Путь домой

Размер шрифта: - +

Глава 56

                                                             ГЛАВА 56

Максим проснулся и снова стал целовать  ее тело.
- Я тебе кохаю...
Рита умело  управляла процессом так, чтобы все произошло, и чтобы страсть не захлестнула ее, она не хотела страсти.
- Чому ти не даешь мені цілувати тебе як я хочу… тому що ти не любиш мене, а тільки жалієш…
- Глупышонок ты, любовь бывает разная… это не жалость, это нежность…
Женщина наклонилась и стала бережными движениями ласкать его, чуть касаясь кончиками пальцев, губами и волосами. Юноша застонал. 
- Иди ко мне, мой хороший…


Наутро, пока Рита спала, Максим нарвал целую охапку цветов.
- Красивые. Спасибо. Зачем. Мы же пойдем сейчас, что же, будем нести с собой? - Рита улыбнулась.
- Як  схочеш… а можем нікуди сьогодні не йти… - Максим влюбленными глазами смотрел на женщину. - Давай купатися.
Он  подхватил ее на руки и понес к реке.
- Будемо как Адам и Єва.
- Только я не твоя Ева…
- Не починай…
- Ты не забыл, мы должны предохраняться, ни магазинов, ни аптек пока не видно, презервативы негде взять.
- Та не забув, не хвилюйся… а я не проти дитинки.
- Мальчишечка… Ты сам недавно был «дытынкой».
- Не дражнися…
- А то, что?
Максим поставил Риту на белый мягкий песок и припал к ее губам.

 

… - Ти хочеш тільки віддавати… і нічого не брати від мене, так, але ж я почекаю, я буду чекати…


…Они  позавтракали  и пустились в путь. Прошли совсем немного, вдруг услышали за деревьями человеческую речь. Рита засияла: «Максим, люди!» и рванулась вперед. Парень тоже поспешил за ней. Они увидели  четверых  вооруженных мужчин и остановились. К ним подошел один военный в камуфляже и размахивая автоматом, что-то спросил гортанным голосом на незнакомом языке. Женщина покачала головой и сказала: «Не понимаю». Тогда  подошел другой: «Русская?» Рита кивнула. Мужчина что-то сказал своим спутникам и снова заговорил по-русски. Он спрашивал, что это за местность, кто они и куда идут. Ответы их не удовлетворили и, подойдя к  молодой женщине, третий, видно он был у них командиром, грубо потряс ее за плечо. Максим кинулся защищать, но двое мужчин принялись его избивать. Рита стояла спокойно, как будто ничего не происходило. Тот, который говорил на русском языке, смотрел на нее, она тоже смотрела прямо ему в глаза. Мужчина что-то сказал, и они остановились. 
- Мне все равно больше нечего сказать, кроме того, что я уже сказала. Я продавала сигареты этому парню в магазине, потом раздался взрыв, все кругом обрушилось, и я очнулась в этом лесу, он тоже, и вот мы несколько дней идем, ищем какую-то цивилизацию, и первые люди которых мы встретили - это вы, - тут выдержка ей изменила и молодая женщина скривилась. 
Мужчина перевел своему командиру, и они стали что-то оживленно обсуждать. Максим поднялся, и вытер ладонью кровь с лица. Рита скользнула равнодушным взглядом, как бы невзначай  приложила палец к губам, она не знала, понял ли он ее. Нельзя  таким людям показывать насколько дорог тебе человек, это позволяет им манипулировать тобой. Хотя конечно не всегда это возможно. Командир что-то произнес и этот его помощник перевел. Им не верили и сказали, что они пленники, и что пусть за них заплатят выкуп, иначе  смерть. Тогда Рита решилась спросить, кто эти люди. 
- ИГИЛ, - коротко ответил мужчина.
- Не слышала… «Азов», «Айдар», «Призрак», «Оплот», «Восток», «Донбасс», а вы со стороны ополченцев или украинской армии?
Мужчина  непонимающе уставился на нее.
- А вы из какой страны? - догадался спросить он.
- Из Украины, ясно… А вы?
- Ирак, Сирия.
- Мамочка моя родная… А откуда ты так хорошо русский знаешь?
- Я из Дагестана сам родом.
- Какая же тебя нелегкая занесла в Ирак?
- Мы строим новое государство, со справедливими законами, Исламское Государство Ирака и Леванта.
- А-а… Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем… Я Рита, а тебя как звать?
- Замир.
- Ох, ё, имя то какое - «за мир»…
Мужчина изменился в лице.
- Прости, пожалуйста, я больше не буду, просто вдруг оказаться пленницей, как-то, знаешь… не очень.
Максиму связали руки. Один мужчина подошел и стал спрашивать что-то, показывая на Риту. Замир ответил. Тот кивнул головой, удовлетворенный ответом.
- Что он хочет? - с тревогой спросила женщина.
- Иди сядь там возле свого друга, и сиди тихо как мышь, - мрачно  ответил мужчина, сурово глядя  на Риту.
Она  проникновенно посмотрела на  Замира.
- Я не хотела тебя обидеть, честное слово, я же вижу - ты нормальный…
- Я не нормальный, все, у кого на руках кровь уже не нормальны, ну, Аллах там с нами разберется… Ты веришь в Бога? 
- Я агностик, знаешь про таких?
- Иди сядь.
Рита села возле Максима.
- Слушай меня внимательно, нельзя показывать наших отношений, а то они веревки из нас будут вить. При первой возможности бежим. История запутанная, это вообще какие-то исламисты, одна надежда, что у этого, говорящего по-русски, крыша не совсем поехала. Мальчик мой, ты держись, ладно, я буду делать вид, что мы с тобой просто знакомы, не будем доставлять им удовольствия.
- Поворковали. Пойдем, командир хочет с тобой поговорить.
Рита не могла понять выражения лица Замира.
- При чем здесь ворковать, - встала, пожала плечами, - просто рассказала последние новости, мы уже столько идем в этих лесах, а вы давно здесь?
Мужчина с неохотой раскрыл сжатые губы для ответа.
- Давно, может месяц, может год.
Они подошли к «командиру». Тот ухмыляясь, что-то стал говорить. Рита вопросительно посмотрела на  переводчика.
- Секс джихад, знаешь, что такое? - неохотно произнес Замир. - В нем участвуют мусульманки или те, кто принял ислам осознанно, но ты сейчас пленница. Т.е. рабыня, так что…
- Догадываюсь что, - сказала она, - миленький, пожалуйста, он же тебя послушает, придумай что-нибудь… пожалуйста…
Мужчина что-то сказал  и любитель халявного секса  явно  расстроился, но махнул рукой, чтобы она уходила.
- Что ты ему сказал? - вполголоса спросила Рита.
- То, что у тебя женские дела, - улыбка наметилась где-то в уголках губ сурового лица.
- Спасибо. Я сразу поняла, что ты стоящий  парень, - засияла Рита, - а давайте я вам одежду постираю, будет чистая, тут рядом речка, рабыня же должна работать, и фруктов насобираю, я уже знаю, какие тут вкусные, какие нет.
- Без дружка не убежишь…
- Он мне как младший брат. Ты посмотри, пожалуйста, чтобы его без меня не обижали, я далеко не пойду, чтобы не заблудиться.
Они несколько секунд смотрели друг другу в глаза. И вдруг Рита спросила:
- А тебя дома ждет жена?
- Моя жена сбежала с любовником.
- А ты прости ее, отпусти и будешь снова счастлив, ведь если она полюбила, то не за что обижаться. Мне кажется, тот человек по-настоящему сильный, кто может простить, оценить чужой порыв души… Прости, рабыням не полагается  философствовать.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться