Пуля-квант (книга-2)

Font size: - +

Эпилог [Кирилл Войтковский]

Кирилл, ты с нами? Я остановился на ступеньках, набрасывая куртку на плечи. Ребята ждали. Миниатюрная курносая Леночка с детскими косичками и долговязый серьезный Эдик. Коллеги из моего отдела, в который я совсем не­давно влился, использовали любой повод, чтобы рас­спросить меня о Зоне и событиях на Янтаре.

В киевский офис Григоровича я попал три дня на­зад, и весть об этом за час облетела всю контору. На меня смотрели во все глаза в столовой, в коридорах, в комнату невзначай заглядывали незнакомые люди. Первые два дня я злился, чужое любопытство раздра­жало, но на третий ажиотаж поутих. Наверное, прист­рунил всех Сергей Грушко, зам Григоровича по общим вопросам. Всегда спокойный, рассудительный и в кур­се всего, что творилось в отделах, он контролировал разработки и реализацию проектов. Это он уладил формальности с руководством завода в Кривом Роге, где я трудился до командировки в Зону, и с переездом в Киев помог.

— Нет, у меня дела.

— Ты же обещал… — Леночка обиженно поджала губы.

— Кирилл… — пробасил Эдик.

— Ну не могу. Извините, вправду дела.

Я сбежал по лестнице, толкнул массивную дверь и вышел на улицу. Светило яркое весеннее солнце, я за­жмурился на мгновение. Над бульваром Лепсе — и кто такой этот Лепсе? — дул легкий ветерок, иногда про­езжали машины. Пройдусь, пожалуй. На маршрутке от административного корпуса завода «Росток» до метро куда быстрее, но я пройдусь. Сегодня особый день. Се­годня я еду на Черепанову Гору, в Главный военный ме­дицинский госпиталь.

Зеленела листва — скоро зацветет сирень. Я мино­вал заводскую проходную. Наверное, Григорович, как предприимчивый руководитель, не разделял производст­венную и исследовательскую базы, вот и наш офис при­мыкал к территории завода.

Город шумел — до конца рабочего дня далеко, мне некуда спешить. Грушко в курсе, что я еду в госпиталь, и предупредил зав. отделом.

Я зашагал к станции метро. Надо бы фруктов купить. Осмотрелся в поисках продуктового магазина. А, ладно, возле метро стоит супермаркет, туда зайду.

Странная все-таки штука жизнь. Пару месяцев назад я и не думал о переезде в Киев, Зона казалась далекой и неприступной. Люди, работающие внутри Периметра, были окружены тайной и недосягаемы. И вот — я те­перь один из них. Хотя в Зоне пробыл всего неделю. Я вспомнил, как в детстве ходил с мамой смотреть па­рад 9-го Мая. С мальчишками удалось пробраться к военной технике, которая ожидала начала шествия, ка­кой-то офицер пропустил нас к бронетранспортерам. Мы залезли внутрь бэтээра, крутили ручки, трогали руль, с умным видом задавали вопросы солдатам в парадных мундирах… А потом в школе, когда рассказывали одно­классникам о параде и технике, чувствовали себя прича­стными к чему-то большому, словно прикоснулись к тай­не. Очень схожие ощущения были сейчас — наверное, детские впечатления самые яркие и невольно проводишь параллели, сравниваешь события. Только внимание со стороны друзей и новых коллег слегка угнетало — ясно же, что никакой я не герой. В Зоне попал в такой пере­плет… Теперь сам бы хотел разобраться в случившем­ся, вот и еду в госпиталь на эту встречу. Ладно, хватит мозги себе сушить, через час все выяснится.

Изменения в жизни мне нравились. Свадьбу, правда, пришлось отложить на неопределенный срок, но Надя не возражала, когда узнала, что мы переезжаем в Ки­ев. Буду работать в крупной, успешной компании, од­новременно учиться — поступлю в киевский Политех. Я решил идти по стопам Григоровича, подать докумен­ты на тот же факультет, что оканчивал мой руководи­тель. Иногда я задумывался: правильно ли поступаю, верно ли выбрал путь? И вообще, мое это решение или нет? Иногда чудилось, что в сознании появилось нечто новое, какая-то автономная область — второе «я». Оно определяло за меня, решало, а я был сторонним наблю­дателем, всего лишь инструментом для продвижения к цели. Но потом второе «я» исчезало, и все это начина­ло казаться ерундой, игрой воображения.

От мыслей я очнулся в вестибюле метро, вспомнил, что проскочил супермаркет, пришлось возвращаться. Киев я еще плохо знаю, вдруг на Черепановой Горе не окажется магазинов. А без гостинцев в госпиталь как-то некрасиво.

* * *

Уютный двор, окруженный стенами песочного цве­та, напоминал территорию дома отдыха. Наверное, так и должно быть. Больные и раненые, проходящие реа­билитацию военные, спортсмены чувствуют себя здесь как на отдыхе, среди чистых дорожек, аккуратно подст­риженных кустиков, сказочных елей и цветочных клумб.

Шум города стих, здесь спокойно и как-то умиротво­ренно, никто никуда не спешит, не суетится. Я отыскал отделение военно-полевой хирургии, накинув на плечи белый халат, поднялся на второй этаж. Рядом с лестни­цей стоял обшарпанный стол, за ним сидела пожилая дежурная. Налив из электрического чайника кипятку в стакан, старуха зыркнула на меня недоверчиво и про­ворчала: «Халат? Халат есть… В какую палатку?» Я на­звал номер. Она бросила в стакан щепотку заварки и буркнула: «Проходь…»

Я отыскал нужную палату. Дверь была приоткрыта, но я не сразу вошел, сначала заглянул в щель.

Под потолком в углу висел большой монитор, на ко­тором разворачивалось крупное сражение. Лязгали до­спехи, сверкали сабли, грохотали выстрелы. Раздался недовольный голос Отмеля:

— Я говорил тебе, нужно наемников покупать и к противнику засылать. Они легкие, дешевые, ораву за пять минут наклепать можно… Надо разрушать комму­никации и связь в тылу. Балда! Они бы шахты и всех колхозников у прусаков захватили. А ты: «Башни стро­ить! Наука и развитие! Золота мало!»



Алексей Бобл

#4016 at Fantasy
#3217 at Other
#135 at Action

Text includes: героическое, постапокалипсис

Edited: 30.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: