Путь домой

Глава 4. Мила

Казах увлечённо рассказывал, присоединившейся Марго, как они спасли жизнь пацану, и других подвигах. По большей части выдуманных. Он его конечно не слушал. Сон всё ещё был свеж в памяти и вызывал странное чувство тяжести на душе. Решив скоротать время до обеда, отправился прогуляться. Назойливые девчонки ходили по пятам, раздражая. Поэтому, петляя между занятыми работой людьми, скрылся от них, и затаился возле одной из избушек. Пытаясь отдышаться и восстановить привычное сердцебиение, услышал голоса и невольно подслушал чужой разговор.

- Мила, дорогая, сколько можно мучить себя? Ты ни в чём не виновата. Смотри, какой симпатичный мужчина этот Макс. И ты ему сразу видно нравишься. Нужно начать всё сначала. Знаешь, оттого, что ты живёшь прошлым никому не легче.

- Как ты можешь? Прошло всего ничего! Я не желаю ни о чем слышать! К тому же, какой смысл мама? Ты прекрасно знаешь, кто живёт в лесу! Странно лишь то, что они нас не жрут. Против них мы просто насекомые!

- Тише, дорогая! Кажется, я слышала шорох!

Его не должны были поймать за гнусным подслушиванием, и он пустился бежать от избушки. «Кто живёт в лесу? И если они знают, то почему не говорят? Не считают нужным? Или готовят их в жертву лесным тварям? Да ну, это всего лишь паранойя». Он и сам не заметил, как оказался у кромки леса. В то же мгновенье раздался звук в голове, похожий на пение, мелодичный, нежный, ласкающий слух, манящий вглубь леса. Он уже готов был идти туда. Готов на всё, чтобы звук не прекращался, но что-то выдернуло из транса. «Мила». Он подавил вздох отчаяния.

- Какого хрена тебя всё время тянет к опасности? Ты в этот момент на зомби был похож! С тобой явно что-то не так.

- Эм. С тобой тоже что-то не так. Следишь за мной?

- У меня, по-твоему, других дел нет? В лес ходить нельзя. Там опасно. Надеюсь, ты понял, - закатила глаза, и выглядело это подевчачьи мило.

- Может, тогда расскажешь, что за твари там живут? И что происходит в вашем поселении?! - намеренно громко произнёс он.

- Тихо! – прижала ладонь ему ко рту. - Хорошо, я расскажу. После заката. В конце селения мой домик, крайний к лесу, не заблудишься, – круто развернувшись на месте, быстро зашагала прочь.

«Назначила встречу. Мне. Может, решила двигаться дальше? Не нужно обнадеживать себя раньше времени. Как там говорилось? Утро вечера мудренее». Остаток дня он бесцельно бродил по селению, наблюдая за занятиями жильцов, и прерываясь только приёмами пищи. Ещё несколько раз пришлось отвязаться от надоедливых девчонок, которые состроили недовольные рожицы. Пацан беседовал с ровесниками. Они его приняли. Казах везде таскался за Марго, как хвост. Время тянулось медленно, и появлению заката он радовался как никогда. Так что, как только стемнело, шмыгнул в темноту ночи, и потопал к указанной ею избушке. Тук, тук.

- Открыто! Заходи! – раздался из глубины её голос.

Как только зашёл внутрь, поразился тому, как восхитительно она выглядела. Волосы были распущены, волнами ложились на плечи, голые плечи. «Она платье надела? Неужели для меня?».

- Ты очень красивая. Давай сразу к делу, мне нужны ответы! – решил, что не поддастся на женские штучки.

- Присаживайся. Поужинаем, – кокетливо парировала она.

Он послушно сел за стол. После ужина, в абсолютной тишине, выпив пару кружек хмельного напитка селян, судя по всему медовухи, вопросительно на неё посмотрел.

- Знаю, Макс ты жаждешь ответов на вопросы. Я не могу открыть тебе всего, но кое-что расскажу. И ты пообещаешь, что не выдашь меня ни моим, ни своим людям.

- Обещаю, – сказал он абсолютно серьёзно, и она, помешкав немного, кивнула и начала рассказ.

- Поселение образовалось после прошедших катастроф. Это место, укрытое от глаз в лесу, нашёл Фил и привёл сюда людей. Почти всё удаётся: есть еда, вода, баня. Мы даже школу открыли. Марго бывшая учительница, знаешь ли. Есть одно но, мы не можем продолжить род. Не знаю в чём проблема. В радиации? Или есть иная причина? Как только подходит время рожать, случается непоправимое. Или после родов не слышно первого крика ребёночка. Со мной было так. Теперь дочь Фила не пережила этого. Мой мужчина ушёл из селения после смерти дитя, не смог больше жить ни здесь, ни со мной, – глаза блестели от слёз.

Швед был ошарашен. Конец рода человеческого. В последнее время он думал лишь как выжить, и совсем не задумывался о том, что же делать дальше.

- Сочувствую твоей утрате, – сделал длительную паузу и лишь после продолжил. - А что за твари живут в лесу? Почему не нападают? - поспешил перевести тему.

- Толком никто не знает что они такое, Макс. Я видела пару недель назад одно, до того как решила отправиться на поиски выживших. Эти красные глаза и бледная кожа! Оно словно говорило у меня в голове. Знаю, звучит странно, но…

- Что оно тебе говорило? - стало по-настоящему страшно, ведь это была та самая штука из сна.

- Что я должна идти на восток в магазин. Тот самый, в котором нашла вас. Не знаю, зачем послушала существо. Видимо, обычное человеческое любопытство взяло своё. И, правда, странно. Ты тоже слышишь русалок и зов тварей из леса. А у меня свои секреты имеются. Ты и я Макс. Мы не такие, как все. Мы другие.

Он задумался на минуту. Затем встал, чтобы уйти, но она схватила за руку и прижалась всем телом, дыхание щекотало ухо.

- У нас с тобой гораздо больше общего, чем думаешь. Я тоже не знала отца. Мой брат погиб полгода назад, и ты потерял брата. Я, как и ты, никогда не любила, Макс, - шептала на ухо, а его охватывало непонятное чувство, и ещё что-то похожее на смятение.

«Откуда она столько знает? Казах выболтал? Да нет, не мог. Он ведь с ней даже не разговаривал».

- Откуда ты столько обо мне знаешь?

- Я же сказала. У меня есть секреты. Да и радиация на меня повлияла только в хорошем смысле.

И тут до него дошло. Он подумал: «Мила, ты читаешь мысли?». Она кивнула и быстро поцеловала в губы. Вновь они слились в одно целое, как тогда на болоте. Жар накатывал, разрастаясь в груди, мысли покинули голову. Он растворялся в ней, был в её власти. Руки сами ласкали, искали убежища, платье скользнуло на пол. В танце страсти она вела, несомненно, и он позволял ей это. Впиваясь в алые губы, и крепко сжимая полные груди, он входил в неё снова и снова, пропустив вперёд лишь у самого финиша. И они, уставшие и счастливые, в объятиях друг друга, сплелись, словно деревья корнями. Он, не переставая, нежно гладил её по спине и думал, что не был так счастлив ещё никогда. А она, услышав мысли, прижималась к нему всё сильнее.



Анна Михална

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться