Путь домой

Размер шрифта: - +

Глава 104


                                                              ГЛАВА 104

Степан занес раненого на поляну, положил на траву.
- Ой, я уже неповоротливая такая, - вздохнула Анечка, - давай, Сара, мы все будем помогать.
- Ранений немного, плечо, рука, только он весь в синяках… побои… и хрипит, дышит тяжело, наверное воспаление легких… температура… бедный…
У них уже был опыт. Рядом с центральной поляной организовали лазарет: к деревьям привязали куски ткани, отгородив «палату». Возле раненого дежурили всю ночь, и наконец наутро он пришел в себя.
- Открыл глаза… Доброе утро!
Парень смотрел на окружавших его людей.
- Где я? Кто вы? - голос звучал тихо и хрипло.
- Свои, свои…
Глаза мужчины приняли какое-то странное выражение, он шевельнул губами и закрыл глаза.
Прошло несколько дней, Егор, так звали парня, поправлялся, температура спала. На руку сделали фиксирующую повязку и он упорно старался все делать здоровой левой рукой, отказываясь от помощи. Анечка все сокрушалась по поводу его кашля, не зная чем лечить, пока прямо перед ней не вырос куст, расцвёл какими-то желто-зелеными цветами и осыпал лепестки прямо ей в руки. Молодая женщина заварила их как чай, попробовала сама и начала поить Егора.Через сутки приступы кашля прошли, он повеселел и стал улыбаться.
- Дядя Егор, а хотите, я вам сказку расскажу?
- Давай.
- Жила была принцесса…
- Ото тобі - принцесса, ти б йому краще про принца розповіла, - Денис как раз зашел проведать выздоравливающего.
- Всему свое время! - сказала девочка, - так вот, жила  принцесса во дворце. А была она красивая такая, волосы длинные, золотые, месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит. Гуляла принцесса в красивом - прекрасивом саду, на деревьях были привязаны колокольчики. Ветер подует, колокольчики динь-динь…
- Вероника, доча, иди, мама зовёт. Егору сейчас будут перевязку делать, а потом обед. После расскажешь. Ну, как ты, лучше уже?
- Да, спасибо. Я не понял, вы так относитесь, вроде я вам родственник, а вы даже не знаете, кто я. Может я преступник и скрываюсь. И вообще, кто вы?
- Видно, что выздоравливаешь, - улыбнулся Миша, - давай так, сейчас тебя лечить придут, а потом поговорим.
Больше всех за Егором ухаживала Эллен. Благотворительность, волонтерство - это была её жизнь, её стихия, а теперь, когда дружеские отношения с человеком который спас ее, несмотря на все её тайные надежды, не переросли во что-то более серьезное и лирическое, она чувствовала себя… не обманутой, но очень одинокой. И занимаясь делом, ей становилось легче. И еще: она могла говорить со своим подопечным. Задав вопрос на английском «ду ю спик инглиш?» и увидев в утомленных  глазах только боль и усталость, Эллен сделала вывод, что мужчина не понимает и теперь спокойно рассказывала ему обо всем.
- Как хорошо, что я могу говорить с тобой, ну и что, что ты меня не понимаешь, знаешь, мне столько пришлось пережить за последнее время… и тебе тоже… потерпи, потерпи, - уговаривала она его, - врачи говорят, звук голоса успокаивает, терпи, терпи, солдат…
Она перевязывала его, поила, кормила… Одной ей удавалось его покормить, у остальных он отбирал ложку и пытался есть левой рукой. Расплескав или уронив, оставлял это занятие и отвернувшись говорил: «Я не капризничаю, просто не хочу». Поэтому женщины смирились и шутили между собой, вот мол Эллен, русской речи не понимает, и пациенту приходится её слушаться. 
И в этот раз молодая женщина пришла и ласково разговаривая, помогла Егору удобнее сесть, и положив рядом все что нужно, став на колени перед импровизированной кроватью, хотела помочь снять платок, который удерживал руку, чтобы приступить к перевязке. Лица их оказались близко друг от друга и посмотрев ей прямо в глаза Егор неожиданно для неё удержал её голову здоровой рукой и поцеловал. Обескураженно смотрела Эллен на своего подопечного и отпрянув, заговорила быстро и эмоционально:
- Ноу, ноу, ноу. Такой синдром существует в медицине - пациенту кажется, что он влюбился в доктора, который его лечит, в медсестру, которая за ним ухаживает. Но это всего лишь временная иллюзия на время болезни. Ноу, ноу, ноу, - она жестикулировала, объясняла, потом улыбнулась, чтобы смягчить строгость и взяла в руки бинт, - будем перевязывать, это надо сделать. 
Но Егор не внял внушению, Эллен сама не поняла как оказалась на душистой подушке, набитой травой. Получив несколько поцелуев, молодая женщина растерянно глянула на  мужчину, подватилась и убежала. Она бродила одна вокруг лагеря и все вспоминала, как он смотрел на неё, его лицо, его глаза, прикосновения губ… Спрятавшись под большой «вербой» она смотрела на воду и не знала как ей теперь быть… что делать…
- Эллен, у тебя все в порядке? - Лиля и Камиль тоже гуляли и наткнулись на женщину.
- Yes, yes… I`m good… 
………………………………………………………………………………………
Не дождавшись Эллен, Егор отказался от обеда, мотивируя тем, что уже в состоянии приходить в общую «столовую». И действительно, пока Мария пошла за кем-нибудь из мужчин, что бы помочь ему дойти, Егор встал и шагая от дерева к дереву на ватных ногах, вышел на поляну. Его приветствовали улыбками, возгласами, даже аплодисментами.
- Да тише вы, чего раскричались, - сказала Яна, - Олег, помоги ему приземлиться.
Егора устроили поудобнее и в «гостиной» повисла тишина. Наконец он сам прервал её.
- Я что-то плохо понимаю ситуацию, это что, поселение сбежавших от войны?
- Как интересно сформулировал…
- Да, мы как бы сбежали, но не добровольно, а… как и ты, принудительно… раз и оказались здесь…
- Оказались здесь в лесу, а домой возвращаться не хотите?
- Вообще-то хотим, но это не так просто…
- Мы толком не знаем, что для этого нужно сделать.
- Есть информация, что один человек знает, и вот мы к нему идем…
- Уже год и даже больше…  
          -Когда мы сюда попали… сентябрь 2014-го, - сказала Аня, - и всё идем, идем… Последние дни, что ты помнишь, какое было число? Какой месяц?
- Октябрь, пятнадцатое, - ответил Егор, - четверг. А 25-го должны быть выборы, местные, но не у нас конечно, в республике, там, у укропов…
- Значит мы здесь уже год и месяц… и все остальные подтягивались за это время.
- Тебе это покажется странным, но ты привыкнешь, потому что по-другому никак.
- Здесь свои законы и их надо выполнять, иначе погибнешь.
- Ребята, кстати, где ваша декларация? Вот сейчас она бы и пригодилась.
- Да, мужчины! Где? Или вы только бла-бла-бла.
- Нормально всё. Проект уже набросали.
- А Джефферсон 17 дней Декларацию писал, так что мы почти уложились.
Егор только смотрел, переводя взгляд с одного на другого.
- Можешь нам ничего не рассказывать о себе, а можешь рассказать, только не заводись, потому что здесь даже если один злится, то страдают все…
- Я рассказывала дяде Егору, но он конечно подумал, что у девочки богатое воображение, - засмеялась Вероника.
- Мы все не верили, а оказалось, так и есть. Единственный способ жить, это жить по принципу: «Один за всех, и все за одного».
- Чтобы не активизировалась местная фауна, надо не обращать внимания к какому виду флоры кто принадлежал.
- Папа, ты такой умный, - вздохнула Вероника.
- Я так понял, это насчет «укропов»?
- Так, є тут, є укропи. О, хлопці, а скількі нас? …Нас уже багато, семеро, так, може ми свою республіку організуємо? О, Укропська… Українська народна демократична республіка… УНДР, не було ще такої? Гайда відсіля, розведемо своє багаття, прапор зробимо, герб, повбиваємо кілочки у землю, відгородимося, блокпост, перепустки… Так, що ми маємо далі… РНДР, Степан, Антон, Іван, Стас… тільки що у вас роблять наші жінки, а? Настя, Аню, будете до нас з перепустками ходити, у гості, на Батьківщину, ну, ми ще подумаємо у свойому Парламенті, давати вам їх, чи ні, то ж ви зрадники, нема щоб своїх хлопців кохати, кацапів пообирали, хай вас ностальгія гризе…
Светлана подняла руку.
- А общаться с земляками мне можно будет?
- Це ми ще подивимось, які у нас закони будуть, от мову тобі вивчити прийдеться, це однозначно, бо ж державна мова у нас буде одна – українська. Арабська народна демократична – АНДР, Фатулло і Каміль, а Ліля твоя, вона не твоя, вона наша, нам дівчата потрібні, оно Павло з Максимом ще холості, гайда до нас, Лілечка, ти ж українка! Американська демократична республіка, АДР, американці туди, Майкл, Елен, Джон, Керолайн, Дєн, і… Єва, у неї там сам папа Римський не розбере хто вона, громадянство французьське, не французську ж робити республіку, батько американець і чоловік американець, там і будешь. Замир з Ритою що? Замир з Дагестану, Рита з Донбасу. Ритуля, давайте до нас, а? Чим більше народу, тім краще! 
Мужчина обнял жену, и ответил, сдержанно и серьёзно.
- Мы сами по себе.
- А дитинка буде, що ж ви самі, гратися вона з ким буде, у нас весело… Яку землю відгородимо, та й наша, і ніхто туди не ходіть, навішаємо прапорців, таких, щоб було видно.
- А діти що, будуть дивитися де який там знак, воно собі пострибає і усе, - улыбнулся Роман.
- Верьовками перев`яжемо від дерева до дерева і баста! 
- А воно через верьовку перечепиться і носа розіб`є…
- Зробимо огорожу, тин, штакетник…
- А если они играть друг с другом захотят? Они ж не могут уже один без другого…
- Таможня, прикордонник і перепустка. Усім перепустки. А щоб хтось інший не взяв чужу, треба фотографію, фотографії нема, будемо малювати. А як доведешь, що то твій документ?
- Можно нумеровать: гражданин номер один, гражданин номер два, гражданин номер три…
- А номер нарисовать на руке или ноге…
- Сотрется…
- Татуировку… или клеймо…
- Как в концлагере…
- Вот Оля родит, и будет гражданин номер пятнадцать, например…
- Наталка наша хоч і не Полтавка, все одно наша, підросте, народить дитя і воно буде вже етнічний справжній українець.
- А братик мой?
- То хай до нас, тільки він буде нацменшинством, вивчить мову добре, і діти його будуть українськими українцями, школи зробимо усі українські, а ні - так рюкзак, корзинка і у РНДР, на свої етнічні землі, де там Стьопка з Іваном відгородять. До наших дерев не ходити, плодів не збирати, а схочеться, так будемо мінятися, що у вас там є…
Все улыбались. Майкл и Лиля переводили Эллен, Дэну и Камилю. 
- Так, що у нас вже є – чотири республіки…
- Я не хочу так, - сказала Яна.
- Як?
- Так жить. Чтобы один язык был.
- Починається! Ти хочешь бути разом з Олегом чи ні?!
- Я хочу. Степан!
- Да.
- А у вас какой будет язык государственный? Русский?
- Само собой, русский будет. Ну, у нас же ещё Майя есть. Да, Маечка, ты ж с нами? Она из Татарстана, её родной татарский. А у Ани два родных, украинский и русский. Значит у нас как водится, как в федерации… Сейчас например, у нас в Российской Федерации государственный язык - русский, в республиках - тридцать семь государственных языков, так и оговорено в Конституции, что республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации. И ещё есть больше пятнадцати языков имеющих официальный статус. Прямого закрепления в Конституции права автономных округов устанавливать собственные государственные языки хоть и нет, округа устанавливают официальный статус этих языков на местах своими уставами и законами и пользуются. 
- А почему республик двадцать две, а языков получается тридцать семь?
- Потому что, например, в Дагестане – тринадцать государственных языков кроме русского, всего – четырнадцать. Аварский, агульский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, ногайский, рутульский, табасаранский, татский, цахурский, чеченский. Население – три миллиона.
- Более пятидесяти двух языков в РФ! Государственных и официальных!
- Да, это при том, что всего населения сто сорок шесть с половиной миллионов, сто тридцать миллионов граждан при опросе показали что русский язык - родной, девяносто два процента от общего количества населения.
- Значит, для оставшихся шестнадцати с половиной миллионов больше пятидесяти языков имеют государственный и официальный статус!
- Пусть даже статистика какой-то процент не может учесть ввиду разных обстоятельств и есть погрешности, плюс минус несколько миллионов, все равно впечатляет.
Яна взяла Олега за руку. Она не улыбалась.
- Мы лучше туда, правда?
- Не слухай її, Олег, там їх багато, твої діти будуть російською розмовляти!
- Нет, они будут знать два языка, - горячо сказала Яна, - а лучше три или четыре, - она обхватила парня руками за шею, спросила, - ты меня любишь? - и положив голову ему на грудь сказала негромко. - Я тебя люблю.
Олег сидел растерянный и обняв девушку выдохнул: «У перший раз…»
- Що у перший раз?
- Она це сказала.
На поляне стало тихо. Но Денис не угомонился.
- Ото такі жінки. Це ж їхня козирна карта, вони її дістають, коли їм треба маніпулювати нами.
- Не правда, - вспыхнула Яна. Она подхватилась и почти побежала прочь.
- Нащо ти! – крикнул Олег.
- Я ж пожартував…
- Вона як дитина, знаєшь, діти не завжди розуміють, коли їх піддразнюють, - и пошел догонять Яну.
Состроив гримасу Денис сказал:
- Нічого, поміряться, але ж як громадянина нашої УНДР ми його не побачимо. А ви, Микола, Марія, хлопці, Андрію, Мишко, Ігорьок, ви наші громадяни, ми вас навіть питати не будемо, ви з вашими дітками і жінками до нас.
- Да нет, - сказал Миша.
- А що? До них, у РНДР?
- Да нет, - повторил мужчина, - у меня будет своя Одесская Независимая Республика, ОНР, - жена моя, ты со мной?
Люба кивнула головой.
- Президентом буду я. Люба – премьер-министр.
- А я кем, папа Миша?
- Ты, доча, будешь министр культуры и спорта. И ещё ты будешь представитель администрации президента по связям с общественностью. Тащи альбом, карандаши, краски, знаешь, какой герб у Одессы? Сейчас я тебе нарисую.
- Раз на то пошло, у нас с Лидой будет ХНР – Харьковская Независимая Республика. Я тоже хочу быть президентом. Не боись жена, у нас будет такой экспорт рыбы в республике, мама не горюй.
Лида рассмеялась.
- Сьогодні з офіціальним візитом президент Ігорьок зустрівся з президентом Мишком. Зустріч пройшла на високому рівні.
Дремавшие до этого малыши проснулись и начали бегать по поляне. Сначала у каждого был свой мяч, но потом это им быстро наскучило и они стали играть вместе. Засидевшиеся Джон и Вероника тоже подхватились и увлекли детей с собой – недалеко была хорошая площадка для игр.
- Надо присмотреть за детворой.
- Сидите, тётя Люба, мы с Илюшкой присмотрим, да? Как раз поучим их в бадминтон играть.
Когда на поляне остались одни взрослые, Денис произнёс:
- Отака х..ня, малята.
- Денис!
- А шо, це ж не я, це дід Панас, це ж такий мем у інтернеті… ще кажуть:«отака х…я малята, надсилайте малюнки».
Сара о чем-то оживленно говорила с Сяомин и потом торжественным голосом произнесла:
- Обо всех ты сказал, Денис, а о нас с Сяомин ни слова, как будто мы вещи какие-то и прилагаемся к мужчинам. Я рассказала Сяомин. У нас тоже есть право выбора. Получилось шесть республик. Да-да, не улыбайся, я понимаю, что разговор шуточный, но это такая тема… Не обижайтесь, ребята, вы все очень классные, но из шести мне ближе остальные пять. Английский, русский, даже арабский, я понимаю лучше, чем украинский, и мне совсем бы не хотелось зацикливать своих детей на этом языке, при всем уважении, на этой культуре, на этой истории, когда мне хотелось бы, чтобы мои дети свободно говорили на разных языках, особенно на языках своих родителей. Мой родной - иврит и… русский… Значит я могу или создать свою Израильскую Республику или примкнуть к какой-то другой, которую я выберу, если в ней будут уважать мои потребности насущные… уважать меня… Я готова выучить ещё один язык – украинский, так же как Яна я готова сказать при всех: «я люблю» Марка, только я не понимаю, разве слова «я люблю» автоматически должны означать, я перестаю уважать свой язык, свою культуру, свою историю? Фактически, отрекаюсь? Так? «Я люблю Украину» должно означать «я не уважаю, отрекаюсь от всего русского, от культуры, истории, даже язык постараюсь максимально вытеснить из своей жизни, из жизни своих детей»?
- Заспокойся, Сарочка, ми тут живі тільки тому, що поважаємо одне одного. Не скажу, що було дуже легко мінятися, але не скажу що це було і дуже складно. Обіцяю тобі, якщо будемо робити республіку, я перший проголосую за те, щоб державних мов було стільки скільки потрібно, щоб у нашій республіці було нормальне щасливе життя, бо якщо ти подасися до Америки, що робити Марку, або він буде сумувати, або слідом за тобою… Так же можно усіх громадян розгубити… Що ти там наговорила Сяомін… Підемо ми, мабуть, Українсько-Китайську Республіку будувати, якщо вона після переводів моїх жартів не пішле мене на три ієрогліфи… О, я знаю, що зроблю, переведи їй, що будуть фокуси.
- Зараз, - сказал Марк, улыбаясь, - трохи поясню, що ти сказав, бо вона не все встигла зрозуміти, так, сонечко?
Все эти дни Денис тренировался так, чтобы никто не видел и теперь можно было удивлять. Он зажимал шарик в руке и раскрывал, показывая пустую ладонь, хотя его некуда было спрятать, не было рукава и никакого подручного инвентаря. Разжимал другую руку и шарик оказывался там, хотя было совершенно не понятно, как он переместился. Такие простые на первый взгляд фокусы, однако же вызывали бурю эмоций и восторгов. Шарики непонятным образом удваивались, исчезали и появлялись. Потом Денис стал показывать фокусы с картами. Когда все карты в колоде, все, сколько их там было, оказались той одной червонной семеркой, которую загадала девушка, это был триумф. Довольный произведенным эффектом, Денис убрал карты в карман и специально выученной фразой предложил Сяомин прогуляться по живописному берегу реки. Кто бы смог отказать волшебнику? Они ушли под мелодичное щебетанье, девушка знала, что мужчина не понимает её, но она также знала уже, что ему нравится слушать её голос и поэтому улыбаясь, что-то рассказывала. 
Пока Денис показывал фокусы и все с увлечением следили за представлением, Джимми подбежал к Егору и протянул ему свой вертолет.
- Ать.
- Летать? Пускать?
Мальчик кивнул головой.
- Держи вот это, так… насаживаем его сюда, теперь давай я буду держать, а ты дернешь…
Удерживая здоровой рукой игрушку, мужчина скомандовал:
- Пуск!
Джимми дернул и вертолет сорвался со штырька и полетел вращая лопастями пропеллера. Залетев на ветку дерева вертолётик еще немного повздрагивал и замер.
- Ну что, будем доставать? - Егор опираясь на одну руку встал, попытался дотянуться, но от слабости голова закружилась, парень упал прямо на поврежденную руку и потерял сознание.
Очнувшись, среди всех лиц увидел склоненное над ним встревоженное лицо Эллен, улыбнулся и закрыл глаза. 
- Слава Богу, пришел в себя.
- Переносите в «палату», аккуратно, аккуратно… ну, вот и хорошо… 
- Слабый ещё, надо покормить его, перевязать сначала, - волновалась Мария.
- Лидочка, - сказала Люба, - возьми там ананас, тот, сильно спелый, он как пюре, дай Егору. Так, господа президенты, отправляйтесь на промысел, пора обед готовить, тащите продукты. Руслан, Роман – воды в котел, Степан, Антон – давайте костер разводите, Майкл, помогай ребятам, Иван, иди сюда, для тебя спецзадание. Андрей, Павел – чистить овощи, сначала помыть. Максим, Стас, собирайте дрова, Дэн – орехи лущить, сделаем десерт сейчас, объедение будет. Настя, Лиля, посмотрите, что там дети, справляются с ними Илья с Наташей. 
- Не, ну ты видал, Люб, ты в армии не служила? Хороший старшина из тебя получился бы.
- Выше бери, она у меня главнокомандующий!
- Любочка, я в твоё распоряжение, хоть картошку чистить, хоть что, любой наряд, - подошёл Николай.
- Мы пойдем ягоды собирать, - Рита взяла Замира за руку.
- Люб, про меня забыла, - улыбнулся Марк.
- Вы сегодня дежурите по столовой, ты, Сара и Светлана, уборка, столы, посуда.
- Всё четко, - восхитился мужчина, - а Камиль с Эллен? Что, на английском труднее командовать? Давай задание, я переведу.
Люба подошла ближе.
- А их я как-то стесняюсь, я только своими могу. 
- Так это высшая степень доверия, я понял, - так же улыбаясь констатировал мужчина, - значит, вперед, доверие надо оправдывать.
Подошла Мария. Эллен сама занималась раненым и помощь уже не требовалась.
- Работу, давай, Люба-джан, - подошел Фатулло.
- Расскажите нам лучше с Николаем, что-нибудь интересное… или в шахматы идите поиграйте, найдется кому картошку чистить. Знакомая как-то рассказала историю. Отец её в армии служил и поставили его старшим над солдатами. Сказали, чтобы снег откидали от склада. А он договорился в деревне, подъехал трактор, снег разгребает, солдаты в снежки играют, курят… А тут командир… мать-перемать, приказ трактористу загрести весь снег обратно и потом солдатам лопаты в руки и вперед… целый день чистили. А командир ему и объясняет: «Ты что ж это, говорит, солдат должен быть все время занят, иначе они тебе сейчас в самоволку посбегают в деревню, самогон, девчата, от безделья – дурь начинается. А если весь день снег покидают, ночью спать будут спокойно».



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться