Путь домой

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

                                                              
Не найдя дерева-друга, под которым Антон и Аня ночевали прошлые ночи, сон был безмятежным и крепким, и сил хватало на весь день, решили спать по очереди. Девушку из караульных исключили, и она сразу уснула, едва коснувшись головой импровизированной подушки из веток и листьев.
Мужчины не разговаривали между собой - им не о чем было говорить, а ссора могла быть опасной. Антон вызвался дежурить первым и теперь сидел, устроившись поудобнее, лечь он не рискнул, чтобы не уснуть, и рассматривал это чужое небо. Как и всё здесь, оно было похоже на их земное, из той жизни… только цвета насыщеннее и спектр их… бесконечен… Беспредельное пространство наверху переливалось из одного оттенка в другой…. ретий…сотый… пульсировало, а звезды… неправдоподобно большие звезды висели неправдоподобно низко… казалось их реально можно достать рукой, став на какую нибудь стремяночку. Антон вспоминал Питер, Васильевскую стрелку, свою комнату, маму. Она благословила его, хотя и плакала: «Святое дело - защищать детей и стариков». «Русские на войне своих не бросают», ответил он ей фразой из фильма «Брат», фильма, который он смотрел несчетное количество раз и знал наизусть. А потом… «А война, война, война, дурная тетка, стерва она», поёт «Любэ». Нет, он не хочет думать про войну, он будет думать об Ане… Анечка… Когда он увидел её первый раз, то сразу понял – это ОНА, та, которую он ЖДАЛ, жил, ходил на работу, играл на гитаре, слушал Высоцкого, «Сплин» и «Рамштайн»… и… ждал…
Может для этого он должен был поехать на эту треклятую войну?! Какие у неё глаза… волосы… фигурка… этот Вселенский Творец, Создатель Всего – Божественный Художник… сотворить Такое  Чудо? Антон сел рядом со спящей Аней и стал смотреть на неё. Его затопила такая волна нежности, что к глазам подступили слёзы. Вдруг одна звезда стала опускаться... опускаться… Парень заметил её и изумленно наблюдал как, уменьшаясь в размерах и освещая все вокруг, она плавно опустилась Ане на лоб. Девушка ничего не почувствовала и продолжала мирно спать, чему-то улыбаясь. «За морем царевна есть, что не можно глаз отвесть… месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит», мама часто в детстве читала ему эту сказку Пушкина, «а как речь-то говорит, словно реченька журчит». Звездочка взлетела и начала кружиться, Антон безотчетно протянул руку… невесомое чудо коснулось ладони, посидело несколько секунд и поплыло дальше… выше и выше, увеличиваясь в размерах, пока снова не закачалось над верхушками деревьев.
Он дежурил почти всю ночь и разбудил Руслана уже ранним утром.
- Чого ти мене раніше не розбудив? - спросил юноша, протирая глаза и пытаясь проснуться.
- Контуженым льготы, - засмеялся Антон, зарылся в благоухающие листья и мгновенно заснул.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться