Путь домой

Размер шрифта: - +

прод. главы 35, главы 36, 37

- Идите, идите, - Люба выпроводила всех из «палаты», (девчонки навязали куски ткани на ветви деревьев, и получилась как-бы маленькая комнатка), - послушай, девочка, нам тебя конечно очень жаль, но раз так уже получилось, ты должна смириться и принять всё как есть…
- Я никому ничего не должна.
- Я понимаю твой протест… и поверь, у меня тоже были в жизни моменты, когда жить не хотелось… не было для этого ни сил, ни желания… Но оказывается, не нам это решать… сколько прожить на белом свете… Я не собираюсь тебе ездить по ушам или вести душеспасительные беседы, расскажу немного о своей жизни. Я понимаю, в таком состоянии тебе на это наплевать. Когда мне было семнадцать лет, я влюбилась, нет не так, полюбила одного человека… полюбила… больше себя, больше жизни, вернее не то, чтобы больше жизни, а жизнь могла продолжаться только при условии, что он со мной, что он рядом… Вадим был старше меня на пятнадцать лет, когда мне исполнилось восемнадцать, мы поженились, а через полгода… - Люба замолчала, события давно ушедших лет надвинулись на неё со всей пугающей очевидностью их реальности, - он погиб, - и с трудом выговорила, - его застрелили, он был охранник-водитель, для кого-то это были лихие девяностые, кто-то небось диссертацию напишет по развалу СССР и по девяностым… а я – я потеряла любимого… жизнь остановилась… я оказалась в вакууме… центр моей Вселенной потух, исчез, ну, не нелепость ли – мне надо было жить… вставать утром, что-то делать, куда-то идти, а мне даже умыться было трудно - непосильная задача.
Люба замолчала, девушка повернулась к ней и полными слез глазами смотрела.
- Навряд ли мы с тобою познакомились бы… но… мама слегла, мне пришлось ухаживать за ней… не могла же я бросить её… папа умер, когда я была ещё маленькая… мы были очень близки… очень… Я сидела возле её кровати и беззвучно плакала, а она… она… - Люба замолчала, потом успокоившись, закончила, - тогда я её выходила, а потом, во время этого АТО, от всех переживаний, серце видно не выдержало… пришла от подруги, у которой сын погиб, и всё… - Люба надолго замолчала, закрыв лицо руками.
- Ты… ты… не  надо, - лицо Яны исказила гримаса, она судорожно всхлипнула.
Они плакали обе горько, долго, пока слёзы не иссякли. Люба подняла голову.
- Нельзя показываться на люди… лицо опухло, да, красное?
- Я думала, ты… сильная… а ты…                                                                             
- Ну, конечно я сильная, я очень сильная… В этом мире мужчин… в этом странном мире, только мы, женщины, можем, слышишь, только мы не должны дать мужчинам… Они же странные создания, для них жизнь – ничто, главное это их амбиции… если не мы, всё полетит в тартарары… сама подумай… Ладно, я пойду, посижу где нибудь на бережку, приду в себя, а ты… ну,  в общем, что хотела тебе сказать: если ты решишь жить, то здесь ты очень быстро поправишься, здесь такой климат, буквально через несколько дней ты станешь на ноги, и тебе не будет так тошно от своей беспомощности.
- Где это здесь?
- Послушай, это уже тема другого разговора… я пойду… потом.
После этого разговора Яна стала выздоравливать. Её перенесли на общую поляну, чтобы не было так скучно лежать.
Девушка долго молчала, но когда заговорила…
- Слушайте, вы серьёзно думаете, что Крым мог быть Украиной? Севастополь - город русской славы - признал бы ваши законы, вашу интерпретацию истории? Ваших «героев»? Вы серьзно думаете, что Крым мог заговорить по-украински… ваши постановления об украинизации, которыми вы засыпали местные власти… это же бред. Господи, какие же вы ограниченные. Вы, прежде чем принять какую-то идею, хоть бы почитали что-нибудь. Думаю, нормальный человек, если бы узнал, что ваш Донцов, идеолог национализма, переводил « Майн Камф» Гитлера или труд Муссолини, то сразу бы понял, что к чему. Скажи мне, кто твой друг… Скакать проще, чем думать… что посеешь, то пожнешь… - девушка замолчала, изо всех сил зажмуривая глаза, чтобы слезы не капали, и отвернулась. Все молчали. Этот горячий монолог никто не успел остановить, но никто и не вступил в дискуссию. 
- Когда она успокоится, надо объснить ей ситуацию, хоть это и трудно, но необходимо, я уже пыталась, но пока видно не убедительно, – сказала Люба.
- В чем вы хотите меня убедить, - повернула голову Яна, - это бесполезно, можете не стараться.
- Ніхто ні в чому не буде тебе переконувати, ти маєшь право мати свою особисту думку, головне, щоб ти висловлювала її спокійно, без зайвих негативних емоцій, – сказал Денис и улыбнулся, - у нас тут свобода слова при наявності поваги і доброзичливості. А краще побалакаємо за щось приємне… за любов, наприклад, - парень осекся, увидев в глазах Яны боль, - пробач.
Он встал и пошел искать себе занятие. Обернувшись, сказал:
- Оно укроп тобі костилі доробляє, скоро будешь, - обидное «скакати» чуть не сорвалось с его губ, но он сдержался, - ходити… ходити краще, ніж лежати. 
…………………………………………………………………………………………
Яна лежала, часами уставясь в небо. Олег приходил, приносил фрукты, цветы, сидел рядом, девушка отворачивалась. Жизнь шла своим чередом, скоро Яна смогла, опираясь на « костыли», потихоньку ходить. Олег все время оказывался рядом.
Как-то вечером, после ужина, пели. Песни заменяли телевизор, интернет и радио, и прочно вошли в их жизнь. Вдруг Яна сказала:
- Я тоже спою.
Все приготовились слушать, как-то волнуясь за неё, за эту девочку.
- Бегут весенние ручьи и солнце в них купает ноги, а мы сегодня все спешим, благословим свои дороги… Ой, ты синее небо России, очарована небо тобой, и березки, подружки босые, мне приветливо машут листвой. Я нигде без тебя не утешусь, не смогу без тебя моя Русь, ты прости меня Господи, грешна, о России тебе помолюсь… Другого буду целовать, с другим быть может брошусь в омут, но разве сможет он понять чужую страсть к родному дому… Ой, ты синее небо России, очарована небо тобой, и березки, подружки босые, мне с пригорочка машут рукой…
 Девушка пела перефразированный текст известной песни, выговаривая слова, как будто что-то пыталась доказать или растолковать.
…Майкл спел песню «Битлз» и Яна вдруг спросила: 
- А как же английский язык? Вот все славянские языки произошли от древнеукраинского…
Миша улыбнулся.
Майкл, хотя вопрос был задан не для ответа, добродушно сказал:
- Сотворил Господь человеков по образу и подобию своему и сказал: «плодитесь, размножайтесь, живите и радуйтесь». Отец у нас один, у всех у нас по два глаза, один нос, один рот, по два уха, две руки, две ноги… сердце, печень и все остальное, и  все хотим счастья, любви, здоровья, растить детей… А разные мы, чтобы было веселей…
- А у нас была кошка, и она привела котят и все котята были разные, и рыжий, и серенький и даже трехцветный, такие хорошенькие, - поддержала разговор Вероника.
…………………………………………………………………………………………..
Яна поддела Романа и тот не выдержал, подхватился и подскочил к ней.
Девушка стояла, прислонившись к дереву, опираясь на самодельные костыли.
- Відійди, - Олег стал между ними, - не чіпай її.
- Да не надо меня защищать, пусть ударит, это ж «цілком нормальна реакція – бити тіх, хто не згоден з тобою»… отойди, пусть ударит, может ему легче станет.
- Відійди, вона як дитина, не розумієш, ти б ображався на дитину, яка тебе дражнить?
- Не збираюсь я її бити, ще не вистачало. Чому вона постійно підколює?
Мужчины постояли, глядя друг на друга, потом Роман развернулся и ушел. Не глядя на девушку, Олег тоже отошел, сел на своё место и продолжил что-то мастерить. 
………………………………………………………………………………………
- Не надо мне помогать, слышишь, я не нуждаюсь ни в жалости, ни помощи мне твоей не надо! - Яна сжала губы, лоб её нахмурился. Она оттолкнула парня.
Все это длилось уже не первый день и вдруг… Аня не выдержала.
- Знаешь, все-таки ты неблагодарная… для тебя столько делают, а ты…
- А я вас не просила, нечего теперь этим тыкать.
- Все равно так себя нельзя вести.
- Не треба, Аню, облишь.
- А ти, ти, ти ж чоловік, де твоя гордість, вона тебе шпиняє, а ти… хіба так можно, чоловік не має бути ганчіркою, він повинен бути гордим!
- Бувають випадки, коли сила проявляє себе у другому… я ніколи не ховав кохану людину, - тихо сказал Олег, печально посмотрел на Аню и ушел.
Яна, бледная, как в тот день, когда её почти бездыханную он принес в лагерь, торопливо схватила костыли, уронила один, попыталась взять, упала, пыталась встать. Антон подошел, помог подняться. Не поднимая глаз, девушка кое-как оперлась на костыли, спотыкаясь, дошла до края поляны и скрылась за деревьями. Стояла гнетущая тишина, всем было не по себе.
- Жалко тетю Яну, да, мама Люба?
Женщина погладила по голове прижавшуюся к ней девочку.
Аня растерянно смотрела на всех, и вдруг сорвалась с места и побежала за девушкой.
- Ты прости меня, ладно? - сказала, глядя в глаза, полные боли. - Прости, пожалуйста.
…………………………………………………………………………………………
Прошло несколько часов, а Олег не приходил. Начинались сумерки. Беспокойство охватывало людей в лагере.
- Я пойду, поищу его, попрошу прощения, - подхватилась Аня.
- Только бы ничего не случилось, - Люба покачала головой.
- Обиделся, сидит где-то сам и переживает, - сказал Игорь.
- Пойдем вместе, - Антон поднялся, - скоро стемнеет.
- Я тоже поищу, - Миша встал, - надо парня домой возвращать, что он там как сирота.
- Давайте пошукаємо, тільки зараз буде темно, щоб ніхто не загубився, - встал и Руслан.
- Може він дрихне собі під кущиком, пташки співають, -  Денис тоже поднялся. 
- Хорошо бы, - улыбнулась Лида.
- Може він на цей раз не Яну знайшов, а Еву, може вона його пригощає яблучками з дерева пізнання добра і зла, а вони такі ж солодкі, - Марк тоже попытался разрядить нарастающее волнение.
…Олега не нашли, поиски решили отложить до утра. Всю ночь горел костер, они не спали, неторопливо текла беседа.
- У мене товариш, знайомий, - рассказывал Роман, - скоро зіпьється, кожен вихідний п`є, а що, каже, ще робити, в селі роботи нема, поїхав на підприємство, живе у гуртожитку. Цілу зміну вішає курок на крюки, як робот, руки болять, кілька сотен за зміну, не пам`ятаю вже, скільки треба їх почіпити. А як приїхав він, нічним мийщиком влаштувався, усю ніч мив з напарником от пір`я та крові цехи, з кислотою, мийними розчинами, а вранці, вже додому скоро йти – виходить курка і іде по цеху, когтиками цок-цок, мужик їм каже, щас побачать оце і оштрафують на енну сумму… треба її того… а напарник, такий інтелигентний, розгубився і каже, я сюди мийщиком працювати прийшов, а не вбивати, а той йому, дурак ти, знімуть півзарплатні, встав, взяв її за ноги, і тріснув головою об цементовий бордюрчик… а тепер, коли він там два роки проробив, той напарник каже: «Мені все по фіг, я сам тут як тварина». Кажу: «Залишай усе, їдь куди небудь, шукай чогось другого», а він мені: « - І куди? Я матері висилаю гроші, вона так радіє, де і шо я маю шукати, поясни мені? У вихідний вийдем з хлопцями на Дніпро, по 200гр. накатимо, зкупаємось і лежу засмагаю, на небо дивлюся…»
- Все одно, так не можна, - сказав Марк, - людина повинна до чогось прагнути… розвиватися, мати мету, не можна ж так жити, це ж деградація особистості.
- Розумний ти, батьки змогли дати освіту, а у нього батько хворіє постійно і два молодших брати… він теж у школі добре вчився, був в змозі вивчитись на щось путне, але ж гроші потрібні.
- То ти про себе, так і кажи.
- Набридло таке життя.
- И ты пошел на войну, - сказала Люба.
- А що, - с вызовом сказал Роман, - і Україну захистити і гроші заробити.
- Двух зайцев, в общем, сразу…
- А що, - поддержал друга Денис, - так вже не можна було жити, тому і майдан був, революція гідності. Якщо ми б були разом, усі, то такого б не було.
Миша вздохнул, но промолчал. Антон тоже уже открыл рот, но взглянув на Аню, тоже вздохнул и только молча подкинул в костер сухую ветку. Не выдержала Яна.
- Блин, если бы вы меньше скакали под дурацкие слоганы. Да нет, по определению мы все не могли быть вместе… Сам посмотри, только власть сменилась, кстати не конституционным путем, вернее сказать вообще разбойным, сразу заговорили об отмене регионального русского языка. Ладно, когда приезжаешь в чужую страну, там понятно, надо подстраиваться, а если ты тут родился, вырос, и родители твои тоже, и вот оказывается ты - национальное меньшинство, и не имеешь право даже на свой язык, на то, чтобы твои дети учились в русской школе, вы хотите все школы сделать украинскими… вот эта идея фикс « Украина для украинцев» вас и погубила, если не уважать часть своего народа, такие вещи как на Донбассе и получаются… теперь это хорошо видно… и не удастся свалить всё на козни политиков, если бы люди чувствовали хорошее отношение к себе, никого бы не удалось взбаламутить, а если посмотреть эти дикие видео о событиях в Одессе, то человек конечно начнет вооружаться, чтобы защититься. А свобода слова? Не так думает журналист, его убивают… пять выстрелов, это расстрел просто… а ты говоришь «вместе»… Вам пришла в голову гениальная мысль «Украина для украинцев», Ленину пришла в голову гениальная мысль «Вся власть пролетариату», Гитлеру пришла в голову гениальная мысль об исключительности арийской расы, и он хотел расселить по свету свою культурную нацию, а быдло, в частности славян, по плану Ост полагалось уничтожить, выселить в Сибирь и оставить только столько людей, сколько нужно для обслуживания господ арийцев. Сейчас какому нибудь фантазёру придет в голову очередная гениальная идея, ну, допустим право на жизнь имеют только те, кто умеет ездить на велосипеде или например, рыжие, остальные недостойны. Деньги все сделают, ученые подведут базу, докажут, что так мол и так… развитие полушарий головного мозга, гены… бла-бла-бла… наукой доказано, что в процессе эволюции, историю приплетут, и начнется, будут рыжих выводить, остальных быдлом считать и изводить. Если есть деньги, оружие, то и последователи всегда найдутся, ведь при переделе-беспределе всегда можно бабла срубить немеряно. «Всеобщая мировая республика или империя Рыжих». Обьяви этого и этого вредным, опасным и можно его убивать, забирать имущество, в общем кайф. Сверхраса огненных людей! Вождь – огнеголовый! Какой-нибудь рыжий, которого в детстве дразнили, а когда был подростком любимая девочка сказала презрительно: «Ты в зеркало на себя смотрел, с тобой в кино?! Клоун!» И ушла с каким нибудь смазливым. И вот этот несчастный живёт, и мечтает всему миру отомстить за унижения, и как-то знакомится с сыном олигарха, а тот, допустим, нетрадиционной ориентации, а сам  нереально страшненький, с белесыми ресницами и вот в баре они знакомятся и под текилу общаются,  бывает же наверное и таких людей тяготит одиночество, и он рассказывает безумный план создания организации «Мировое обьединение огнеголовых». Папа для любимого сыночка денег не жалеет… и покатило, научные конференции, профессора, доклады, новейшие открытия генетиков, книги. «Энциклопедия огнеголовых». Окажется что Пифагор и Энштейн, Паганини и Моцарт были огнеголовые. «Сверхраса двадцать первого века», предсказания Ванги и Нострадамуса: Эра огнеголовых! «Мозаика огне-йоги», трехтомник «Вклад огнеголовых в развитие цивилизации», «Вибрации солнечного спектра. Воздействие на подсознание». По радио попсовые хиты: «Мальчик рыжий мой, я так хочу быть с тобой». В гламурных журналах: «Рыжие – самые темпераментные мужчины», «самые чувственные женщины – с огненной копной волос». Показы мод: все оттенки оранжевого, красного, коричневого. Модно краситься в рыжий цвет. Всё, общественное мнение подготовлено, пипл хавает, модные бренды, тренды. Рыжим быть престижно, бомонд красится во все оттенки рыжего… Если ты не рыжая, тебя не выберут королевой красоты. На этом фоне книги, научные конференции доказывающие их исключительность, высшее предназначение. Организация набирает силу, приверженцев идеи всё больше. На этом фоне – пламенные речи, и обещания дать человечеству счастье, такое желанное, неужели, наконец-то, а вдруг и правда! «Сверхвозможности расы огнеголовых», «Новый мессия». Счастья так хочется… И вот он-вождь! Самые красивые женщины, самые красивые мужчины, передел, беспредел… Что скажете, абсурд? Отнюдь, схема одна. Слоганы: «Познай себя – изучай высшее знание животворящего Огня». Если хорошо будешь изучать – приобщишься к Великой Истине! Ряд мистификаций в духе Коперфильда. Выборы. «Сделать вас счастливыми - моя цель и предназначение!», «Эра огнеголовых – мечты сбываются!», «Изобилие неизбежно!». Эти настоящие, а эти, если будут стараться, соблюдать новые правила, красить волосы в рыжий цвет, петь новые песни, носить рекомендованную одежду, изучать рекомендуемую литературу, то приблизятся, и даже возможно кто-то из них научится быть правильным человеком новой сверхрасы, надо только слушаться и делать то, что говорят…
Новый Бог, новый Мессия, новый вождь. Тех, кому не нравится, кто думает иначе, людей со здравым смыслом, назвать врагами. Что, абсурд? Почему? А вспомните, при большевиках были враги народа, вспомните, люди говорили между собой, у нас ни за что не сажают, значит было за что, раз посадили. Вспомните какой маразм учили в школах, в институтах, бабушка рассказывала… марксизм-ленинизм… она конспектировала и честно пыталась понять… галиматья… личный комплекный план комсомолки - изучить работу Ленина. Вспомните, когда клеймили на собраниях тех, кто читал не те книги, не те стихи, слушал не ту музыку, носил не ту одежду. Не говорю уже о лагерях и тюрьмах, это все знают. Тоталитарный режим и всё такое. А если был согласен, играл в эту игру, всё выполнял, в принципе можно было жить, не всех же репрессировали, депортировали, геноцидили, большая часть народа жила себе потихоньку, любила, работала, рожала детей и мечтала о счастье. А вожди вели к коммунизму… 
А теперь… опять нас ведут к счастью, только надо изо всех сил верить, хотеть и идти… туда куда скажут… В самостийну незалежну  Украину… Быть свидомым, носить вышиванку, скакать, когда говорят и самое главное - ненавидеть врагов-москалей. Видите, опять кто-то мешает идти к счастью, опять есть враги (народа) - русские, и те кто хочет с ними дружить, не хочет отречься от них… в общем, друзья врагов автоматически становятся врагами. А в советское время требовали, чтобы дети отрекались от родителей - врагов народа.
Так почему же раса огнеголовых - это маразм и абсурд, а это нормально, почему? Ведь идеи меняются, а все остальное остаётся, схема одна и та же. Любая идея возникает в мозгу у одного или нескольких человек и они начинают внедрять её людям, появляются приверженцы этой идеи, и пошло-поехало…
………………………………………………………………………………………
Олег ушел далеко от лагеря, лес закончился, долина лежала перед ним как огромная чаша. Парень сел на краю.  «Яна… Вона не схотіла жити без коханого… ні, я не думаю, що це правильно – піти з життя так, за власним бажанням, але ж вона ТАК себе почувала, ніхто не може знати, що відчуває друга людина, що там у неї у душі, у голові… отож виходить у кожного своя ПРАВДА? А де ж та справжня, єдина ПРАВДА для усіх  ? І чи є вона… А може у кожного і не правда, а просто точка зору… у зв`язку з обставинами, з отриманою інформацією, у кожного своє бачення світу… Один радіє дощу, другий сумує в ту саму годину, з того ж приводу… Дівчина полюбила іншого, пішла до нього, для одного - драма, для другого -щастя… і так у всьому…»
Олег спустился по склону, ноги погружались в песок, кое-где росли цветы и трава, песок, песок до горизонта, ракушки.
«Мабуть, тут було море колись… Море… Я ніколи не бачив моря… тільки на екрані. Як там у фільмі «Достучатися до небес»… «Ти не бачив моря?!» І справді, можно так прожити як попало і не побачити. А Яна виросла біля нього… цікаво, мабуть, постійно бачити море, і зимою і восени, і весною, а у літку… то це вже… Навіть уявити собі важко як це… до самого горизонту… А коли шторм… великі хвилі… бескраю море і безкраю небо… і душа, мабуть, так же себе почуває - без краю…»
Олег лег на траву. Облака плыли по небу. 
«Як солодка вата… багато - багато солодкої вати… і чого вона так подобалась у дитинстві?.. запхнеш у рота, а вона тане і так солодко-солодко… така пухка, велика, а у руці стає липкий комочок…» Он не заметил как уснул. Сначала сон был легкий, безмятежный, а потом… приснилась Яна, она смотрела на него печальными глазами и вдруг сказала: 
- Ты предатель! Все вы мужчины – предатели.
- Чому? - растерянно спросил юноша.
Глаза девушки наполнились слезами. Он наклонился к самому её лицу и… проснулся. Стемнело. 
«Треба йти, вони ж там вже мабуть хвилюються… як я заснув…»
Песок был усыпан ракушками, разноцветные, пёстрые, ярких оттенков и нежных, и вдруг юноша увидел большую красивую ракушку необыкновенно причудливо изогнутую и окрашенную. Он взял её в руки, рассмотрел красивый узор. «Мушля… яка гарна… Янє буде подарунок… Зрадіє? Аби тільки не плакала…» Олег приложил её к уху и стал слушать. « Байдуже, що це кров у вухах шумить… все одно цікаво…» Море шумело, волны накатывали на берег и отступали, рассыпавшись белой пеной, кричали чайки, потом Олег услышал плеск весел, опускаемых в воду мощными рывками… и приглушенный крик «Земля!» Внутри у парня похолодело и он отнял раковину от уха. Вокруг всё было так же, виднелся лес… нет, все так же, да не так… вдали парила какая-то красивая птица. «Альбатрос» - почему то подумал Олег, хотя видел такую экзотику только по Дискавери. Ветер, пахнущий водорослями, швырнул в лицо Олегу соленые брызги. Сердце билось часто-часто, юноша постоял немного и снова приложил «мушлю» к уху… шумело море тихонько… потом послышалось шлепанье босых ног по воде, женский смех, потом невнятный разговор… слов нельзя было разобрать, голоса, мужской и женский, переплетались, доходя до шепота… потом все стихло и вдруг Олег услышал голос Любы:
- Только бы ничего не случилось…
Он задвигал головой, но никого не увидел.
- Треба йти.
Олег пошел по направлению к лесу, бережно держа в руках волшебную ракушку. Захотелось пить. И берег, казавшийся таким близким, никак не приближался. Пить хотелось всё сильней. Ночь мягко накрыла мир. Темнота была прозрачной и Олег как будто очутился в сказке. В руках мерцала нежным светом раковина, ракушки, рассыпанные вокруг, светились. Летали бабочки, медленно шевеля фосфоресцирующими крылышками.
- Як чудово! Я цього ніколи не забуду… Як би ще так пити не хотілося…
И тут пошел дождь, такой добрый, вкусный дождь полил прямо из сверкающего звездами бархатного темно-синего неба. Он освежил запыленное тело. Олег без опасения пил эти прозрачные прохладные струи. Драгоценную раковину он прижал одной рукой к груди, так чтобы влага не попала внутрь, конечно это не шкатулка сказок с электронной начинкой, но все- таки, на всякий случай, чтобы не испортить. Другую руку он подставил под льющиеся капли и пил… пил… Сейчас, вдали от дома, вдали от людей, стоя один под этим дождем, он был счастлив… может это показалось бы странным кому-то, но не ему. Радость заполнила его.
Дождь закончился. Олег прошел ещё немного и наконец начался склон, за которым был лес. Выбравшись наверх, он задумался, стоит ли ему идти ночью, разумнее все-таки подождать утра, не хотелось бы долго скитаться потом в поисках своих.
- Вони може шукають мене…
Войдя в лес, он крикнул темным силуэтам деревьев:
- Еге-гей! Мишко! Руслан! Антон! 
Казалось, деревья стали просыпаться и тихо зашелестели в ответ. Он умостился поудобнее под большим развесистым кустом и задремал.
…………………………………………………………………………………………..
Вместе со всеми Яна сидела у костра всю ночь. Когда под утро где-то вдали стало грохотать, девушка спросила с тревогой:
- Что это? Война?
- Скоро узнаем, - печально сказал Миша, - ну, что, мужики, выдвигаемся на разведку.
- Где там наш Олежка? - взглянул на Яну Антон. - На речку, умыться, и вперед.
- Я бы этих уродов, которые войны начинают…
Все уставились на Игоря.
- Этих недалеких, жадных, эгоистичных, примитивных людей сразу отправлял…
- На урановые рудники, - улыбнулся Марк.
- Не, можно интереснее придумать, - приняла Люба участие в разговоре, - специальные лечебно-воспитательные учреждения, в палату и крутить часов по десять в день хроники войн, не сражений, а то, что после бомбежек, боев бывает, раненых, стонущих, убитых, операции в полевых условиях, детей пострадавших… Недельку так полечить, а потом…
- А потім вивезти на необжиті землі, поставити палатку, дати інструменти, семена і хай бавиться, - поддержал Денис.
- Так, щоб йому потім за щастя було, коли це закінчиться, бачити і спілкуватися з людьми.
- Всегда найдутся  такие, которым захочется повоевать.
- В пейнтбол пусть играют.
- Ага, только заикнулся что-то о вражде, о войне, всё, отставка, увольнение, иди город от мусора очищай, асфальт ремонтируй, - засмеялась Лида.
- Да их опасно за асфальтоукладчик сажать. 
- Мне кажется война должна стать анахронизмом, далекой древней историей. Надо принять такие законы во всех государствах, чтобы войны были запрещены как метод решения любых вопросов. Садитесь за стол переговоров, говорите хоть до посинения, хоть сто дней, но договаривайтесь.
- Как Швейцария, удается же ей жить без войн уже сколько столетий…
- Умудряются в одном государстве ужиться итальянцы, немцы, французы… Подумать только: четыре государственных языка на восемь миллионов жителей, даже для тех, кто составляет один процент от общего количества населения.
- УМУДРЯЮТСЯ! Вероятно, там правят мудрые люди…
- Ну, все, пошли, потом поговорим, когда вернемся.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться