Пустой Дом

Размер шрифта: - +

Пятьсот часов

  От узнаваемого, воющего звука сирен перехватывает дыхание. Ступор, охвативший мое тело, сковывает все мышцы, руки наливаются цементом, а ноги врастают в пол. Я не могу ни вздохнуть, ни двинуться с места, словно меня заколдовали, даже не моргаю. В ушах громко ухает от участившегося сердцебиения.

  Нет, нет, нет! Этого не может быть! Кто мог вызвать полицию? Я сейчас проснусь. Точно проснусь, нужно только подождать и кошмар оборвется. Но я не сплю. И за долго время оказалась в такой заднице, что страшно думать о последствиях. Их не будет, если меня не поймают. Если я сейчас сбегу, то как они докажут, что я была здесь? Так? Надо найти ребят, пора выбираться. Придерживаясь одной рукой о шершавую стену, а другой обхватив ноющий живот, я бреду по коридору. В темноте помещения вспыхивают красно-синие отблески, патрульные уже близко, возможно, что машины полицейских уже припаркованы около ворот Уайтов.

    — Ребята, у нас пробле… — я замираю в проеме двери, ведущую в спальню, не способная вытащить из горла ни звука.

   От страха и паники внутри все сворачивается в тугой болт. В комнате нет никого. Пусто. С трудом волоча ноги, я подхожу к окну, где еще пару минут назад стоял Адам, и осторожно отодвинув занавеску, выглядываю во двор. Первое, что я замечаю — это свет фар стоящей напротив ворот машины. Яркие, почти белые электрические лучи выхватывают из ночного воздуха микрочастицы, какую-то взвесь. Скорее всего, начался мелкий дождь. Двое мужчин в форме уверенно пересекают двор, направляясь к дому, светя фонарями под ноги. Черт! Я резко отпускаю штору, боясь, что они увидят мое лицо в окне. Сама не замечаю того, как начинаю грызть ноготь указательного пальца. Мать долго и безуспешно боролась с этой привычкой, но я не могла ничего с собой поделать. Как только случалось что-то, что выбивало меня из накатанной колеи, палец сам оказывался у меня во рту. Невидящим взглядом обвожу интерьер опустевшей комнаты. Они ушли без меня? Но как? Как они могли так поступить? Не верю, что они способны бросить меня.

   Глухой хлопок, раздавшийся с первого этажа, сообщает мне о том, что полицейские уже зашли в дом. Нужно убираться, да поживее. Не успеваю я сделать первый шаг, как нога задевает что-то валявшееся на полу и раздается четкий, звонкий стук. Я замираю на месте, как статуя, прислушиваясь к возне на первом этаже. Опускаю взгляд вниз и вижу что-то бесформенное, брошенное на полу. Медленно опускаюсь, стараясь рассмотреть препятствие, оказавшееся на моем пути. Сначала я подумала, что это какой-то предмет одежды или интерьера. Но когда рука нащупывает что-то твердое и холодное за ворохом ткани, я понимаю, что это кукла. Аккуратно, словно боясь, что я сделаю ей больно, переворачиваю забытую игрушку лицом к себе.

  В тусклом сером свете рдеющего рассвета фарфор кажется неестественно белым, будто бы подсвеченным изнутри невидимой лампочкой. Роскошное платье керамической модницы смялось и съехало в сторону, рюши задрались наверх, делая вид одеяния неопрятным. Идеальные, словно прорисованные рукой талантливого художника, локоны взъерошены, часть выбившихся волос закрывает искусственное лицо девочки, и я кончиками пальцев осторожно убираю их в сторону. На меня уставляется мертвый глаз, обрамленный густыми ресницами и зияющая пустота, занимающая большую часть правой стороны лица. Она поглотила и глаз, и часть носа и щеки — их больше не было. Острый обломок разбитой куклы лежал всего в шаге от меня, словно опавший лепесток увядающего цветка. Ребята, ну что же вы натворили? Зачем? В сердце защемило от вида изуродованной красавицы, познавшей человеческую жестокость.

   Шаги поднимающегося по лестнице человека, моментально выводят меня из странного транса, заставляя мысли и тело встрепенуться, как от холодного душа. В панике осматриваю комнату, но глаза не могут ни за что зацепиться. Спрятаться негде и не за чем. Под кровать? Слишком большое расстояние от пола до перекладин, меня точно заметят. Шкаф? Долго, очень долго. А вдруг он закрыт на ключ? Теперь я понимаю, что чувствуют затравленные животные, какое невыносимое отчаянье и страх они проживают. Окно! Я могу выпрыгнуть в окно. Если свеситься на вытянутых руках, то расстояние до земли сократиться, и я могу избежать неудачного приземления. Времени обдумать дальнейшие действия нет, и я бросаюсь к спасительному выходу, одним движением распахивая тяжелые, бархатные шторы, слыша, как скользят по металлическому карнизу железные петли. Окно оказывается отнюдь не пластиковым, а деревянным. И вместо привычной белой ручки, я вижу крошечный шпингалет. В панике дергаю за язычок, но он проворачивается во влажных пальцах и не сдвигается ни на миллиметр. Давай, давай, давай! Эмоции поглощают меня, и я с силой продолжаю налегать на блестящий механизм и вскоре, видно пожалев меня, щеколда сдается, и створка окна открывается. Настежь распахиваю окно, впуская в комнату густой воздух, и шумно выдыхаю, готовясь к прыжку. Сердце испуганно замирает и внутри все перехватывает.

   — Стоять! Руки за голову так, чтобы я их видел! — произносит зычный, мужской голос за спиной, и я послушно завожу руки за голову, укладывая ладони на затылок.

   Я все еще смотрю во двор, изучая взглядом причудливые очертания корявого дерева, не способная обернуться и встретиться взглядом с блюстителем закона, когда холодный металл наручников опоясывает мои запястья.

   Это просто пустой дом, ничего не будет. Слова Евы проносятся в голове, как кадры после фильма, вызывая на лице кривую усмешку.

 

  Несмотря на жаркое время года, в кабинете шерифа было холодно и стыло. Я не переставала поправлять то и дело сползавшую с плеч джинсовую куртку какого-то молодого офицера, тщетно пытаясь найти хоть немного тепла. Подушки пальцев ног и рук заледенели и я их не чувствовала. Прямо передо мной, на столе стоял одноразовый стаканчик с кофе, тонкий пар поднимался с поверхности черного напитка и исчезал в воздухе. Пить хотелось до безумия, в горле все высохло до трещин. Но я не могла пошевелиться. Боялась, что одно движение завершит хрупкое равновесие и грянет буря. Настенные часы монотонно отмеряли последние секунды спокойствия, но я даже не могла поднять взгляд, чтобы посмотреть какое сейчас время. За моей спиной хлопнула входная дверь, впустив в кабинет шум из коридора. От резкого звука я вздрогнула и поспешила натянуть джинсовку выше, до самого подбородка.



Кристина Полынь

Отредактировано: 17.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться