Путь домой.Битва за Орион

Размер шрифта: - +

Глава 4. Время действий

   Она курсировала по комнате, считая шаги, и стараясь придумать хороший план. Девушка понимала,  действовать нужно как можно скорее, ведь время неумолимо убегало сквозь пальцы. А ещё движение помогало не думать о беспомощном отце, который находился на краю гибели. Одна мысль об этом причиняла ей сильную, душевную боль. Желая отвлечься, Ариша отправилась в селение, надеясь поговорить с Вики. Подруга долго не открывала дверь. Обнаружив, что та незаперта, она вошла. Застав её на кухне, она невольно поймала себя на мысли: «Идеальная!» Вика  хлопотала у плиты, ловкими движениями подкидывая ингредиенты, и добавляя в кастрюлю. Вдобавок она напевала прекрасную, мелодичную песенку на незнакомом языке, а длинные волосы колыхались на пояснице. Ариша почувствовала себя неуютно рядом с неземной красотой и харизмой.  Вика обернулась, и ослепила шикарной улыбкой.   
– Доброе утро, принцесса! Сырная похлёбка скоро будет готова! Ты обязательно должна попробовать! Рецепт моей бабушки! 
– Я с удовольствием. Ты прямо светишься вся, – угрюмо пробубнила она под нос. 
– Всё благодаря тебе! Прости. Я совсем забыла. Тебе сейчас, наверное, не до веселья, –  сделала  притворное,  виноватое  лицо. 
– Только если ты не добавишь что-то действительно веселящее в своё варево, – разрядила она ситуацию, и они беззаботно рассмеялись.  
     В компании подруги ей полегчало. Полдня они болтали обо всем и ни о чём. Похлёбка  оказалась  невероятно вкусной, ничего подобного она  раньше  не  ела.  
– Расскажи о своей семье. Я, конечно, слышала про отца, но больше ничего о тебе не знаю, – нарушила Ариша молчание, и отхлебнула чая из фарфоровой кружки. Не у многих в нынешнее время сохранились подобные вещицы, и ценились они на вес золота. 
– Хм. Что ж, мой отец был врачом. Акушером, если быть точным. Это тот, кто принимает ребёнка, когда он появляется на свет. – Ариша охнула, и пролила на себя немного. 
– Странно, что родители не рассказали, ведь именно он присутствовал при твоём рождении. Он был очень храбрым человеком. Рисковал собой дважды, чтобы меня спасти. Моя мать  была француженкой, бабка тоже,  –  она грустно улыбалась. 
– Прости. Я тебя расстроила.  
– Ничего. Я привыкла быть одна. Они живут в моём сердце. 
В дверь постучали. Вика открыла,  и в дом, еле держась на ногах, ввалился Серый.  Что-то невнятное доносилось изо рта, отвратительный запах алкоголя и блевотины заполнил комнату. Он сфокусировал взгляд на Арише, и упал на колени.  
– Пппростите. Пппростите меня. 
Вид у него был потертый и жалкий. Вика потупила взгляд,  не  зная,  что  делать.  Ариша  и сама не знала. К счастью, на пороге появился Никита, и избавил их от неловкой ситуации, взвалив сына на плечо и стремительно удалившись.  
– Как  думаешь, он достаточно страдал? –  спросила она у Вики.  
– Я простила его в тот день, когда ты исцелила мне душу. 
– Ну, тогда и я его прощаю.  

    День пролетел незаметно, и она, понежившись в ванной, утопала в комфорте  кровати, погружаясь в сон.  И тут цветной калейдоскоп вновь потянул её в грёзы. На этот раз девушка не удивилась, и даже предвкушала встречу. «Интересно, могу ли я сопротивляться? Как-нибудь проверю». Оказавшись возле озера под той самой сосной, где он прятался в прошлый раз, она невесело хмыкнула: «Умеет же этот парень выбирать место встречи». Уловив плеск озера, отправилась на звук. Зир бултыхался в прохладной воде, и махал ей рукой. Ах, как же она скучала по любимому озеру и купаниям! «Отвернись».  Он послушно нырнул  под воду.  Она  быстро скинула одежду и запрыгнула, всколыхнув погружением водяную гладь. Ощущения были настоящими, приятными – вода ласкала кожу, увлажняя и питая.  
– Я подумал, тебе понравится ночное купание, – прокричал он, подплывая поближе, и нахально улыбаясь.  
– Ты прав. Прохлада озера просто прекрасна! – слегка забывшись, она легла на спину, вода бережно держала её на поверхности.  
– Есть кое-что намного прекраснее, – голос прозвучал  с хрипотцой. Ариша догадалась в чём дело, и быстро сменила положение, раскрасневшись. 
Он подплыл совсем близко, по выражению лица было понятно – оплошность порадовала. Резким движением Зир притянул её к себе, и заключил в замок из объятий. Твёрдое, мокрое тело напряглось,  красные глаза сверкали желанием,  тяжёлое дыхание вырывалось из груди также громко,  как стук его сердца – большого и звонкого. «Я никогда не встречал  никого прекраснее тебя, принцесса!  А ведь был на двух планетах!» Он наклонился и поцеловал её,  страстно и грубо. Ариша ответила, вплетая пальцы во взъерошенные волосы, тело предательски выгнулось. Сила откликнулась на желание, и наполнила каждую клетку.  А она, сама того не понимая, сильно его желала! Внутренности, будто горели, глаза  искрились, наслаждение разливалось в груди, животе и спускалось ниже.  Задыхаясь, она зажмурилась. Скудный опыт близости с Серым не шёл ни в какое сравнение с безумством, происходившим между ними. Она не хотела останавливаться, и мысленно умоляла его продолжать. Длинные руки скользили, изучая, лаская, сжимая. «Возьми же меня», – шептала девушка у него в голове, сводя с ума, дразня и притягивая. Зир впивался губами, прижимался теснее. Ещё немного и он овладел бы ей, к чему давно был готов. Однако у неё перед глазами вновь закрутился калейдоскоп, тёмный и  не такой приятный, как раньше.  
     И вот она стоит посреди зала, возле скульптуры старейшин, абсолютно голая и растрепанная.  Из воздуха у ног материализовалась одежда. Девушка мигом её натянула: «Кому понадобилось так шутить?». Осторожно ступая, из-за скульптуры вышел «старо-землянин», которого она сразу узнала.  
– Не знаю, чем вы там занимались с моим сыном. Да  и знать не хочу. Мне срочно необходимо с тобой поговорить, – с издевкой сказал он, скрестив на груди руки. 
– О чём мне с тобой говорить? –  злилась она, ведь он – Нарут. Тот, что  пытался убить её мать! Пытал и издевался! Враг отца! Тот, кто ради власти порабощал людей! И в то же время ей было жутко стыдно за нагое появление, поэтому она держала себя в руках. 
– Я пытался связаться с твоей матерью, но  она меня блокировала. Понимаю причину, и не жалуюсь. Есть информация. Сильва молчит,  потому что хочет защитить сына, и надеется переждать бунт на Земле. Тогда Зиру не придётся воевать. Мой сын, свяжись я с ним, бросится в бой и наделает глупостей! А твой отец плох, и это ещё одна причина, по которой я говорю  именно с тобой! Не перечь и выслушай! Потом решай! Глава бунта – Рахалир. Он  очень  силён. На порядок сильнее молодого меня.  Под его началом сотни. Пару часов назад  была ранена одна из старейшин – Халипа.  Старейшины  спрятаны мной, и  находятся  в  секретном  месте. Сейчас протестанты не  могут  найти  нас,  но  затишье  не  продлится долго. У  Рахалира  в команде имеются отличные  ищейки. Как  только нас найдут и убьют, займутся Землёй!  
– Что ты от меня хочешь?  Чтобы я рассказала  об  этом Зиру? 
– Да, и сделала это так аккуратно, как только сможешь. Собери совет! Готовьтесь к войне! 
– Насколько сильно ранена Халипа? – неожиданно спросила она.  
– Не смертельно, но само собой не затянется. Она слишком стара, чтобы исцелиться. Думаю, у неё есть пара, тройка дней в запасе. Потом станет хуже. Мы сделали всё, что смогли. Так и передай моему сыну. 
– Как мне связаться с тобой, если я захочу?  
– Думай обо мне перед сном. 
      Калейдоскоп, серый и грязный, вновь завертелся, и она очнулась в кровати. Стояла глубокая ночь. «Похоже, в грезах время идёт быстрее». Дверь в комнату распахнулась, и, воровато оглядываясь, внутрь прокрался Зир.  
– Всё в порядке? – спросил он, усаживаясь на край, и убирая ей прядь волос с лица. 
– Я в порядке. 
– Что произошло? Почему ты исчезла? Я не мог вернуть тебя назад! Чуть с ума не сошёл! – выглядел он взволнованно, что, несомненно, ей нравилось. 
– Ох! Меня вызвал твой отец. 
– Отец? Почему он не вызвал меня? – Она рассказала ему всё, и он осунулся.  
 –  Что теперь? Созовёшь совет? 
– Думаю, да. Люди должны знать правду, и подготовиться. –  Зир кивнул, а она придвинулась ближе, поцеловала, и заставила его улыбнуться. 
– Не против, если останусь с тобой? – Ариша помотала головой, и он забрался в кровать, с трудом в ней помещаясь. Оставшуюся часть ночи она спала под защитой безмятежным, сладким сном младенца. 

    В  зале  собрались  люди,  недоумевая,  и шёпотом  переговариваясь. Здесь были Мила, Фарагор, Никита и Серый, Казах с пасынком,  Барс, Сильва и ещё несколько человек.  В назначенное время двери отворились, и на пороге появились  Ариша,  Зир и Вика. Она  жестом пригласила их присесть, а сама заняла место в центре стола. Там, где обычно восседал отец.  По краям устроились Зир  и Вика.  Мать первая не выдержала таинственности происходящего. 
– Как это понимать? – Твёрдый голос Ариши звонко заполнил зал. 
– Я собрала совет, потому что мой  отец находится на грани между жизнью и смертью! – Они охнули – то  ли от ужаса, то ли от удивления. Она сделала паузу, ожидая тишины, и продолжила. – На  Орионе  идёт война!  Некто по имени  Рахалир  собрал сотню  бойцов, и пытается свергнуть власть!  Вчера была ранена одна из старейшин – Халипа! Она умирает!  Как только остальные будут повержены,  Рахалир  начнёт войну за обладание Землёй! –  Сильва бледная, как мел, вскочила на ноги.  
– Откуда у тебя такая информация, девчонка?! 
Зир поднялся и встал рядом, давая матери понять, как именно он настроен. 
– Вчера с ней связался отец! И ты была в курсе всего этого, разве нет?! Ну, может быть, кроме того, что твоя мать скоро умрёт! – Сильва поникла и села на место.  
По залу пронёсся шум перебивавших друг друга голосов. Вика прикрикнула, и они тут же стихли, обратив испуганные взгляды на центр стола.  
– Я понимаю, вы напуганы! Мы найдём решение, но сейчас…я прошу оповестить людей, тренировать навыки, и готовиться к войне! 
– А ты что же теперь глава государства?! – недовольно воскликнул Казах. 
– Я дочь своего отца! И управлять Землёй буду я! До тех пор, пока он не поправится! – Казах принялся рассматривать пальцы, остальные одобрительно закивали. 
     После окончания совета мать настигла её быстрыми шагами. Пронзительный взгляд был ей с детства знаком. Он означал – сейчас кто-то получит  не хилую взбучку. Она  гордо подняла подбородок, приготовившись столкнуться с критикой. Вместо этого мама взяла её за руку и увела от лишних глаз. И лишь когда они оказались в спальне родителей,  ослабила хватку и развернула к себе. «Я так горжусь тобой, родная!» Мила нежно её обняла, вызывая у дочери смешанные эмоции. «Я думала, ты станешь  ругать меня!» Мать сморгнула слёзы гордости. 
– Ты поступила храбро, дорогая. За что же мне тебя ругать? Твой отец неподвижен, и блуждает в чертогах собственного разума. Настали  трудные времена для нашей семьи.  
– Мам. Я хотела извиниться за своё дурацкое поведение, и попытки сбежать. Ты через многое прошла, и я уважаю твою храбрость. – Мила  вопросительно посмотрела на дочь, но в подробности вдаваться не стала. 
Они проникновенно болтали, как никогда раньше, и оттого становилось светлее на душе, и казалось, теперь всё под силу. Аришу вдруг осенило! 
– Нужно найти кого-то, кто сможет помочь отцу найти выход! Кого-то, у кого есть дар! Я знаю такого, мам! Это же очевидно! Зир владеет грёзами! Нарут знал, что я догадаюсь, и потому связался именно со мной! Это чертовски умно. 
– Не выражайся. Может, объяснишь? – И она объяснила.  
      Мила приободрилась, наполняя сердце надеждой, а она решила не терять ни секунды, и отправилась к  Зиру. Влетев в его комнату с горящими энтузиазмом глазами, девушка застыла, заметив, что он не один. Сильва  прищурилась.  
– А вы двое заметно сблизились. Как насчёт не замышлять ничего, что может оказаться последним  в вашей жизни? – Он  сурово посмотрел на мать, и она немедленно удалилась.  
– Извини. Она рвёт и мечет из-за того, что мы разрушили её планы.  
– Ясно. 
Он подошёл вплотную, наклонился и горячо её поцеловал, заставляя сердце выплясывать первобытный танец.  Как только Зир оказывался близко, она теряла рассудок, и с трудом удерживалась на ватных ногах.  Немного отдышавшись, Ариша поведала ему  план по возвращению отца. 
– Не думаю, что это сработает, Ари. Я ведь никогда не делал ничего такого. И ты просто спишь, а он, вроде как, по-другому. Конечно, я попробую ради тебя, но не хочу, чтобы ты обнадеживалась. Ведь тогда я стану тем, кто не смог. 
– Не  беспокойся об этом, ладно? Я  никогда не изменю мнение о тебе, –  погладила его по мощной груди, и оливковая  кожа покрылась маленькими мурашками. 
      Они решили, что лучшее время опробовать задуманное  всё-таки ночь, и провели целый день в объятиях друг друга. Лежали молча. Не обязательно  было тратить время и силы на разговоры,  они, итак, ощущали себя одним целым. Зир нарушил молчание.  
 – Моя бабушка умирает. Не то чтобы я её безумно любил… 
– Мне жаль. Я бы хотела помочь…, – в голове завертелись колесики, подводящие девушку к решению.  
Он прочитал мысли и резко сел в кровати, яростно на неё уставившись. Взгляд стал жёстким и холодным, как у его отца.  
– Об этом даже не думай! Ты туда не полетишь! 
– Но я могла бы… 
– Нет! Если попытаешься, я всё расскажу твоей матери! 
– Как ты смеешь командовать мной? Я свободна, и буду делать, что захочу! – вспылила она, и, хлопнув дверью, убежала прочь. 
   У Ариши зрел план, который мог бы сработать. Она полетела бы на Орион и исцелила Халипу, а он попытался бы вытащить отца. Или она могла привезти с Ориона Нарута. У того, наверняка, опыта побольше. Но  как же быть с людьми? Им нужен лидер, и она обещала  им стать!  Голова трещала, ноги сами привели её к озеру. В свете заходящего солнца оно было сказочно красивым – оранжевые блики скользили по воде. «Мать наконец-то гордится мной. Так не хочется всё испортить». Однако на кону стояла жизнь старейшины, и Ариша приняла решение. Она сделает то, что должна! То, что  подсказывает ей сердце! Зира в качестве единомышленника девушка потеряла. Как ни парадоксально, первым, кого она решила посвятить в  план оказалась мать. Конечно, раньше она заранее бы знала, что та ответит, но времена меняются, как и люди. Ариша надеялась, что мать поймёт. Сообщив о своих намерениях, она затаила дыхание.  
 – Хорошо, – со вздохом ответила Мила, и рухнула в кресло. – Идея отличная, но столь же отчаянная и сумасбродная. Это очень опасно. Ты можешь попросту не вернуться. Особенно, если кому-нибудь станет известно – кто ты такая. Но если план с  Зиром  не сработает, останется только одно существо, способное вернуть твоего отца. И как бы мне было неприятно признавать – это  Нарут. А он,  как нам известно,  на  Орионе, окружённый со всех сторон повстанцами. И самостоятельно оттуда выбраться явно  не  сможет. На свой страх и риск я даю тебе согласие, – она взяла дочь за плечи и сильно сжала. 
– Я справлюсь, мам. 
    Они обсудили детали. Этой же ночью решили связаться с  Нарутом, сообщить о скорейшем прибытии, и узнать место дислокации. В идеале было бы неплохо, чтобы он отправил людей ей навстречу. План договорились держать в строжайшей секретности. Запрещалось обсуждать его даже с дедом, обманывать которого ей было тяжелее всего.  Арише  разрешалось взять с собой двоих сопровождающих, но только тех, кому  она безоговорочно доверяет.  Позднее девушка объявила о задуманном Вике, которая и являлась  номером один в списке. Ей безумно хотелось взять с собой Зира, что было невозможно, как минимум по двум причинам. Посему, оставался лишь один человек, которому, несмотря на ужасные поступки, она смогла бы доверить свою жизнь. Вика запротестовала, тыча пальцем в сторону Серого.  
– Какого хрена?! Я простила этого козла! Но лететь с ним и с тобой? Всё равно что бередить зажившие раны! – уязвлённо заголосила она, и  Ариша  решила рассудить по-доброму. 
– На кону жизнь людей Земли, а ты думаешь о  гордости? Прекрати. Что было, то было. Вы двое нужны мне, как никогда раньше. Вы единственные, кому я могу довериться. Оставим распри.  
– Нет! Только полюбуйтесь на  мезозойскую принцессу! Распри! – откликнулась Вика,  и они хором расхохотались. Ариша  стала шуточно  изображать, как поджигает ей задницу, и даже Серый зашёлся  громогласным  басом. 
    Вылет запланировали на утро. Мать подготовила  транспорт – новейший аэролёт со всеми удобствами на борту. Только вот нужен был пилот. Ариша и Вика отпадали, Серый тоже управлять не умел. И тогда они посвятили в детали путешествия дядю Барса, который умел управлять любым агрегатом, и достаточно хорошо разбирался в технике. Хоть он и был против рискованного мероприятия, но посчитал, что лучше находиться рядом с племянницей, и иметь возможность защитить, чем  торчать на Земле и мучиться страшными предположениями. Вскоре детали были оговорены, и они отправились спать. А Мила в туннели, где её ожидали Фарагор  и  Зир.  Ариша  тоже хотела пойти, но мать настояла, что ей лучше этого не видеть.  

*** 
    Зир неторопливо беседовал с  Фарагором. Она сдержанно поздоровалась, стараясь  не  выдать до какой степени страшно, тело сотрясала мелкая дрожь.  Юноша  присел на край кушетки и положил ладонь Шведу на лоб, заслонив всё лицо.  Далее следовали два часа напряженной тишины. Она боялась пошевелиться, и издать малейший звук, который мог бы помешать одарённому мальчишке. Мила разглядывала его,  мысленно молясь, чтобы у него получилось. Сын своего отца унаследовал жёсткие черты и дар, но всё-таки в нём было гораздо больше от Сильвы, и это успокаивало, учитывая, как близок он стал её дочери.  Лоб  и  шея юноши покрылись испариной, напряжение нарастало. Он  применял  максимальное количество   силы, которая вдруг стала осязаема, зрачки  хаотично двигались под веками в разные стороны. Пролетел ещё один час, и оливковая кожа побледнела. Фарагор  заметил изменение, и остановил эксперимент. Как вдруг Швед дернул пальцами правой руки. Она в  голос разрыдалась, стыдясь, и в то же время испытывая облегчение. Результат означал – потребуется чуть больше времени, и всё обязательно получится! Мила обрела настоящую надежду!  В комнате появилась Сильва. Подойдя ближе, она положила руку сыну на плечо.  
– Я горжусь тобой! –  повернулась к ней. – Это меньшее, что может сделать моя семья после всего. Ну,  ты понимаешь.  
– Спасибо, – хлюпала она носом.  
 



Анна Михална

Отредактировано: 07.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться