Пункт назначения Столица

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3. О вкусах не спорят

Не понимаю, почему некоторым нравится путешествовать? Вот что хорошего в том, чтобы перемещаться из одного пункта в другой? Рассмотрим мой случай: темная ночь, чертовски холодно, ветер, дождь, грязь и ужасно хочется спать. Я понимаю - романтика, но все должно быть в меру. У меня организм не железный, а потрясений на него выпало тьма. Знаю, во всем виновата мамуля и эти проклятые шесть букв. Они, как вороны, кружат надо мной, стараясь клюнуть. Эх... Один плюс, да и то крохотный: волк на удивление плавно идет. Таким темпом к утру будем у развилки, а там рукой подать до Ричдейла. Постель... Какое ласкающее слух слово. Вот сейчас бы вздремнуть часок-другой. О, кажется, дождь прекратился, и луна показалась. Может не так все и плохо, зря я унываю. Где мой дух авантюризма?

Мы неторопливо передвигались по ночной дороге. На небе между облаков уныло висела луна, освещая неярким светом наш путь. Волк спокойно бежал вперед, а я оглядывал окрестности, подсознательно прощаясь с окружающими меня пейзажами. Все-таки, хорошо у нас здесь. Очарование дикого и опасного края, романтика свободных земель – вот, что для меня Лихолесье. Я люблю его таким, какое оно есть.

Мой прощальный взор остановился на горах, не четко проступающих в ночной мгле где-то на востоке. Говорят, там еще живет пара Сумеречных драконов. Теперь их осталось очень мало, а рыцарей, наоборот, развелось, что лягушек в болоте. И каждый из них желает драконьей головой пополнить зал трофеев. Ну ладно, зачем мне сдались эти рептилии? Своих проблем телега. Еще не успел покинуть Лихолесье, а уже ностальгия. Возможно, я старею. Ведь чем старше человек, тем больше он привязан к одному месту. Воспоминания, как якорь, держат его там. Лихолесье было мне домом долгие пять лет и теперь, покидая его, я испытываю ни с чем несравнимую тоску. Дом... Прощай!

Кажется, я задремал. Волк не нуждался в указаниях. Он точно знал, куда мне надо, и это меня абсолютно устраивало. Зря я его блохастым в трактире обозвал, так и быть на привале расчешу, заслужил. Так мы и ехали - тихо и мирно. Но главное правило Лихолесья никто не отменял: «Живи, оглядываясь, и бойся тени». Поэтому судьба решила сыграть злую шутку и совсем доконать меня, так как из глубины леса раздался жалобный крик, потом еще один, и все смолкло. Волк замер, прислушиваясь.

– Нам показалось, едем дальше, - спокойно произнес я. – Мало ли кто кричит и вдруг от удовольствия?

В ответ на мои слова Торгерд одним взглядом дал понять, какое я ничтожество, и не сдвинулся с места.

– Правильно ли я тебя понял, волк: ты хочешь броситься неизвестно куда и неизвестно к кому на помощь? Или, быть может, принять участие в добывание криков из жертвы? - спросил я. – Ну что ж вперед, а я в этом деле не участвую. Роль героя или злодея будет принадлежать только тебе! История не повторится, одну глупость я уже успел сделать. Прощай, блохастый!

После этих слов я слез с волка, затем снял две сумки (одна моя, вторая умершего мага) и, по щиколотку утопая в грязи, отправился дальше. Пускай творит, что хочет, но без меня! Подозреваю, это заразная варварская болезнь, которая передается по воздуху, и имя ей глупость! Я оглянулся назад со смутной надеждой - вдруг он одумался! Дорога, освещенная тусклым светом луны, была абсолютно пуста. Ну что ж, каждый имеет право выбирать. Поудобней перехватив сумки на плече, я двинулся дальше. Однако далеко уйти не удалось: сильный удар по голове лишил меня сознания.

***

Медленно и неохотно, преодолевая невидимые преграды, мое «я» возвращалось на законное место. Вместе с сознанием приходило и понимание того, что сегодня мне может и не повезти. Вдруг меня схватили орки, которые купили гнилую древесину? От этих мыслей и от боли в голове я застонал. У меня не жизнь, а сплошные неприятности.

Свершилось! Сознание с триумфом вернуло себя на законное место, и я открыл глаза. Зря. Все было гораздо хуже, чем я представлял. В ответ на эту мысль в голове всплыл текст из Имперской энциклопедии: "Гоблины - мерзкие человекообразные создания, ведущие ночной образ жизни. Места обитания: болота, леса и горы. Цвет кожи колеблется от светло-зеленого до темно-коричневого оттенка в зависимости от среды обитания. Эти существа безобразны, злобны и жестоки. Живут общинами, в которые могут входить до пяти родов. Такое количество гоблинов обусловлено естественной жестокостью вида. Общиной управляет вождь или узуг. По натуре своей гоблины падальщики. Собираясь в большие группы, могут быть опасны, так как начинают охотиться на свежатину. Не брезгуют и себе подобными тварями. Внешний вид и особенности: маленькие, скрюченные с несоразмерными ногами и руками, строение челюсти сходно с орчьей. Обладают превосходным слухом, при дневном свете частично слепнут..."

Как я не старался, дальше ничего вспомнить не смог. Сейчас меня мог бы спасти солнечный свет, но до утра еще было не скоро. Кошмар! Я буду съеден зелеными тварями. Вот Бездна! Кинжала на поясе нет, веревки разрезать нечем! Меня действительно съедят! Ужасней смерти не придумаешь.

Надо что-то делать. Я еще так молод! Проведем анализ сложившейся ситуации: я в лесу, связан и буду съеден. В такие моменты осознаешь, что жизнь чудесна и неповторима! Надо было срочно спасать себя, но как это сделать я не знал. Правильно папенька говорил: "Решение проблемы, создает новую проблему".

Пока я обдумывал ситуацию, два злобных гоблина куда-то скрылись, оставшиеся поделили между собой работу. Четверо таскали хворост. Еще трое устанавливали нечто над будущим костром. Мне стало дурно. Я буду не просто съеден - сначала меня зажарят. Я истерично рассмеялся. Вот и перец пригодится. Мешочек до сих пор за пазухой лежит. Главное блюдо: Эдвард Гудвин Нальд под жгучим перцем и с хрустящей корочкой.



Ольга Хараборкина

Отредактировано: 29.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: