Пусть это будет между нами

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

У Леси действительно был урок тем вечером. Ученица вымотала ей все нервы, Леся уже жалела, что взяла ее, но ей очень нужны были деньги, в больнице отцу рекомендовали некоторые дорогие препараты. Леся решила лечь спать пораньше. Она выбрала одну из тех новых у-всех-на-слуху книг, что покупала каждый месяц в книжном и до которых у нее никогда не доходили глаза и руки, с удовлетворенным вздохом растянулась в кровати, собираясь прочесть пару страниц и… зачиталась. В дверь позвонили. Леся вздрогнула. На часах было начало второго.

В камере домофона Леся увидела Андрея. Сердце у нее тревожно забилось: неужели он передумал? Пришел так поздно, чтобы сказать ей об этом? Чтобы сразу все обрубить? Поэтому, когда он пьяненько ухмыльнулся, зашатался и дыхнул на нее коньячными парами, она почувствовала некоторое облегчение. И сразу после тревогу – что ему в таком состоянии от нее нужно?

— Андрей?

— Сломал… ключ в замке, — он показал ей красные ободранные пальцы. — К вам близко… хорошо… что близко. К тебе…

— А аварийку вызвать? — с надеждой спросила Леся.

Андрей хмыкнул, пошатнулся, полез в карман.

— Телефон… нету…

— Потеряли?

— Нет… забыл у Антона.

— Давайте, я вызову…

— Давай…те… — он прошел мимо нее в прихожую, рухнул на банкетку.

Леся просмотрела список контактов, ничего подходящего не нашла – начала прозванивать номера из интернета. Ни на одном номере ей не ответили.

— А отель…? — начала она и осеклась: Андрей дремал, привалившись к стене под ключницей.

— Мы же так не договаривались, — с досадой сказала Леся, уже понимая, что никуда его в таком виде не выпроводит. — Андрей! Эй, вставай! Ну ладно… один раз…

— Спасибо, — сказал он, с трудом раскрывая глаза. — Я на диване... могу…

— Ха! — фыркнула она. — А где бы еще?

Он поднялся, опираясь на стену, навалился на Лесю, потом резко повернул к себе, заглянул в глаза. У нее все оборвалось внутри, но он сказал:

— Девушка, а выходи…те за меня… замуж.

— Уже, — со вздохом сообщила Леся. — Мы уже жених и невеста, скоро заявление в загс подаем, — и прикусила язык: как бы с пьяных глаз он не воспринял это всерьез.

Однако Андрей удивленно спросил:

— Правда? — подумал и авторитетно заявил: — Не-е, не может быть, вы не в моем вкусе.

— Вы тоже не в моем, — пробормотала Леся, направляя его, шатающегося, в гостиную и подводя к дивану.

— Тогда что будем делать? — грустно спросил Андрей, падая на диван и пытаясь скинуть обувь, цепляясь носком одной туфли за пятку другой.

— Вот подушка… пальто давайте… ноги… Да дайте же я туфли с вас сниму! Вы же свалитесь сейчас! Ты свалишься!

— Но-но, — строго сказал Андрей, — без фамильярности.

— Да чтоб тебя!

— Что мне делать? — спросил он тихо. — Мне нужно на тебе жениться. Срочно.

— Да я что, против?!

— Не против? Правда?

— Нет!!! Спать!!!

— Хорошо, — послушно сказал Андрей и закрыл глаза, опустившись на подушку.

Она постояла у дивана с его пальто и туфлями в руках. Странно, он почему-то почти не вызывает у нее раздражения, хотя любого другого нахала, заявившегося к ней посреди ночи, она немедленно вытолкала бы взашей. Наверное, они слишком зависят друг от друга, понимая, что лучшего варианта для своих наполеоновских планов просто не найдут. Им и так несказанно повезло: Лесю практически сразу одобрила семья его дочери, а ей удастся, возможно, списать внезапное увлечение простым бариста из кофе-бара на интересную, да что уж скрывать, очень привлекательную внешность Андрея.

Андрей спал. Леся вздохнула и пошла к себе. Ночью она слышала, как он встал, и села в кровати, тревожно прислушиваясь. Хоть бы с пьяных глаз не перепутал туалет с ее спальней! Но Андрею удалось верно построить маршрут – он даже спустил за собой воду. Погремев и почертыхавшись, он затих. Леся тоже заснула, проверив щеколду на двери. В восемь пришло сообщение от родителей ученика, они отменяли урок из-за простуды мальчика. Несмотря на потерю денег за урок, Леся была на седьмом небе от счастья. Он крепко заснула и проснулась только от звонка в дверь.

Она встала и побрела ко входу, все еще мысленно досматривая хороший сон, в которым она, еще студенткой консерватории, играла Листа перед полным залом восторженных людей. Когда Леся недосыпала, что происходило довольно часто, она легко вырывалась из сна и тут же включалась в опостылевшую дневную рутину, активная и деятельная, потому что иначе было нельзя – присядь она на минутку или приляг, и сон морил, и сознание отключалось. Но если она перебирала со сном, как сейчас, то долго из него потом выползала, путая явь со сновидениями.

Вошла мама, как всегда суетливо, задыхаясь, спеша что-то рассказать. Она вручила Лесе пакет с фермерского рынка. Рынок был рядом с Лесиным домом, и Вера Петровна два раза в неделю успешно совмещала закупку свежего, деревенского, с визитами к дочери. Иногда она виделась у Леси с братом Лешкой, если тот оказывался в центре.

— Как папа? — сонно спросила Леся.

— Ой, лучше, лучше, — замахала руками Вера Петровна. — Врачи говорят, дня три-четыре, и домой. А вы когда к нам?

— Мы? — удивилась спросонья Леся, подумав почему-то о Лешке.

— Да, вы с Андреем. Он же у тебя?

— Да, — Леся махнула рукой в сторону гостиной... и застыла.



Тата Ефремова

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться