Путь домой

Размер шрифта: - +

Главы 20, 21.


                                                         ГЛАВА 20
Оля с Русланом брели по берегу моря, взявшись за руки, теплые волны накатывая ласкали ступни, волосы золотились в свете луны.
- А нащо ви таке робити?  - спросила Оля, - нащо той обряд… якщо любиш то любиш, а ні так ні. 
- Як тобі сказати, у нас так прийнято, дружина і чоловік - то сім`я і повинні турбуватися одне за одне, буває кохання минає, а турбота остається, тому що це сім`я… 
- Минає кохання… якщо воно минуло, навіщо все тоді… не розумію… як це напевно нудно… якщо не любиш, а повинен… повинен, яке сумнеє слово. І цілуватися повинен? …Якщо не любиш… то мабуть, жах. 
- Я не зможу тобі усього розповісти, це довго, складно… а в мене думки плутаються як на тебе я дивлюся… 
- Цікаво усе було… і трохи смішно… а вот сукня гарна і фата… я теж такую хочу… 
Руслан не успел ничего ответить, Оля отступила на несколько шагов и закрыла глаза… через мгновение перед ним стояла невеста… белое платье… фату подхватил ветерок и она развевалась как белое знамя, «я сдаюсь на милость победителя… я твоя…». Оля покружилась смеясь, потом подбежала к парню.
- Я гарна? Чому не кажешь? Чи не подобається тобі моє вбрання? 
- Нема у світі красивішої за тебе, але… не треба… ще не час… кохана… 
Через мгновение на Оле было её платье.
- І що мені робити, розуму не маю… 
- А ти цілуй мої вуста своїми… так ніжно і ласкаво, як і завжди… бо звикла, вже без цього я не можу… 
Руслан стал целовать её, поцелуи становились все настойчивее и Оля стала вырываться.
- О ні, не треба так… ледь чутно ти торкався мене, а зараз… все калатає і дивне якесь полум`я у грудях і усюди… так не хочу… не розумію, що зі мною… 
Парень присел на большой камень, нагретый за день солнцем, и стал смотреть на лунную дорожку.
- Що з тобою?  - Оля села рядом и внимательно посмотрела в глаза. - І в тебе палає,  - положила руки ему на грудь, - як серце б`ється, важко, гучно… чому то так? 
- Бо то любов, таке інакше і не можна… 
- Якщо тихесенько ми будемо сидіти, загасне багаття те? 
- Не знаю… Та краще йди додому… не хочу я горячими цілунками порушити твій спокій… засмутити тебе коханням своїм земним і грішним… 
- Я думала що я твоя… ще ні? Ти ще не взяв мене собі? Ну так візьми! І хай вогонь палає! С тобою разом буду я палать як схочешь… І буде що? Згорим і іскри від полум`я того злітять на небо зірками? 
- Нічого я про тебе не знаю… а якщо не можна зовсім тобі кохатися зі мною… ні… краще буду мілуватись… і сміх твій дзвоник слухати і голос, як пташка та співає або струмок по камінцям стрибає… біжить…  - Руслан обнял девушку. - Вот я пригорну тебе до себе, і будемо сидіти, дивитися на море, небо, як сонце стане підійматись, і ранок змінить все навколо… хай буде так…  

                                                   
                                                           ГЛАВА 21
Как-то солнце светило уж очень, воздух нагревался, цветы никли, листья и трава яркость. Обычно переходы которые они делали, не были утомительными, а в этот день… Что-то давно не попадалось ни ручья, ни речушки, где можно было бы освежиться, набрать воды. Плоды, такие аппетитные с виду, внутри оказывались гнилыми. А тут ещё Люба поранила ногу о сучок, не глубоко, но идти ей было неудобно и Гриша предложил сделать привал.
- Нет, нет, нет, - запротестовала женщина, - там царапина, а то что я прихрамываю, не обращайте внимания.
- И к чему такие подвиги, - Миша остановился.
- Так мы немного прошли совсем… и потом, здесь же посмотри ничего нет, ни воды, ни еды… давайте еще немного пройдем, - настаивала Люба.
- Так жарко ещё не было тут, - Антон посмотрел на Аню, - сделаем навес, женщины отдохнут, а мы посмотрим, что тут есть в округе, может найдем чего. Надо больший запас делать, что-то мы расслабились.
- А чого його було тягнути, якщо завжди повно їстивного… щось завжди знаходили, - Олег развязал рубашку, завязанную на поясе. 
Изнывая от зноя мужчины уже давно поснимали рубашки. Люба упала под дерево в скудную тень.
- Вероника, иди сюда… устала?
- Та нет, просто очень жарко и пить все время хочется…
Майкл подал девочке пластиковую бутылку:
- Попей, детка, только немножко… оставь, а то пока найдем, ещё захочешь.
- Это что, последняя вода? Хреново, - сказал Гриша, глядя на ребенка, жадно глотавшего теплую, почти горячую, воду, - то есть я хотел сказать, я пошел, беру флягу и одну бутылку, вторую ещё кто-то возьмите.
- Где Руслан? - Антон взял рюкзак, выложил остатки провизии. - Перекусите пока, мы пошли.
- Так Оля ж «прилетела»… ты что, не видел… целуются где-то, - Люба очищала большой сиренево-красный плод.
- Вот она нам бы сейчас и нужна была, может обьяснила бы, что с погодой делается. Ладно, мужики, пошли… только кто-то должен остаться… на всякий случай…
- Олежка пусть остается, - Миша обратился к американцу, - мой рюкзак под продукты приспособили, а теперь давай наши вещи из твоей сумки к Любе поселим, будет ещё тара для еды, если что-то найдем, загрузим под завязку. Любочка, у тебя место в сумке найдется для холостяцких пожитков?
- Найде-е-тся… туда можно целого бегемота поместить…
Вероника засмеялась.
- А почему не слона?
- Чому я? Не хочу я залишатися, я піду з вами. 
- Слушать старших, - прикрикнул бывший ополченец, - развлекай женщин, расскажи им про любовь Олэксы Довбуша, они страсть как любят такие романтические истории… ты много таких знаешь, давай, дерзай, если что зовите, мы сильно далеко не будем уходить… давайте мужики, вперед, пить правда очень хочется.
Они прошли немного вперед, лес закончился.
- Приплыли, - Миша посмотрел на товарищей,- возвращаемся или засылаем экпедицию в этот лесок?
Впереди лежала холмистая равнина, везде валялись обломки скал, будто разбросанные рукой великана, дальше снова виднелся лес. На холме показались люди. Женщина раскинула руки, смеясь и что-то крича, побежала вниз. Мужчина помедлил минутку и побежал за ней.
- Так это ж наши… Руслан с Олей, - улыбнулся Гриша, - вот молодость… никаких забот…
- Вот как будет беременная Олька, посмотрю я на него, беззаботного… Где воду будем брать? Эге-ге-гей! - замахал рукой мужчина. - Давайте к нам! Может она подскажет чего-нибудь…
И тут земля содрогнулась раз, другой, третий, мужчины переглянулись.
- Давайте быстрее!!! Оля, Руслан!
Раздался взрыв… земля снова содрогнулась и… звуки боя заполонили пространство… потом стали проявляться материальные обьекты: танки, БТРы, минометные установки… Руслан обхватил девушку и пригнувшись, ринулся за ближайший валун. Оля круглыми глазами смотрела на него.
- Що це? Що це? 
Где-то недалеко рванула мина.
- Пригнися,  - Руслан наклонил голову Оли ниже, их закидало комьями земли.
- Що це?  - прошептала девушка.
- Це війна,  - парень осторожно выглянул, - нам треба уходити, там наші, бачила? Зможешь перенести нас туди до них, вони там стояли, мабуть сховались десь поруч. 
Плохо понимая, холодными руками обняв парня, Оля закрыла глаза. Вокруг все грохотало, визжало, свистело, казалось, земля закипает.
- Не виходить,  - по лицу девушки текли слезы,- я не можу… я не можу… 
- Не плач, не плач,  - Руслан торопливо поцеловал искаженное лицо и вытер руками слезы, - тоді другий варіант - перебігаємо від одного каміння к другому, швидко і схиляясь яка мога нижче, зрозуміла… спочатку к цьому найближчому… 
Миша, Антон, Майкл и Гриша схоронились за ближайшей скалой. Впереди шел бой и было ясно, что через некоторое время в этой мясорубке не останется никого живого.
- Может они успели, и телепортировались куда нибудь в безопасное место, - высказал предположение Миша.
- Дай-то Бог, я видел, они бежали, потом все дымом заволокло, что там, кто знает, - Гриша выглянул.
- Осторожно! Сильно не высовывайся. Значит ТАМ ещё воюют… не закончилось всё, - Антон ткнул  мужчину в бок, - ну, что там? Надо как-то выручать ребят… знать бы, там они…
- Вот они! - радостно воскликнул Майкл. - Перебежали во-о-н к тому камню…
Все высунулись и стали смотреть.
- Матерь Божья, - только и прошептал Гриша, когда от камня, за которым несколько мгновений назад прятались ребята, осталась воронка.
………………………………………………………………………………………
Руслана достали осколки и он упал.
- Біжи, не зупиняйся, біжи до наших, тільки нижче схиляйся… тут вже близенько… від камня до камня… 
Оля подтянула его к валуну. Глазами, полными слез, она смотрела на кровь, быстро заливавшую рубашку и брюки.
- Не дивись… не треба… біжи… це війна не твого світу… тому твій батько і казав, що поруч з нами небезпечно… біжи, я тебе благаю… я хочу, щоб ти жила… 
Её губы задергались, лицо искривилось, но не стало от этого менее красивым.
- Почекай… трошки почекай… 
Оле удалось добежать невредимой. Она смотрела своими прекрасными глазами, которые стали еще больше и бездоннее от слез.
- Він не може йти. 
- Ранен?!
- Швидче витягніть його звідтеля, кров тече,  - Оля наклонила голову и заплакала, закрывая лицо руками.
Ребята рванулись все, но Гриша их остановил.
- Ничем не поможете, не прикроете, оружия все равно нет… зря все поляжем… если я не успею дотащить, пойдет кто-то другой.
Короткими перебежками Гриша добрался до нужного камня.
- Ну, как ты, братишка?
Бледный Руслан слабо улыбнулся.
- Норм… Як Оля? Я бачив… добігла… 
- Да, да, все хорошо… давай выбираться… там перевяжем… давай быстрее…
Гриша тащил раненого, вокруг шел ожесточенный бой. Жизнь сжалась в мгновения, которые нервно отбивало сердце, гулко ударяя в грудную клетку, и в одно простое действие - дотащить… спасти… дотащить… Вдруг несколько вооруженных людей побежали друг на друга… они оказались между ними и никуда уже невозможно было деться… Гриша увидел искаженное злобой лицо… руку бросающую гранату… Накрыв Руслана собой, мужчина ощутил нестерпимую боль и свет померк.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться