Птицы рождены летать

Глава 26

Такси мчало меня по тайским улочкам, пышущих зеленью, мимо лазурных берегов. Я попросила открыть все окна и, подставляя лицо морскому бризу, в блаженстве закрыла глаза и попыталась в сотый раз представить нашу с ним встречу. Я старалась прогонять мысли о том, что Андрей давным-давно женат, и вся его задумка не несет никакого романтичного подтекста, являясь лишь продолжением нашей дружбы и не более того. Но они с завидной настойчивостью лезли снова, становясь серьезной преградой между мной и моим прекрасным, воздушным настроением.

Наконец, мы подъехали к одному из небольших коттеджей. Интересно, как часто Андрей бывает здесь и почему? Я подошла к дому через широко распахнутую калитку и нерешительно остановилась. Судя по карте, это именно то самое место, где я отыщу последний пазл. Я набралась духу и постучала. Никто не открыл мне. Я спросила певуче: «Есть кто-нибудь дома?». Никто не отозвался. Я заметила, что дверь была приоткрыта, словно бы приглашая войти. Я еще некоторое время подождала хозяев дома, но никто так и не появился. Может, здесь какая-то ошибка? Никто не отозвался ни через минуту, ни через десять, несмотря на мои попытки. Я грустно побрела назад, слегка покачиваясь от рушащихся надежд. «Стоп!- сказала я себе, - быстро я что-то сдулась. Может быть, он просто забыл закрыть дверь и ушел на пляж или спит. А вдруг здесь какая-то ошибка и это не тот дом? Что же мне теперь делать?». Внезапно я остановилась и быстрым шагом пошла обратно, пока смелость не расплескалась по пути. Войдя в дом, я снова позвала хозяев. Я все думала, что ответить, когда кто-нибудь заметит меня и спросит, почему я вошла без приглашения… Чтобы немного успокоиться, я обвела взглядом интерьер: никаких массивных предметов мебели, все буквально дышит легкостью. Вместо громоздких диванов – две кресло-качалки из ротанга, вместо тяжелых портьер – невесомые занавески, колыхающиеся от ветра, который гулял по дому… Я заметила, что в нем преобладали природные материалы, которые не так давно вошли в моду. Как бы мне хотелось иметь такой же дом и жить в нем вместе с Андреем. Сможет ли он простить меня и снова попытаться полюбить меня?

От томительного ожидания меня охватила паника. Видимо, действительно, он допустил в адресе ошибку… Вдруг я услышала какой-то едва заметный шум рядом со мной и испуганно обернулась.

- Ну вот ты и нашла меня, - с улыбкой произнес Андрей. В его глазах сверкали огоньки – вероятно, то праздновали удавшуюся затею те самые бесята, что подсказали ему способ вернуть меня. Не то, во что я превращалась, а меня настоящую, ту, что он когда-то полюбил. – Здравствуй! – с прежней теплотой добавил он.

Я разглядела его скрываемый страх и почувствовала еще большее тепло к нему. Я искала его по всему свету, его и саму себя, и вот мы стоим друг напротив друга и не решаемся сделать еще несколько шагов навстречу. Я понимала, насколько Андрею трудно сдерживать себя и сохранять спокойствие в мучительном ожидании, но меня сковало непонятно откуда возникшее смущение. Но следующие его слова помогли преодолеть последний барьер между нами:

- Я не укушу, хотя и страшно хочется. Обещаю!

В следующую секунду я тонула в его объятиях, отмечая про себя, что даже самый сладкий сон не передавал той необъятной нежности, что всегда царила между нами.

- Как тебе наш дом? – услышала я, как раз тогда, когда позвоночник попросил о пощаде.

«Наш»! Значит, он живет не один… В мое размякшее от счастья существо непонятно откуда вихрем влетела острая боль ревности, но тут же растворилась, едва столкнувшись с безусловной любовью, которая отныне охраняла меня от непрошенных гостей. Это был его выбор, и я рада, что он не плескался в одиночестве, как я, все эти годы… Я уговаривала себя всеми способами, что так лучше, но внутри что-то погасло. Я еще раз обвела взглядом интерьер, чтобы дать себе секундную передышку и собраться с силами. Вскоре в замершей тишине зазвучал мой голос:

- У твоей жены, безусловно, тонкий вкус. Я очень рада за вас, правда, - добавила я, глядя на его недоуменное лицо. Я сделала вид, что наблюдаю за щенячьей возней во дворе. Мохнатые карапузы и впрямь не могли не обратить на себя внимание, но не сейчас… Сейчас я уворачивалась от падающих обломков надежд, с которыми я прилетела сюда и которые так окрепли за период моих путешествий. Я почувствовала приближение Андрея и его взволнованное горячее дыхание возле моего затылка. Его руки обвили мою талию, заставив забыть обо всем на свете. Я обернулась и встретилась с ним взглядом. Мои губы пробормотали что-то невнятное, какие-то обрывки фраз в оправдание, что вызывало лишь его улыбку. Затем он подхватил меня на руки и понес наверх по широкой лестнице. Поднявшись на второй этаж, он показал мне просторную гостиную с выходом на балкон и, все еще не отпуская, решительным шагом отнес меня к закрытой двери. Там он, наконец, поставил меня на ноги, и произнес:

- Не бойся, там нет моей жены. Пока нет.

Я плохо понимала, что происходит, но решила ухватиться за оправдание, что все, что между нами происходило, вполне входило в рамки дружеских отношений. Нерешительно толкнув дверь, я вошла и огляделась. Здесь царила точно такая же атмосфера, что и там, на мансарде с видом на Альпы. Эта небольшая мастерская словно бы приглашала окунуться в мир творчества в любом его проявлении. Всю левую стену занимал большой шкаф со множеством ящиков, где, как я узнала позже, хранились материалы для шитья, вязания, росписи и много другого. Рядом с ним стояла швейная машинка, за ней – большой письменный стол. Позади был живой уголок с декоративным фонтаном и мандариновым деревом. Другую часть комнаты занимал мольберт и арфа. В комнате также была установлена стереосистема, и из небольших подвесных колонок струились звуки природы в сопровождении мелодичной музыки.

- Я тут, пока ждал тебя, немного потренировался в живописи, - весело произнес Андрей и кивнул в сторону мольберта который был накрыт тканью. – Как думаешь, с какой степенью натяжки можно назвать это шедевром?



Ульяна Матвеева

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться