Пустое сердце

Размер шрифта: - +

2

Это утро было пасмурным и прохладным, пришлось снова доставать весеннюю куртку. Только думала, чтобы забыть о зиме поскорей, как она снова возвращается. Мне не комфортно быть частью ее спектакля. Я не люблю зиму, не люблю, когда замерзают руки, когда не чувствуешь пальцев на ногах, когда нос слипается. Это не по мне. Мне кажется, что я не живу в это время года. Если мое тело как-то передвигается, функционирует, но только не душа. Температура тела всегда низкая, и тогда мои мысли только об одном… о тепле.

В школу меня подвезла мама. Я вышла из машины и пошла к входу. Тучи на небе сгущались. Воздух становился слишком холодным и влажным, чувствую, что мои волосы начинают завиваться. Будет дождь.

В уютном от света кабинете истории я слушала у доски ответ своего одноклассника. По большим окнам по ту сторону бил дождь, создавая приятный шум. Мне нравился дождь, но я бы не хотела попасть под него и промокнуть, а потом болеть две недели. На мне был теплый вязаный свитер, черные джинсы и кроссовки. Кайли сидела рядом и с еще большим вниманием слушала ответ у доски. Интересно, с чего бы это такая заинтересованность?

Погода за окном навеивала грусть. Это была ненавязчивая приятная грусть. Мне нравится такое состояние, когда у тебя ничего хорошего в жизни не происходит, ты мучаешься, и одновременно получаешь кайф от этого. Хочу, чтобы меня не трогали, не спрашивали ни о чем, я бешусь от этого и начинаю ненавидеть людей. Еще интересней, когда они мне пытаются в это время что-то доказать. Я просто снисходительно улыбаюсь и ухожу. Зачем вы мне все это доказываете, если у меня есть свое мнение? Ваше мне не интересно, в большинстве случаев.

Прозвенел звонок, за ним прошло еще три урока. Быстро. Медленно. Слишком быстро. Люди мелькали у меня в глазах. Никто не задерживается долго. Все люди в моей жизни проходят транзитом, сменяя бирочки на своих руках от знакомых, хороших друзей до ненавистников, которых я знать не хочу и просто людей, которые безвозвратно ушли, но навсегда остались в моем сердце. Таких немного. Много предателей.

Кайли снова тащит меня в столовую, второй раз за этот день. Я беру апельсиновый сок и иду за ней к столику. Сажусь напротив нее и медленно опустошаю свой стакан.

-Ты переночуешь у меня? – спросила она меня, осматривая столовую, в поисках кого-то.

-Если хочешь?

-Да. Ты у меня еще не была – она заулыбалась, но в глаза мне ни разу не посмотрела.

-Как и ты у меня – тихо сказала я, рассматривая свой сок.

-Все еще впереди.

Мама была не против моей ночевки у Кайли, только дала пару наставлений и отпустила с чистой совестью, но с небольшим волнением. Как-никак ее дочь растет. Удивительно!

Кайли показала мне свой красивый и очень хорошо обставленный дом. Больше всего мне понравилась кухня и ее комната. Во всем доме были просто огромные окна, завешанные легкими и воздушными шторами. Вся постройка, словно парила. Повсюду стояли статуэтки, вазы, висели картины, выполненные акварелью.

Кухня была немного вытянута, столько белого цвета не было ни в одной комнате, но сейчас она казалась серой, из-за света, который поступал в большое окно. Она предложила мне перекусить, и я согласилась. Кайли открыла большой холодильник и стала доставать из него продукты, я ей предложила свою помощь, она отказалась и сказала мне, чтобы я прошла и села за стол, который стоял около окна.

Я промолчала, и сделала, что она сказала. С окна открывался просто потрясающий вид на улицу. У нас небольшой город и здесь почти все друг друга знают. Много деревьев, кустарников и очень много цветов.

-У вас хорошо – сказала я вслух.

-Спасибо. Мне приятно, что тебе у меня нравится, - Кайли разогрела грибной суп, картофельную запеканку и поставила это все на стол. К чаю у нас был шоколадно-кокосовый торт. Это безумно вкусно. Мы просто болтали, не замечая времени. Она очень разносторонний человек и интересный. Мы говорили о постмодернизме и странном соседе, которого увидели в окно. Он вышел на улицу в одних шортах и стал танцевать, поднимая руки вверх. На улице был сумасшедший ливень, и было холодно. Странный человек, но уверена, что это весело. Мы громко смеялись над ним.

-А давай тоже? – вдруг сказала я, и сама себе поразилась.

-Что? Ты шутишь? – Кайли перестала смеяться.

-Я серьезно.

-Ты заболеть хочешь? Там же холодно.

-Не заболеем.

-Идем.

Кайли взяла меня за руку, и мы побежали на улицу, в том, чем были. Как только я попала под дождь, то почувствовала будоражащий холод, словно много маленьких иголочек впивается в мое тело.

-Ты сумасшедшая – закричала она, обнимая себя, и кривляясь от холода. Я заулыбалась, схватила ее за руку, и мы побежали к тому сорокалетнему соседу. Мужчина был безумно нам рад, наверно потому, что он оказался не один такой сумасшедший, и мы уже втроем танцевали под дождем.

В дом мы забежали полностью промокшие. С нас текла вода, но нам было так весело и очень холодно. Наши зубы стучали в ритм, мокрые волосы прилипли к лицу. Мы наперегонки побежали в ванную комнату. Душ был большой, и мы вдвоем зашли в него в одежде, включили горячую воду и грелись, обливая друг друга, и разбрасывая всюду ароматную белую пену.

Кайли дала мне длинный махровый халат, сама одела такой же. Мы полностью высохли, высушили волосы. Она дала мне свои джинсы и фиолетовый теплый свитер с горлом, сама одела похожий, только земляничного цвета. Мы спустились вниз и приготовили себе глинтвейн. Этот волшебный аромат пробуждает во мне жизнь. Сегодня, как никогда, я чувствую себя живой. Сели на подоконник с ногами в позе лотоса, пили по маленьким глоточкам глинтвейн, слушали шум дождя и напивали себе под нос знакомую мелодию. Сначала тихо, потом все громче и громче. Опустошив кружки, мы пошли наверх в комнату Кайли, обе увалились на кровать и раскидали руки и ноги в разные стороны. На улице уже стемнело, и мы включили свет.



Чарли Джонс

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться