Путь домой

Размер шрифта: - +

Глава 13

Вероника быстро поправилась, Олег тоже чувствовал себя прилично, и решено было завтра с утра выдвигаться.
Каждый находил себе занятие.
- Иду стирать к реке, давайте, кому что, - Люба прошлась по поляне, собирая вещи.
- Да я уже вчера кой-чего прополоснул, вот разве рубашку, да я сам, - Гриша махнул рукой.
- Ага, труси поправ, в штанях ходиш, штани поправ, ходиш у трусах, з сорочкою легше, можно засмагати… добре, що климат гарний, не сиро, не холодно, не жарко,  - Руслан растянулся на траве, на солнышке, рядом на ветке сохла рубашка.
- Да, климат тут райский, - поддержал Миша, беря гитару. - «Я позвонил Вам с телефона-автомата, я вечно Ваш, и буду вечно Вас любить, а вы ответили, что Вам звонить не надо… и будет лучше если мне Вас позабыть… Для Вас любовь прошла как сновиденье и в этом может быть моя вина… от одиночества сегодня получил я приглашенье, свечу зажгла её Величество Луна…» 
Подошел Майкл, со своей добродушной неизменной улыбкой, которая пряталась как солнце за тучку только в минуты трагические, и сел рядом, с интересом слушая незнакомую песню.
- Какой хороший романс… Я разучу его, ладно? - глаза американца сияли неподдельным восторгом.
Миша протянул гитару и запел без сопровождения музыки: «Но как забыть Ваш взгляд, печальный, томный, и этот локон с запахом весны…»
Майкл стал перебирать струны, подбирая мелодию.
- Так, я последний раз предлагаю, мужчины, давайте, скидывайте вещи, ухожу. Гриша, снимай рубашку, снимай, позагораешь, вон как Руслан… посмотри… красавец какой…
- Ой, і де тії дівчата,  - потянулся бывший нацгвардеец, - додому хочу… 
Олег засмеялся, он выстругивал Веронике свистульку. Девочка сидела рядом и смотрела.
- Де твій песику?  - спросил парень.
- Пес-барбос пошел погулять…
- Може він зголоднів… пішов пошукати себе чогось на вечерю. Де наша зажигалка, зараз нагріємо цю залізячку і будемо робити отвір. 
- А где наши голубки? - Гриша снял рубашку и отдал Любе. - Все таки небезопасно тут гулять, ты бы, Любаша, сказала им, чтобы далеко хоть не отходили, гуртом надо держаться…
- А вот и они! - Вероника вскочила, - что вы принесли? Ого, как много!
Антон и Аня еле тащили курточку нагруженную до верху разными плодами, гроздьями ягод, корешками, и орехами. Все столпились вокруг.
- О, буде смачна вечеря!  - Руслан взял в руки плод, похожий на гранат, только размером со средний арбуз. - Воно точно споживне? 
- Да, такого мы еще не ели, - Гриша достал киви-авокадо, - я самый старый, т. е. старший из вас… я ем первым… на всяк случай…
- Как будто съедобные, - заволновалась Аня, - ой, это такая ответственность…
- Не переживай, дочка, мы разделим её на всех, ответственность имею ввиду… Так, вы мойте руки перед ужином, а я буду понемногу пробовать…
- Таки кто-то раньше всех поужинает… Гриша, хочу спросить тебя, перед тем, как отойти от этой прорвы еды, ты хохол?
- А шо такое?
- З`їсти усе ти не зможешь… а вот понадкусювати… 
Все стали смеяться, бегать друг за другом, дурачась.
- Держи его дочка, балабола…
Вероника аж заходилась от смеха.
- Рятуйте, караул, - Миша выставил впереди себя Руслана.
- Дядьку, не бийте, не бийте, дядьку,  - заверещал Руслан,- я теж хохол, нехай вони підуть, а ми поділемо… разом понадкусюєм! 
- Я тоже наполовину хохлушка! - кричала Люба. - Я с вами! - она подбежала к Майклу и стала тормошить его. - Признавайся, кто твои предки?
- Одна бабушка из Ирландии, другая из Италии, а дедушки…
- Да вы ж тоже покушать любите… и зажиточные… чтоб все было и ничего за это не было! - Люба хохотала. 
Майкл улыбаясь немного растерянно, сказал:
- Так это же все так… любой народ хочет жить багато… хорошо…
- Догоняй… янки, - женщина добежала к горке продуктов, и схватив что-то похожее на ананас, бросила его Олегу, до сих пор спокойно стоявшему, - лови!
Не успев сориентироваться, юноша не удержал плод и тот, упав, раскололся. Внутри он оказался полый и оранжево-красноватый сок потек на землю. Веселье стало стихать, всем захотелось попробовать сок.
- Чур, я первый, - Гриша аккуратно, чтобы не расплескать, поднял « ананас», - я…
- Знаем, знаем, ты из нас… самый седой…
- Ну, как? - все смотрели на мужчину вопросительно.
- Вкусно… вот только…
- Что?!
- Вот только это не сок…
- Нет?!
- А что?!
Все галдели.
- Ша уже! - Миша взял плод в руки и осторожно хлебнул, - хорошее красное вино… как в лучших погребах Крыма…
При слове «Крым» Руслан скривился.
- Брось, - Антон легонько хлопнул парня по плечу, - если вернемся, главное реализоваться, найти себя, сможем - отдохнем и в Крыму, и в Италии, и на островах… всегда хотел послушать как киты кричат…
- Завжди думав, що у житті саме цікаве - це мандрувати, а тепер так додому хочеться… А трохи дома побудешь, то, мабуть, знов потягне у пригоди… 
- В одной книге прочитал: «разнообразие - необходимое условие выживания», интересная мысль, правда? 
- Жалко, что это вино, а не сок, - вздохнула Вероника.
- А мы сейчас посмотрим, здесь же много всего, - Люба успокоила девочку, - наверняка есть и то, что тебе нравится. Так, быстро к ручью мыть руки и накрываем на стол!
- Стирка откладывается до завтра, к ужину надеваю рубашку, как джентльмен…
- Должен ли джентльмен, если он взял в долг. Должен ли джентльмен подать даме руку, когда дама вылазит из погреба с мешком картошки. Должен ли джентльмен закидать даму цветами, если они в горшках. 
- Ха-ха-ха! А мне еще нравится вот этот анекдот: «Это кто так воет? Собака Баскервилей? Нет, это сэра Генри кормят овсянкой.»
………………………………………………………………………………………
Ужин был в самом разгаре, взрослые выпили «сока» и, немного захмелевшие, беседовали, вспоминали ТУ жизнь…
- Эй, подрежьте еще вот этих колбасных «огурчиков»…
- Так, огірки на славу: товсті, великі та й ще полосаті, а на смак - як ковбаса! 
- Ребята, а где этот магазинчик? Антош, может сбегаем?
- Не-не-не, хватит, - Анечка склонилась парню на плечо, - хорошенького понемножку…
- Ну, начинается, - Гриша встал, - Майкл, пойдешь со мной?
Американец встал.
- Я… вообще… не пью…Может, не надо? Поговорим… попоем…
- Гриша, угомонись, ты же не знаешь, в какую сторону даже идти, а Аня не пустит Антона, да, Анечка?
Антон коротко поцеловал девушку.
- Я покажу, а то еще заблудятся.
Мужчины все встали. Люба забеспокоилась.
- Руслан, Миша, это еще что? Куда вы собрались? Вы что, нас здесь одних оставляете? Скоро стемнеет…
- Хочеться трошки пройтися, це не місто, ясна річ, і діскотеки тут не знайдешь, та хоч трошки пройтися… 
- Мы вам оставим… мужики, кто-то должен остаться….
- Я пісень мало знаю… Нехай Мишко і Олег. 
- Да уж… оружие… песня… ладно… вы не долго… много не берите… неизвестно как оно действует.
- Семь смертям не бывать, а одной не миновать.
Мужчины ушли. Оставшие посидели немного молча и снова потекла неспешная беседа.
- Я говорила, я в Киеве работаю, в ресторане пою. У нас хозяин меломан и большой поклонник ретро музыки. У нас ресторан так и называется: «Ретроранчо». У него пластинки уникальные, коллекционные. У нас можно услышать такую музыку, какую больше нигде не услышишь. Прямо в зале стоит патефон, но включаем его только в исключительных случаях, а так песни с пластинок он скидывает на диски. И я пою, романсы, разные песни, и не очень старые тоже, главное, чтобы нравились, полюбившиеся, как «Карусель» Успенской, например…«Это был короткий роман любви моей, это был красивый обман, игра теней… Манит, манит, манит карусель в путешествие по замкнутому кругу…» У меня голос не очень сильный, и своеобразный, карьеру как-то не удалось сделать, а может и не из-за этого, просто жизнь так сложилась… не знаю… Я люблю свою работу, и петь, и само место мне нравится, так уютно у нас, и люди все хорошие… У нас бывает выступают авторы-исполнители, певцы разные, хозяину все равно, «звезда» или нет, главный критерий - «греют» песни или «не греют».
- А как ты из Киева на Донбассе оказалась? - спросил Миша.
- За мамой поехала, я сама же оттуда… еще раньше хотела её забрать, а она ни в какую… у нас тихо говорит, обойдется. Ей 72 было, трудно менять привычки…
Мужчина посмотрел на Любу, лицо её исказилось и из глаз потекли слезы.
- Столько времени держалась, а сейчас выпила немного и… - женщина закрыла лицо руками и заплакала.
- Тётя Люба, не плачьте, не плачьте, пожалуйста, а то я тоже буду плакать, - Вероника стояла возле Любы на коленях и вытирала ей слезы.
- Приезжаю… к дому подхожу, тут соседка звонит: «Люба, приезжай…» У маминой подруги сын, пришел помочь по хозяйству, остался ночевать, при ночном обстреле, полдома взорвалось и он прямо во сне раненый и умер, не приходя в сознание, а мамина лучшая подруга Зина, пыталась его перевязывать, вызывала «Скорую», вообщем мама как с ней пообщалась, пришла домой и… сердце не выдержало, - через несколько минут Любе удалось справиться с собой, - кто-то ответит за все эти беды? Кто-то должен ответить?
Люба продолжала говорить очень эмоционально, забыв о всякой предосторожности.
Вдруг на деревьях, окружающих полянку, показались какие-то мартышки, но уж очень злобные горящие глаза были у них и зубы как-то пощелкивали. Их становилось все больше и некоторые спрыгивали на траву и потихоньку подходили.
- Ну вот, - вхлипнула Люба, - даже чудищ солидных не могу привлечь, обезьяны какие-то…
- А по мне… так эти твари… - Миша глянул на Веронику и замолчал, подыскивая глазами дубинку поувесистей.
- Чомусь мені здається пісні їм до фонаря, але ж треба спробувати? 
…Возвращавшиеся мужчины подоспели вовремя. Миша и Олег стояли вооруженные палками-дубинками. У Любы и Ани в руках тоже что-то было.
- Жінки і діти в шалаш!  Прячьтесь быстро! - в один голос крикнули Руслан с Антоном и похватали колья, оставшиеся с постройки.
Гриша увернулся от прыгнувшей на него обезьяны.
- Вот это прогулялись!
- Дядя Гриша, держите! - девочка кинула ему поближе увесистую корягу,
- Спасибо, дочка, и давай быстро прячься!
Люба бросила свою палку Майклу и затащила Веронику в шалаш.
- Сиди тут и не высовывайся! А я пойду помогать, вот сейчас найду какое-нибудь оружие…
- Аня, бегом в шалаш!
Шел настоящий бой и неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы девочка не догадалась позвать своего друга.
- Дружок, Дружок, где ты, помоги! - кричала она, стоя в «дверях» их самодельной хижины, - помоги, Дружок!!!
Мелькнула огромная тень, и быстрый как молния Дружок пришел на помощь. Через несколько минут все было кончено. Плача, женщины перевязывали раненых. Изодранная когтями и зубами одежда висела лохмотьями, кровь струилась из ран. К счастью, тяжелораненых не было. Вероника гладила Дружка, расчесывала, благодарила. Он лизал ей руки своим большим шершавым языком и смотрел печальными преданными глазами. Наконец всё успокоилось. Все улеглись. Хотели выставить дозорного, но сошлись на том, что Дружка будет достаточно. Луна светила ярко. И звезды помогали ей.
 



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться