Пустой Дом

Размер шрифта: - +

В сети

Иногда, когда в жизни происходит череда ужасных событий, и Вам кажется, что уже ничего не будет как прежде, не остается ничего другого, как пытаться абстрагироваться от заградившей солнце кучи дерьма, и радоваться мелочам, на которые в свои обычные дни Вы и внимания бы не обратили. Нужно отвлечься, не думать о том, что ждет меня дома, не думать о последствиях ночи и о своем наказании. Да, случайно улыбнувшийся прохожий не изменит всей ситуации. Да, чудесная погода не решит проблему. Но что тогда способно помочь, когда все настолько плохо? Стоит ли уничтожать себя тяжелыми мыслями и бессмысленными сожалениями?

   Утешительные мысли плавно текли в моей голове, пока я медленным шагом возвращалась домой. Хорошо, что мистер Уайт отпустил меня раньше, и у меня освободилось время. Но что я буду с ним делать? Идти домой не хотелось. Сильнее, чем на экзамен. Сильнее, чем на свидание с человеком, который тебе противен, но ты проиграл тупой спор, и теперь обязан выполнить его условия. Я тяжело вздохнула и нервно потерла шею. Как долго это будет продолжаться? Гнев матери, молчание друзей? Почему еще никто из них со мной не связался, не попытался извиниться? Что я сделала не так? Почему они обошлись со мной так жестоко? Я не знала ответа на эти вопросы. Знала только одно — мне больно от всего этого, и остается только ждать, пока время залечит эту колотую рану.

 Небольшой магазинчик вырос на моем пути случайно, оказывается, я и сама не заметила, как свернула в не ту сторону, и шла в противоположном направлении от дома. Может зайти? Желудок ответил на вопрос положительным урчанием, вновь напоминая голове, что неплохо было бы закинуть в себя парочку кусочков чего-нибудь съедобного.

  — Ты чего такая? Что-то случилось? — голова Сальной Бетти на пару секунд показалась из-за кассового аппарата, оглядывая меня больше с интересом и любопытством, чем с сожалением.

  Видимо разглядывание витрины пустым взглядом в течение минут десяти, привлекло ее внимание. Интересно, она знает, что произошло? Судя по ее сверкающим поросячьим глазкам — да. Продавцы в маленьких магазинчиках прямо как мыло в общественных туалетах. Главные разносчики инфекции. Всех знают, и все знают их.

  — Нет, все нормально, — я хотела ей улыбнуться, но у меня ничего не получилось.

  Да и надо ли излучать вежливость перед человеком, который после твоего ухода будет судачить о твоих проступках с каждым покупателем, жадно поглощая не только жирные гамбургеры, но и все подробности разразившегося скандала. Она брякнула что-то нечленораздельное и снова скрылась из поля видимости. Косорылая свиноматка. Улыбнувшись собственным мыслям, я продолжила осмотр витрины, ассортимент которой не менялся годами. Но сегодня я словно видела ее в первый раз. Пришлось одернуть себя и заставить взять первое попавшееся под руку. В голове царил плотный вакуум, ведь все мысли устремились к мрачному человеку, живущему в доме на окраине города. Касса звонко пискнула, пробивая бутылку питьевого йогурта, и я, не поднимая глаз на ждущее подробностей лицо любопытного продавца, схватив покупку, быстрым шагом покинула магазин.

 

   — Аманда? — робкий девичий голос окликнул меня из-за спины, пока я в сумасшедшем темпе осушала содержимое пластиковой упаковки. Последний глоток сбился и я, сдавленно кашлянув, обернулась. Ева стояла в нескольких шагах от меня, испуганно осматривая меня, словно не веря своим глазам. — Аманда, я.

 — Что? Что ты? — хриплый голос вырывается из моего горла самостоятельно, в первую секунду я даже не узнаю его.

 От вида подруги, стыдливо прячущей глаза, во рту становится кисло, и нижнюю челюсть неприятно сводит.

  — Я не знаю, как тебе объяснить, — она делает шаг мне навстречу, смущенно закусывая щеку. Знакомая привычка. — Просто дай мне все объяснить, пожалуйста. Ты не представляешь, как мне жаль, что тебя схватили в этом проклятом доме. Черт, это была дерьмовая идея. Не нужно было нам туда идти.

 — Не нужно было вам бросать меня! — выкрикиваю я, замечая, что ладонь непроизвольно сжалась в кулак. Гневно швыряю пустую бутылку в сторону, не задумываясь о том, что мусорная урна магазина всего в пяти метрах от меня. — Так поступают друзья, да?

 — Да послушай же меня, пожалуйста! — Ева сокращает расстояние до одного шага и от вида ее глаз, наполненных слезами, я устало выдыхаю, наклонив голову вниз.

 Ее любимый прием. Решать проблемы крокодильими слезами, фальшивыми сожалениями и дешевыми обещаниями. Я видела это сотни раз, еще когда мы учились в школе, но, почему-то, не думала, что эта игра когда-нибудь будет и для меня. Нет, Ева, я слишком зла на тебя, что бы этот прием прокатил.

  — Я была пьяна и если бы парни меня не вытолкали на улицу, я бы не выбралась сама. Я хотела найти тебя, прошу, поверь мне! Но Сэм сказал, что мы потерям время и нас всех схватят, а потом мы просто побежали. Я не знаю, что нами руководило в тот момент, адреналин так и шпарил по ушам. Я обо всем забыла, Аманда, это как помешательство. Не знаю, как такое случилось, правда, — Ева утирает слезы рукавом толстовки и дрожащими пальцами достает из заднего кармана джинсов помятую пачку сигарет. — Я звонила тебе, как только пришла в себя. Я звонила тебе сотни раз, — девушка протягивает мне сигарету, и я молча ее принимаю. — Но твой телефон не отвечал. Ночью я глаз не сомкнула, все утро опять тебе звонила, но ты не брала трубку.

   Мой взгляд устало блуждает по парковке магазина, пока Ева с привычной для нее драмой описывает свои душевные мытарства, с надеждой заглядывая в мои глаза. Пытается понять, простила ли я ее предательство, или быть может, хотя бы думаю об этом. Но ее слова летят мимо меня, моих ушей и моего сердца. Этим словам место возле одиноко лежащей на сером асфальте выброшенной бутылки.



Кристина Полынь

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться