Птицы рождены летать

Размер шрифта: - +

Глава 18

В ту ночь мне приснился необыкновенный сон. Я была не здесь, а где-то в иной реальности, в глубинах необъятной Вселенной. Я видела много ослепительно-белого света, который излучало множество бесформенных существ, плавно перемещающихся в пространстве. Когда они увидели меня, я внезапно почувствовала сильное волнение и мощную волну любви, что исходила от них. Они были рады мне, как и я – им, хотя по-прежнему не понимала, где я нахожусь. Моя подушка становилась все более влажной от слез, что ручьем текли из моих закрытых глаз, но это не мешало моему удивительному путешествию. Я стояла и зачарованно наблюдала за ними, ощущая себя так, словно я вернулась домой. В этом мире не было места войнам, интригам, предательствам… Все наши земные «важности» и ложные ценности, тонны стереотипов, что покрывают наши тела многовековой чешуей, уродливые пирамиды, в которых на вершине стоят сильные и беспощадные, превратились в серебристую пыль. Этот свет манил меня, и я с наслаждением впитывала его всем своим существом. Я подняла взгляд ввысь и увидела нашу Землю, горячо любимую, родную, долго и тяжело болеющую, которой так не хватает этого света. Мне захотелось снова очутиться на ней и позаботиться о ее ранах, подарив ей свою безграничную любовь. Внезапно я почувствовала, как лечу к ней, поражаясь красоте бескрайней Вселенной и ощущая себя одной из важных ее составляющих. Вскоре я почувствовала прохладу травы, покрытой предрассветной росой. Я снова стала собой, но свет, который я пронесла из космоса, остался во мне. Он неспешно восстанавливал последствия моих саморазрушений, казавшихся мне сейчас необычайно глупым занятием, на которые я потратила ужасающую долю жизни. Я успокаивала себя тем, что таким должен был быть мой путь, чтобы прийти к тому самому свету, о котором все говорили, но значение которого я поняла только сейчас. Раньше меня раздражали те, кто был, как говорится, «не от мира сего», беседующие о звездах, о душах, миссиях и прочем, хотя часть меня всегда подкрадывалась к ним поближе и вслушивалась в их размышления. Какой толк говорить об этом, когда в реальной жизни, которая действительно существует, в отличии от призрачных видений некоторых представителей земной расы, столько незавершенных дел и столько нависших проблем, мешающих нам увидеть саму жизнь? Но что, если на время остановить раскопки, поднять голову и оглядеться? Быть может, ключ спрятан не в земле? Вполне возможно, что все ответы давным-давно выстроились в ряд и прячутся под семью замками, имена которых: Страх, Лень, Злость, Разочарование, Стыд, Осуждение и Уныние. Мои верные стражники, охраняющие меня от себя самой и день, и ночь. Но пора прощаться с ними и предстать в своей душевной наготе, не боясь кому-то не понравиться и стать предметом критики. Времени осталось не так много, как хотелось бы, а я еще даже не приступила к истинно важным делам.

Я не поняла, когда проснулась, и вовсе не была уверена, что это был сон. Граница между мирами сновидений и реальности стерлась, и все те новые (или попросту позабытые) чувства закрепились во мне, часть из которых ушла на реставрацию, а часть заменила тех незваных стражников собой. Когда я открыла глаза, то заметила, что что-то не так. Несколько минут ушло на то, чтобы протереть глаза, сделать пару глотков воды и понять, что каким-то непостижимым уму образом мои глаза стали воспринимать мир иначе. Моя врожденная близорукость практически исчезла. Взамен этому появилась яркость и четкость красок, способность улавливать сотни новых оттенков и замечать детали. В голове постепенно рассеивался туман, оставляя после себя блаженную легкость и ясность. Я с наслаждением потянулась в постели, утопая в чувственной нежности шелка простыней, купленных в мою последнюю поездку в Барселону. Помню эти новые ощущения полной гармонии внутри себя, без отвлекающих примесей страсти, щемящей тоски, депрессии, моей главной подружки, которая сопровождала меня много лет всюду. Я укрылась с головой и превратилась в девчонку, которая так любила играть в самодельной палатке, воображая, что это ее собственный домик. Странно было осознавать, что момент, когда в моей жизни наступил тот самый день знакомства с моим собственным гнездышком, размылся в памяти, перекрытый моими любовными терзаниями. Я так долго шла к этому, к одному из моих заветных желаний, а переступив финишную линию порога своей долгожданной квартиры, даже не осознала, что это произошло. И снова пример сладостного томления в ожидании и странного, пустого итога. Да, действительно, пора приниматься за наведение порядка в своей жизни, иначе я так и не научусь смотреть по сторонам и испытывать удовольствие от каждого прожитого дня, от каждой его секунды. Эта гонка за неведомым счастьем где-то за горизонтом так вымотала меня, что я разучилась мечтать и желать. Я закрыла глаза и отправилась в свое новое, главное путешествие. Без оттягивающих плечи рюкзаков и сдавливающих кроссовок, налегке, захватив с собой лишь компас, на сей раз, подгоняемая попутным ветром судьбы, я, изучая все вокруг, как истинный турист, неспешно шла к своему сознанию, своей настоящей сущности. Я была удивлена, когда не встретила на этом пути никого и ничего из того, что, как я считала, было мне дорого. Не было и Николаса, хотя я искала его повсюду, но все же не нашла. Зато встретила… Андрея, которого, как мне казалось, я уже начала забывать. Его образ освещал мой путь, напоминая путеводную звезду. Я заглянула еще глубже и с удивлением обнаружила любовь к нему, наполненную нежностью, уютом, тихим счастьем… В какой момент он занял в моем сердце трон? Мне вспомнились его выразительные глаза, такие внимательные к нюансам моего настроения, бархатистый тембр голоса, который я всегда считала самым приятным из всех, что я когда-либо слышала, его широкая грудь, к которой он мягко прижимал меня, утешая в периоды отчаяния. Он всегда был рядом, был моим лучшим другом, что отвлекло меня от любви. Я не могла не замечать его чувств ко мне, но была возмутительно слепа к своим собственным.



Ульяна Матвеева

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться