Пуля

Размер шрифта: - +

33

Сидеть на сыром холодном полу было неудобно. Я привалился к стене, закрыв в изнеможении глаза. Мой крестовый поход был закончен. К сожалению для меня, я должен был вернуться домой на щите. Теперь, когда все было позади, в душе не осталось ничего, ни боли, не ненависти, ни желания жить дальше. Все пустое. Бессмысленный полет мотылька, одержимого желанием закрыть собой солнце. Все мы сгораем рано или поздно. Кажется, я сгорел рано…

Киллер, который ездит на автобусе на задание – нонсенс, поэтому до Новопавловки я добирался на машине, наняв частника. Теперь экономить деньги, которых, кстати, почти не было, было бессмысленно. Цель была ясна. Не доехав до села с полкилометра, я углубился в лес. Когда-то я здесь бывал, поэтому примерно представлял, куда надо идти.

Гога не соврал. Асфальтированная улица в Новопавловке действительно была всего одна, однако, именно на ней, словно теремки, стояли домики из красного кирпича, обнесенные красным же кирпичным забором. Я покосился на шлагбаум и конуру охраны при въезде, но не сделал даже попытки подойти поближе. Справа и слева от дороги была довольно глубокая канава, утыканная по краям полосатыми столбиками. У самого въезда, один из столбиков был уже кем-то свернут. Он сиротливо торчал от земли, выглядя на фоне своих красавцев братьев-близнецов довольно убого. Даже с приличного расстояния я успел заметить мелькнувшего на крыльце конуры мордастого дядьку с такими широченными плечами, что Шварценеггер удавился бы от зависти и бегом отправился бы трескать стероиды. Впрочем, к плечам прилагалось увесистое пузо, в которое можно было стрелять не только с закрытыми глазами, но и вообще отвернувшись. Дядька докуривал сигарету, покосился на меня злобным взглядом и на всякий случай грозно повел плечами, точно собирался в полет. Я прошел мимо. Опознать меня с такого расстояния было проблематично, особенно если учесть пятнистый капюшон штормовки, надвинутый до самого носа.

В поселок вела еще одна дорога, разбитая и ухабистая, но она мне не была нужна. Не хватало еще мелькать перед сельчанами. Чей-нибудь цепкий взгляд мог бы вполне зацепиться за одинокую фигуру с рюкзаком. И потом, для того, чтобы подобраться к дому бека, мне потребовалось бы продефилировать через весь поселок, и, кто знает, нашлось бы там хоть мало-мальски приличное место для засады. Я выбрал другой путь. Коттеджи стояли на задворках леса, куда я и поспешил углубиться, памятуя, что мне нужен предпоследний дом.

Идти пришлось довольно долго, несмотря на то, что теоретически с самого начала дороги можно было бы увидеть искомый дом. Однако приходилось шагать осторожно, прислушиваясь к шумам и замирая при каждом шорохе. Вокруг было тихо. Даже птицы редко подавали голос. С уже пожелтевших местами березок и совершенно красных осинок падали листья. Под ногами прогибался сырой мох с чавкающими звуками. Ноги быстро промокли, мои кроссовки уже давно просили каши, а сменить их  было не на что. С Сергеем мы носили разные размеры, так что его обувь мне была велика. Да и одежда болталась на мне, точно на пугале.

Дом, по моим прикидкам, уже должен был находиться передо мной, хотя мне было трудно рассчитывать расстояние. Я никогда толком не умел это делать в лесах. Другое дело равнины или горы. Просто я приблизительно рассчитал расстояние и скорость моего передвижения. Надо признать, что когда я пошел к коттеджам, выяснилось, что я дал маху. По инерции я прошагал за пределы поселка, правда, ушел не очень далеко. Пришлось возвращаться.

Гога не обманул. Коттедж Бека я узнал без труда. И дело было не в том, что он стоял предпоследним на шоссе, и не в том, что он был, наверное, самым шикарным из всех на этой улице, и уж конечно на его воротах не было надписи: «Здесь живет бандит и убийца. Киллерам стучать два раза». Дело в том, что я на свое везение, увидел стоящего на балконе человека, которого сразу же узнал. Это был не Бек. Но этого парня с квадратной челюстью я лицезрел еще не так давно (а казалось уже целую вечность назад) в ближайшем окружении почившего Батона. У меня даже мелькнула мысль, что охранников набирают по жесткому кастингу, причем одним из важных критериев является именно квадратная челюсть. Хмурый юноша с лицом потенциального убийцы курил и пытался пускать кольца дыма. Получалось так себе, ветер мешал. Парню это жутко не нравилось, но он старался изо всех сил.

Я быстро огляделся по сторонам. Стрелять с земли не было никакой возможности. Я видел лишь кусочек балкона. Где гарантия, что Бек выйдет и тупо подставится под пули? Да и вообще где гарантия того, что он сейчас на вилле?

Прямо позади меня примерно в сотне метров росла раскидистая сосна. Вообще ей положено было быть длинной, словно розга в такой чаще. Однако она почему-то выбивалась из этого правила. Впрочем, это было вполне объяснимо. Вокруг нее был относительно молодой березняк, а сосне было уже много лет. Я прикинул расстояние и внимательно оглядел дерево. Лучше места было не найти. Не очень удобно и проблематично в плане отхода, но что делать? Не идти же мне на штурм дома с одной винтовкой и одним пистолетом. Это только в боевиках бывает с психическими героями-одиночками. Хотя… Разве я чем-то отличался от них? Во всяком случае, терять мне было практически нечего.

Влезть на сосну было проще пареной репы. Она была узловатая и перекрученная, словно из сказки. Того и гляди, из зеленой хвои высунется лукавая голова русалки, а поперек ствола пойдут завитки золотой цепи с непременным атрибутом в виде ученого кота, который вряд ли придет в восторг от моей затеи.

Рюкзак за спиной здорово мешал, но я упорно лез все выше, не теряя ориентира, в виде дома из красного кирпича с синей черепичной крышей. Можно было бы собрать винтовку на земле, но лезть с ней наверх было бы еще сложнее. Можно было бы сорваться и долбануть сложную оптику о сучок и тогда хана всем планам. Конечно, я мог стрелять и без прицела, но привычка давала о себе знать. На такие расстояния и по определенной мишени нужна была прицельная точность, и никакой самодеятельности. Лазерного прицела, как в крутых боевиках, у меня тоже не было, да я и не любил его. Это в штурмовой операции он еще мог пригодиться, а при таком так сказать деликатном деле, крохотное рубиновое пятнышко, появляющееся на теле жертвы, могло мне здорово повредить. Особенно, если учесть, что ночью (а вдруг придется?) красный луч будет виден невооруженным глазом. Да и прицел на моем «винторезе» был самый обычный – ПСО-1.



Георгий Ланской

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться