Путь домой

Размер шрифта: - +

Главы 116, 117

                                                        ГЛАВА 116
Мансура и Васанту записали в журнал регистрации. «Свидетельство о бракосочетании» написали на нескольких языках и после торжественного вручения, мужчина убрал его в свой рюкзак. Быстро перекусили и занялись делами: мужчины пошли строить «дом» молодым, а женщины принялись готовить праздничный ужин. 
За эти четыре месяца не только подросли малыши Антона и Ани. Произошло ещё одно знаменательное событие: Руслан и Оля тоже дождались, и тоже родилась двойня, девочка и мальчик. Им уже было по две недели. 
Вырос целый поселок. Библиотеку увеличили до размеров клуба, устраивали здесь сеансы одновременной игры, играли во все игры, которые могли вспомнить, и даже придумывали их сами. Егор научил всех «русским шахматам», которые были и похожи на привычные и в тоже время отличались интересными особенностями. Он прочитал целую лекцию об их истории. Пели, и не потому, что в этом была необходимость, а потому что хотелось. Так как все пары захотели свои «домики», то и свадьбы справляли одну за другой. 
В конце концов хижины настроили себе все, и это тоже была скорее не необходимость, дождики были кратковременные и весёлые, от них беречь надо было только самых маленьких малышей, а выражение извечной тяги человека к дому, такой же извечной как и тяги к путешествиям, познанию новых мест и новых впечатлений. Жизнь была очень насыщенной, повседневные дела и праздники заполняли всё время и скучать не приходилось. Отметили дни рождения  Наташи и Ильи. День рождения маленького Джимми был очень значительным: ему дали имя Евгений, Женя, Евгений Михайлович. Впереди была целая череда праздников, все кто здесь находился долго, тоже могли прибавить себе по году, несмотря на отсутствие календарей и времен года. Молодежь, конечно, была инициатором, но участвовали все. Ставили спектакли, готовили концерты. Выдвигаться решили когда младшим исполнится месяца три – четыре, хотя и то это было рановато и в дороге с таким детским садом, все понимали, будет не просто. Кое-кто выступал даже за отсрочку путешествия, пока дети не подрастут хотя бы до годовалого возраста. Теперь вот прибавился ещё один «малышок», как его ласково называла Люба.
В домиках  сидели редко, и то - для романтики. Конечно, кто будет сидеть в хижине, когда над головой бездонное небо, с бесконечным калейдоскопом облаков и палитрой оттенков…  когда цветы рассказывают свои сказки, ясно, только тем, кто хочет их услышать… когда деревья, мудрые и добрые друзья, переговариваясь между собой тихим шелестом листьев, могут поведать внимательному и внимающему, тысячу занимательных и поучительных историй… Ручьи, водопады, реки, озёра притягивали радостным журчанием воды, свежей, искрящейся на солнышке, и загадочно - таинственные, когда оно уходило отдохнуть от дневных трудов и посмотреть свои сны, чтобы рассказать их на следующий день ветру и птицам. Как-то они вылечили маленького оленёнка, неудачно прыгнувшего и сломавшего ножку. Родители, величественные и терпеливые, приходили и остановившись в отдалении, подолгу  смотрели как люди ухаживают за их малышом. Настал день и они ушли втроём: папа, мама и маленький оленёнок.
- У меня такое настроение, будто я получила какой-то необыкновенно приятный подарок, - сказала Настя, - мне мама в детстве пела эту песню часто - «Осенью в дождливый серый день, проскакал по городу олень, он скакал над гулкой мостовой, рыжим лесом пущенной стрелой. Вернись лесной олень по моему хотенью, умчи меня олень в мою страну оленью, где сосны рвутся в небо, где быль живет и не быль, умчи меня туда лесной олень!»
Она схватила за руки Сяомин, и стала кружиться с ней.
- Говорят чудес на свете нет и дождями смыт олений след на-на-на-на  если веришь сказка оживет! Вернись лесной олень! По моему хотенью! - Настя остановилась. - А давайте сегодня отпразднуем день выздоровления оленёнка!
- А  может сегодня сделаем перерыв? - спросила Люба. - Так хорошо начали заниматься в школе, и расписание составили и учителя все подобрались, а последние дни из-за подготовки к концерту, снова все забросили. Вероника скоро буквы забудет как писать, о математике я вообще молчу.
- Мама, ничего я не забуду, я вот стих написала, прочитать?
- Читай.
- Давай, дерзай!
- Цікаво, цікаво…
- Слушайте! Ты рассказывала Джимми… Женьке, стих. «Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу, все равно его не брошу, потому что он хороший!» Я придумала продолжение. «Мишку с пола подниму, и соринки отряхну. С мамой мы сейчас вдвоем лапку мишеньке пришьем. Рубашку пошьем, штанишки, жилет, красивый с помпоном наденем берет, на шее завяжем большой синий бант. Ах милый мой мишка, какой же ты франт!»
Денис захлопал:
- Мені сподобалось!
- И мне!
- Молодец, Вероника! Будешь у нас поэтом!
- Мама, а тебе понравилось?
- Очень. Умница моя.
- А бабушка Мария решила роман написать…
- Правда?
- Да, и название уже придумала, да бабушка?
- А может это секрет, а ты всем рассказала? А? Ты спросила разрешения, чтобы рассказывать?
- А всё равно все узнают… вот сядет бабушка в сторонке и будет тихонько сидеть, а все будут ходить и спрашивать: « Мария Владимировна, что вы тут сидите, вы не заболели? А что вы делаете? А что вы пишите?»
Мария засмеялась, и все стали смеяться тоже.
- А яка назва, якщо це дійсно не секрет?
- «Жизнь для чайников». Есть «Английский для чайников», есть «Компьютер для чайников», а я хочу «Жизнь для чайников» написать, - смущенно улыбаясь сказала Мария и даже щеки порозовели.
- Класна назва, мені подобається, пишіть, будемо читати, це для усіх чи тільки для жінок… жіночий роман?
Женщина вообще стала красная как буряк.
- Машенька, ты пиши, нам понравится все, что ты напишешь, это точно я тебе говорю, ты главное не откладывай, вот прямо сегодня и начинай! - поддержал Николай.



Елена Самарская

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться