Путь домой

Размер шрифта: - +

Глава 9

Под утро пошел дождь. Потоки холодной воды, льющиеся с неба, разбудили людей в лагере. Промокшие, метались они по поляне.

- Антон, твою мать, - хрипел Гриша, - ты что-же не организовал нормальный ночлег… ты же вроде за командира тут…

- Да не было такого, - растерянно оправдывался парень, помогая перетаскивать Олега под дерево с густой и развесистой кроной, самое сухое место на поляне. Туда же перенесли и вещи: гитару и сумку Майкла, гитару Антона, дорожную сумку Любы, рюкзак Миши. 

У Гриши «чемодана» не было, но в бесчисленных карманах камуфляжа хранился целый склад необходимых путешественнику вещей: складной нож, нитки с иголкой, компас, фонарик, зажигалка.

За время пребывания здесь Анечка хорошо научилась определять съедобность попадавшихся плодов. Она и сама не знала, как у неё это получалось: брала в руки фрукт и настраивалась, тепло, прохлада, еще что-то неуловимое подсказывало ей, годится ли это в пищу или нет. Антон доверял ей в этом безоговорочно после одного случая. Как-то они с Русланом нарвали  красивых «киви-персиков». Здесь много было таких интересных фруктов: с одной стороны яблоко, с другой - груша, с одной абрикос, с другой - слива, наполовину банан, наполовину - дыня, были и совсем не похожие на те, которые они знали, возможно такие и росли где-то в экзотических странах, где ребята никогда не были, а может и нет. Аня полоскала белье в речке, и Руслан, увидев, как диковинная птица, похожая на павлина, клюет розовый бочок, не удержался и слопал два «киви - персика» без предварительного тестирования. Антон следом за ним тоже полакомился, правда ограничился одним плодом. Подержав в ладонях красивые фрукты, девушка стала ругаться, и оказалась права - весь день и всю ночь им было плохо. Хорошо, что она, опираясь на свой медицинский авторитет, вовремя заставила ребят очистить желудки, а то неизвестно, что с ними было бы к утру.

- Як умру, то поховайте мене… сестричка, а я помру? (1) 

- Та не мели дурниць! (2) 

Все обошлось и теперь они ели плоды только те, что одобряла Аня. 

…Прижимаясь ближе к стволам больших ветвистых деревьев, пережидали ливень. Наконец он кончился, небо очистилось от туч, солнце весело плавало в синей бескрайней лазури. Птицы пели, цветы подросли за это недолгое время и теперь, умытые и благоухающие, раскрывались под ласковыми лучами и радовали глаз яркой и безграничной палитрой.

- Как же красиво, Господи. Мужчины, посмотрите, что у вас там сухого есть, Майкл, Миша, переоденьте раненого, - вздохнула Люба, и раскрыла свою сумку, - может, что осталось сухое. Анют, ты, конечно, мелкая, но может, вот это платьице подойдет на тебя, примерь… мое любимое… я хотела его немножко увеличить, по бокам такие вставочки сделать, я хоть и не толстая, но оно мне сильно уж в обтяжку.

Она выудила из сумки платье приятного сине - фиолетового оттенка и протянула дрожащей девушке.

- Быстро переодевайся в сухое, не хватало еще простыть.

- А вы? - Аня взяла платье.

- Сейчас найду что-нибудь, что-то накидала из шкафа… вот еще балетки возьми… какой у тебя размер? Да все равно, лишь бы сухие.

- 36-й.

- А у меня 37, ничего, потянет.

Анечка увидела красивые серые лодочки на высоком каблуке.

- А можно я эти туфли примерю, тетя Люба?

- Какая я тебе тетя… и давай уже на ты… я говорила тебе, или я так старо выгляжу?

- Нет, нет, что вы… то есть ты… ты классно выглядишь.

- Врушка! - улыбнулась Люба. - Как ты можешь знать, как я выгляжу, если ты не знаешь, сколько мне лет? А? Ладно, пошли переодеваться. Мужчины, мы отойдем, а вы не стесняйтесь, выжимайте одежду, развешивайте сушиться… и надо думать о завтраке…

- Только не очень далеко, - Антон подошел к девушке, - хорошо?

- Да не переживай, командир, мы с Анютой столько песен знаем вдвоем, что целую армию чудищ можем развлечь легко, да, подруга, - женщина засмеялась, - если конечно твои домыслы имеют под собой почву, да и делить нам нечего, а о политике мы вообще говорить не будем. Пойдем. Да, кстати, Ань, а что ты думаешь обо всей этой войне?! А?! Да шучу я, не смотри так…

Женщины скрылись за деревьями. Антону сразу стало как-то неуютно, но идти следом, что-бы быть рядом с любимой было как-то неуместно в этой ситуации, и он стал молча выкручивать снятую одежду и развешивать на ветках.

- Цікаво, цю воду можно пити,(3) - Руслан тронул рукой «чашу» из блестящего плотного темно-зеленого листа, полную прозрачной влаги.

- Раньше когда-то пили дождевую воду, теперь уже нельзя, а тут… - Гриша не договорил и стал пристраивать на солнышке тяжелые рабочие ботинки.

- ХЗ, - подал голос Олег.

- Что ты сказал?

- Хто зна…(4)

- Да-а-а, - протянул задумчиво Миша, - в этом сказочном королевстве… все кажется - проснусь и…

- Опинишся дома, так? Ти казав, ти із Одеси…(5) 

- Да, журналист.

Антон кинул взгляд на мужчин, и молча продолжал раскладывать для просушки большие мягкие листья, из которых они делали матрацы, укладывая их на охапки гибких пружинящих веток.

 - З Одеси, - повторил Руслан, - ну і… що?(6) 

 - В каком смысле?

 - То що тебе сюди викинуло вибухом, свідчить, що ти був у зоні АТО…(7) 

  - Логично.

  - І що? Що ти думаєшь про це все… ти ж журналіст…  розумний…(8) 

Подошел Гриша.

   - А ты, ТЫ что думаешь об этом, а?

   - Ша, мужики, хватит, - Антон выпрямился.

   - А ти не командуй тут, тебе ніхто не вибирав,(9)  - огрызнулся Руслан, впрочем не зло, а как-то так, по привычке.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться