Путь домой

Размер шрифта: - +

Главы 66, 67

                                                         ГЛАВА 66
Перед ними расстилался огромный луг и по нему шли люди… паренек лет 16-17, и девочка, по виду ровесница Джона, или чуть старше.
- People… people! – Кэролайн радостно посмотрела на брата и побежала навстречу.
- Carrie! Hold hard! - Джон взял сестру за руку и пошел вперед.
- Good morninq!
- Привет, - ответил ему юноша, а девочка-подросток улыбнулась и сказала:
- Good morning!
Кэролайн подошла ближе и стала быстро что-то говорить.
- Подожди, подожди, - засмеялась девочка, - я так ничего не пойму… говори медленней… I only speak very little English… Please, speak more slowly… Медленно, андэстэнд?
- My name is John.
- Илья, - коротко ответил юноша.
- А я Наташа Смирнова. My name is Natalie. А тебя как зовут? What is your name?
- Carrie… Caroline…
- Красивое имя. Бьютифул. Мы русские. Рашен, а вы?
- USA.
- Вау! А как вы здесь оказались? – Наташа сделала широкий жест. - Почему вы здесь?
- Я не знал, что в Йемене есть такие леса… мы уже несколько дней идем с сестрой. В Йемене есть русские, но мы не были знакомы с русскими, у которых есть дети, - говорил Джон по-английски.
- Йемен, что это, о чем он?- пыталась понять девочка.
- Йемен - это страна, - хмуро сказал Илья.
- И при чем здесь… короче… Вы куда идете? Where are you going?
- We are looking for people.
- We are looking for people, - повторила вслед за братом маленькая Кэролайн.
- О! Мы тоже! We also! Пойдем вместе? Вместе весело шагать по просторам, и конечно напевать лучше хором, - сказала Наташа, - let`s go together? Да, Илья? Они ищут людей как и мы, пойдем вместе, - глядя на серьезное лицо брата, она спросила, - вместе же лучше, да?
- Не знаю, - буркнул Илья.
- Ну, чего ты? Пойдемте, только куда идти, вы оттуда шли, а мы оттуда, так может пойдем туда, - девочка показала рукой, - пошли, маленькая, лэтс гоу… туда… идти… let`s go there...- махнула рукой, взяла доверчиво протянутую маленькую ручку в свою и пошла не оборачиваясь, - мальчишки, догоняйте!
Луг закончился и дети вошли в лес. Пели птицы, летали бабочки, шныряли какие-то маленькие зверушки. Ласково светило солнышко, и слышно было журчание воды – за деревьями виднелся небольшой водопад, вода падала со скалы и в разбившихся на миллионы брызг каплях воды отражался солнечный свет. Добежав до воды, девчонки стали пить и весело плескаться. «Мужчины» же вели себя сдержанно. 
- I`m hungru! I was very hungru! - заявила Кэролайн, вдоволь напившись.
- Хочешь есть? – спросила Наташа. - Мужчины! Мы хотим есть!
…………………………………………………………………………………………
Джон достал планшет, экран засветился. Мальчик обрадовался.
- О, включился! Все эти дни не включался. Связь не работает, позвонить нельзя, - он говорил по-английски, помогая себе жестами.
- Turn on cartoon! Pleas, John! - попросила сестра.
- Вот фильм… фильм включился… давайте кино посмотрим…
Наташа и Кэролайн расположились рядом, Илья остался сидеть, опершись о большой камень. Ситуация нонсенс, непонятно было и так, что происходит, теперь ещё дети… из Йемена… вообще ни в какие ворота…
Малышка сидела с широко раскрытыми глазами и смотрела в экран. Что-то грохотало, взрывалось, свистело и гремело.
- Ой, мамочки, - прошептала Наташа, - да что же это такое! - на глазах её появились слезы.
Илья резко поднялся, подошел, глянул. На экране происходил апокалипсис, рушились стоэтажные небоскребы, разверзалась земля, люди, машины проваливались в бездну. Юноша взял планшет в руки и одним движением закинул его в реку. Лицо его напряглось, губы сжались. Джон подскочил к нему и стал что-то быстро и эмоционально говорить.
- Как же вы достали… Головка бо-бо, - Илья постучал Джону по голове костяшками пальцев. Мальчик кинулся на него, драки не получилось. Юноша перехватил руки Джона, свалил его и прижал к земле. Кэролайн громко заплакала в голос.
- Илья, прекрати, совсем обалдел что-ли, - сестра бросилась на помощь мальчику. 
Юноша отпустил, встал. Наташа помогла Джону подняться, он отстранил её, отряхнул одежду и пошел в сторону. Плачущая Кэролайн побежала следом.


                                                             ГЛАВА 67


- Илюш, ну пожалуйста…
- Что ты хочешь от меня? Америкосы достали уже, у них и дети, видишь, что смотрят, одно б им только взрывать, бомбить и рушить, под видом спасения человечества, может лучшая помощь, если они вообще оставят человечество в покое.
-Дети не виноваты как их воспитывают, это взрослые навязывают им свое мировоззрение. А они сейчас заблудятся и ты будешь всю жизнь себя спрашивать, что стало с теми детьми, которым ты мог помочь и не помог, я же тебя знаю, ты же добрый, - Наташа улыбнулась, - Илюш, мы же старше, а они же дети…
- «Онижедети», - губы юноши дрогнули в улыбке, - Луркоморье цитируешь… сама такая взрослая… ладно, погорячился я…
Джон вернулся за рюкзаком. Илья подошел, и мальчик отпрянул, настороженно глядя и сжав кулаки.
- Дурак совсем… Наташ, скажи ему…
Наташа хотела взять на руки маленькую Кэролайн. Но та вырвалась и, подбежав к брату, обняла его.
- Дурдом, - мрачно констатировал Илья.
- Раша агрессия.
- Что ты знаешь о России, то что тебе рассказали дяди из Вашингтона… те, которые виртуозно владеют технологиями разжигания смут по всему нашему шарику… и все упирается в зеленое бабло… Да, надо было английский учить… как ему объяснить, а, Наташ?
Из-за деревьев вышло отвратительного вида существо, что-то среднее между бешеной собакой и шакалом, оно злобно щерилось и приближалось к людям.
Илья присмотрел приличного вида сук.
- Наташа, уходите, а если не получится, постарайтесь залезть на дерево, я буду отвлекать.
Не сводя глаз со зверя, мальчик сделал шаг к орудию защиты, существо издало противный визг и раскрыло пасть, усыпанную в несколько рядов мелкими, но острыми зубами. Илья добежал, схватил намеченное оружие, и отмахиваясь от кинувшегося на него зверя, громко закричал: «бегите!».
Дети побежали, вдруг Джон остановился, и со словами «run fast»-(бегите быстро), стал искать какую нибудь палку и вовремя: из-за деревьев показалась еще одна такая же тварь. Наташа помогла малышке забраться повыше, наказала крепко держаться и не бояться, и побежала на помощь мальчишкам. Ухватив  корягу, девочка  остановилась, не зная, что ей дальше делать. Визжащие и хрюкающие монстры кидались на ребят, вцеплялись в палки и повисали на них, кое-где одежда висела лохмотьями и уже была видна кровь, но они отважно без остановки отбивались, ибо остановиться было нельзя.
- Наташка, твою мать, кому сказано - на дерево!
- Ага, сейчас, - храбро отозвалась девочка, несмотря на то, что была бледная как стена и голос задрожал. Тяжело дышащий зверь, нападающий на Джона, вдруг остановился, глянул, развернулся и побежал по направлению к ней. Изнемогающему мальчику получилась своевременная передышка, он обессиливал и еле держал в руках свое импровизированное оружие. 
- Беги!!! - в один голос закричали ребята один на русском, другой на английском.
- А-а-а! - одновременно с ними закричала и Наташа и, выронив тяжелую корягу, понеслась к ближайшему дереву. Монстр, атаковавший Илью, получил увесистый удар по челюсти, захрипел и пополз куда-то в сторону. Вдвоем бросились мальчишки на помощь. Как обезьянка, забралась девочка на дерево, только зубы щелкнули у зверюги. С остервенением кидалась она на подбежавших ребят, но двоих ей было уже не одолеть, пятясь и подвывая отступила в чащу. Наташа слезла с дерева и крича: «Мы победили! Ура!» побежала снимать с дерева маленькую Кэролайн. Потом девчонки перевязывали своих героев, плели веночки, награждали и целовали их, и смущенные ребята не знали куда деться от такого внимания. Потом был тихий вечер у костра, задушевная беседа. Илья с Наташей узнали историю Джона и Кэролайн, а американские дети в свою очередь узнали историю своих новых друзей. Наташа и Илья были сводными братом и сестрой, их родители поженились, когда они были еще маленькими. Жили они в России, после смерти родителей их взял брат матери Наташи, и последние четыре года они живут в Украине, на Донбассе. Теперь тут война. Там где они жили, долгое время было относительно спокойно. Их отвезли в деревню, к бабушке, дяди Лешиной маме. Но он предупредил детей, что вывезти их скорее всего придется, он не хотел рисковать. А им не хотелось уезжать, нигде на белом свете у них никого не было. У дяди Леши тут был нормальный бизнес, столько лет он его налаживал и жаль было бросать. «Если ты вложил столько сил в свое дело, то это как ребенок твой, и разве просто - так взять и кинуть все, ехать в белый свет из дому, куда-зачем-почему, начинать все сначала…». Как-то подъехали  неизвестные и стали проводить так называемую «национализацию», больше похожую на «отжим» частной собственности и разборки в стиле 90-х. Можно было поупираться, повоевать, сдерживаясь, мужчина попытался найти наиболее приемлемое решение. 
- Кто они? - спросил потом Илья.
- Если б знать, - ответил дядя Леша, столько лет заменявший им отца, - снова на родине - гуляй-поле, кто сильнее, тот и прав, любая революция, бунт, восстание, рождает смуту, хаос, выбрасывает наверх как и сокровища, так и мусор, обнажает как лучшие человеческие качества, так и самые худшие, низменные.
- А правда… В чем правда, дядя Леша, как вы думаете?
- У меня  друг есть, Сергей.  Он в 90-е стихотворение написал. Несколько строчек я запомнил: «мой путь - скитальца и аскета, отнюдь не путь боевика, люблю я солнце, птиц, и ветер, и не в крови моя рука, насилье, власть - игрушки злобных, а мне от крови тошнота - пусть не дойду, но твердо помню, что посох - вот моя судьба». Он потомственный казак, виртуозно владеет шашкой, занимался рукопашным боем, стрельбой, собирал библиотеку по истории казачества и разным видам оружия, может дать фору любому профессору, а когда пришло время лихое, сделал свой выбор, тогда еще… А теперь не знаю где он, может пошел паломником по монастырям, может уехал на какой-то хутор, может книгу пишет, точно знаю, что убивать он не будет, ни за барахло, ни за какую идею… Ничего, Илюшка… Перемелется, мука будет. Люди забывают, что все проходит, душа и совесть с тобой остается, до конца дней, и скорее всего и после. Когда берешь в руки оружие, надо отдавать себе отчет, что делаешь и что его предназначение - убивать. Это огромная ответственность. А душа умеет так болеть, что никакой водкой не заглушишь.
Дядя Леша уехал, они остались в селе. Потом начался обстрел, прямо во двор залетел снаряд. Как здесь оказались они не помнят, рвануло совсем рядом… и вот… Наташа рассказывала, как могла, помогая себе жестами и мимикой. Старательно переводила историю Джона и Кэрри. Но не могла понять, при чем здесь Йемен. Наконец она, пожав плечами, и состроив удивленную гримасу, так и сказала брату, что Джон с сестрой были в этой непонятной экзотической стране и… тоже после взрыва машины посреди проведения военной операции, очнулись здесь, в этих лесах. 
- Лес какой-то странный, может это мы - в Йемене? Спроси его, какая там природа. Невероятно конечно. Фантастика, но может мы каким - то образом переместились туда.
Джон ответил, что не очень-то похоже, и ребята замолчали, задумались.  Потом Наташа сказала, что им надо учить язык - тогда они лучше друг друга будут понимать, потом она вспомнила женские обязанности, и сказала, что им надо готовиться ко сну. Ей нравилось изображать из себя взрослую, и заботиться о маленькой Кэролайн, нравилось как девочка с обожанием смотрит на нее, и конечно командовать «мужчинами». Брат только улыбался, глядя на нее, и думал, что же ему теперь делать с этой детворой, надо было дежурить ночью, мало ли что, после нападения этих злобных тварей надо было быть начеку. Джон показал себя молодцом, но выдержит ли он ночью, не заснет ли… Ему теперь не приходилось думать, выдержит ли он сам, он теперь тут самый старший, ему НАДО выдержать.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться