми же знаниями. Я принял решение выйти из совета. Они убеждали меня остаться, но мое слово там ничего уже не значит…».

– Тут дата. Он написал это тридцать лет назад. Через двадцать лет после появления города.

– Эри… вы знаете историю, умете читать. И вместе с тем вы долго жили на улице…

– Да, так бывает. Мать ушла работать поваром на ледник. Она хорошо готовила. Тогда мы жили… – Эри неопределенно мотнула головой. – Я сейчас понимаю, что мы жили лучше, чем многие в городе. Но отец умер, мать ушла работать на ледник, а с детьми туда нельзя. Я осталась у родственников, а потом сбежала от них. Мне было двенадцать, я подумала, что лучше в нижних кварталах, чем у таких родственников.

– А мама что же?

– Мы виделись. В тот же год. Она замуж вышла. Я сказала, что у меня все хорошо, что не нужно беспокоиться. А это что?

– Не трогайте. Это личные вещи капитана. Его трубка и трость.

– А книга? Я могу полистать?

– Эри, я посмотрю в кабинете Даниэля, а вы тут побудьте, хорошо?

– Конечно.

Книга в кожаном коричневом переплете оказалась чем-то средним между личным дневником и техническим справочником. Капитан как будто особо интересовался несколькими небольшими воздушными судами. И что замечательно, наброски двух из них Эри точно видела в сумке у Грегори. Воздушный катер сопровождения Р-12 и военный буксир «Зеркало».

Рисунки как будто были срисованы с книги капитана.

Таких судов в жилой части города Эри не знала. А ведь за почти четыре года бродячей жизни она побывала и на нижних улицах, и на катерах Торгового спуска. Видела вблизи даже корабли Наследников – зимой там бродяг никто особо гоняет, если не лезть на палубу.

– Хороший был человек наш капитан, – вздохнул за спиной смотритель, высокий круглолицый моряк, обладатель короткой бороды и густого баса.

– Да. И Даниэль.

– А поди ж ты, какую змею пригрели.

Эри не стала отвечать. Закрыла книгу и с сожалением положила ее обратно.

– Пойдемте в кабинет.

В кабинете доктор рассматривал разложенные на столе чертежи и схемы. Эри подошла ближе.

– Не могу понять, где это судно. По виду военно-воздушный катер. Он маленький, значит, должен быть где-то наверху, но…

Эри молча указала на печать под схемой. Она только что видела это название в тетради капитана. Значит, Даниэль не просто хотел починить корабль. Он хотел починить именно тот, на который указал сам капитан…



Наталья Караванова

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться