Путь домой.Битва за Орион

Размер шрифта: - +

Глава 10. Сложный выбор

  Они бежали по туннелям, переплетавшимся и уводившим в неизвестность. Вика жалела, что у неё в голове нет карты, способной решить проблему с навигацией. Сейчас, впрочем, это не важно. Если их обнаружит  старуха, отсутствие карты будет меньшим из причинённых неудобств. Они курсировали по одному и тому же месту трижды. Вика запомнила туннель, количество поворотов, но ему решила не говорить, не хотелось усугублять и без того напряженную ситуацию. Серый  выдохся и остановился посреди туннеля, хватаясь за голову.  
– Чертов лабиринт, Вик! Мы как будто топчемся на месте! 
– Так и есть, – вздохнула она и присела облокотившись. 
Она неотрывно смотрела на противоположную стену, и заметила нечто необычное – та отливала золотом. «Довольно странно. Где же я видела такой насыщенный блеск?» Силясь вспомнить, девушка погладила стену, засверкавшую ещё ярче от прикосновения. Серый обнял её за плечи. 
– Что это такое? 
– Понятия не имею, но кажется таким знакомым. Я видела это раньше. 
– Может стены из золота? – предположил он. 
– Нет, на золото не похоже, – зажмурилась, сосредоточилась на свечении, ответ сформировался,  и она вздрогнула, осознавая в какой страшной опасности они оказались. – Такова часть дара старухи. Либо иллюзия…, либо ловушка. Если так, ей остаётся прийти и получить желаемое, – тяжело вздохнула и прислонилась к широкой, тёплой груди.  
Воцарилась абсолютная тишина. Она готовилась принять судьбу и встретить неизбежное. Радовало только, что он был рядом и встретит смерть вместе с ней, как в сказке: «Жили они счастливо и умерли в один день». Серый отстранился и замельтешил.  
– Тогда почему она не идёт? Если ловушка её рук дело, она давно должна быть здесь! – Вика принимала его правоту. Ей и самой не совсем было понятно, зачем старуха заставляет ждать появления. 
–  Может она пострадала и набирается сил, или томит ожиданием. Хочет, чтобы смирились с участью. 
– Да хрен ей! Я никогда не смирюсь, Вик! Мы будем бороться, слышишь?! У нас может быть будущее! – взял её лицо в ладони и поцеловал, и в глубине души девушки вновь появилась надежда.  
– Значит, подождём. 
     Они обсудили план несколько раз, и решили для начала немного поспать и набраться сил. Вика легла, а он охранял её сон. Во сне она вновь ступала там, где в прошлый раз горел костёр. Зола разлеталась, уносимая ветром. Внезапно перед ней появилась Ариша, порядком напугав.  
– Прости. Я не хотела.  
– Ари! Я скучала! Ты ведь ещё жива, правда?  
– Да. Жива. Он говорит со мной и заставляет жалеть. Я не хочу жалеть. Из-за него всё так запуталось, – огорчённо вздыхала она. 
– Ты нужна нам! Мне! Халипа пытается нас убить! 
– Ах, да. Это. Я совсем забыла. Вик, здесь такие вещи не кажутся важными. Я видела, что натворила мерзкая ведьма – запутала Рахалира, лишила  нормальной  жизни. А ведь была в курсе, как он богат. Что ж. Он навсегда останется бунтарём, боровшимся и погибшим ни за что. Его не будут помнить долго. Немного грустно, – выглядела она печальной и отстранённой, но лучше предыдущего раза. Глаза оставались на месте, хоть и были красными от крови. Похоже,  Зир  очень старался её вернуть.  
– Мы в ловушке, Ари! Что нам делать? 
– Она создала иллюзию – семейный дар. Ты должна поверить, что это ложь, и тогда увидишь правду. Поторопись, она скоро придёт. Конечно, ей досталось от того камня, но для многовековой  «старо-землянки»  такая рана пустяк. – Вика кивнула и обняла подругу.  
      Сон растворился, и она вскочила, уставившись в темноту. Его руки легли ей на плечи, мгновенно успокаивая теплом. 
– Всё в порядке? – тревожно спросил он сонным голосом. 
– Да. Ложись, поспи. Моя очередь дежурить. – Он  тут же устроился на полу, свернувшись калачиком. 
«Значит, всё просто. Поверить. Нужно поверить». Вика смотрела на стену, переливающуюся золотыми волнами. Живая стена дышала, и она будто слышала её дыхание. Шёпот заполнил туннель, голоса появлялись и затихали вдали. Вика понимала, что на самом деле это совсем не туннель, а существо, которое держит их в плену, ожидая хозяйку. Сосредоточившись, она представила, будто раздвигает стены. Руки утопали, обволакивались густой, вязкой субстанцией, светящейся золотым. Шёпот нарастал, и в какой-то момент сменился на крик. Она зажмурилась, игнорируя головную боль, пульсировавшую в висках. «Так кричат сумасшедшие». Вика знала наверняка, ведь её бабка кричала – бедняга рано выжила из ума.  Снова и снова она попыталась убрать стену, пройти сквозь, перепрыгнуть и даже взорвать –  тщетно.  «Поверь», – раздался в голове голос подруги. «Удивительно, что она может вытворять, находясь в плачевном состоянии!» Девушка устроилась  посреди туннеля и буравила взглядом ненавистную иллюзию. Понемногу золото начало размываться, уходя на второй план, сопротивляясь и рыча, как бешеная собака. Напряжение нарастало, пот струился по шее. Силы были равны. Казалось, существо понимает, и сопротивляется сильнее. Очистив мысли, она перестала бороться и подумала: «Тебя нет. Ты не настоящий». Стены вмиг задрожали, будто их что-то ударило. Она продолжила, и крик сумасшедшего, полный злобы и ненависти, вновь повторился. На этот раз не только в её голове. Серый вскочил, оглядывая пространство. Вика же не сдвинулась с места и продолжала повторять заветные слова до тех пор, пока не поняла, что и сама в них поверила. Стены лопнули, разлетаясь ошметками золотистой жижи, и перед ними предстал обычный туннель, вполне знакомый. Он вёл в зал с разноцветным потолком. Они с самого начала шли не в ту сторону. Серый, не задавая лишних вопросов, схватил её за руку, и они побежали в обратном направлении. Каждая минута была на счету, старуха может появиться в любой момент. А она обладает мощной силой, присущей старейшине совета, и вряд ли им удастся уйти, наткнись они на неё случайно.  
    В тот момент, когда от центрального зала из отделяла всего пара туннелей, позади эхом разнесся неистовый вопль. «Ей стало известно о побеге! Быстрее! Осталось немного! Там, среди остальных, гадина не посмеет напасть!» Звук осыпающихся камней раздался совсем близко. «Она крушит всё на пути! Парочка поворотов, и мы в безопасности!» Завернув за угол, Серый резко остановился  и инстинктивно закрыл её спиной. 
– Честно сказать, я поражена! – Халипа  хлопала в ладоши далеко не от радости, в голосе звучало столько льда, что им можно было заморозить планету. – Ты, и правда, хороша! Жаль терять такого нужного человека. – Сила набирала мощь и была осязаема, золотые волны струились, освещая туннель. Страх парализовал Вику. Мысленно она хотела бежать, но ноги не слушались. У Серого быстро и звучно стучало в груди.  
– Ты не притронешься к ней, старая сука! – взревел он, расправляя плечи.  
Халипа хохотала, предвкушая победу и две жалкие смерти. А затем перешла в наступление. Маленькие шажки казались прыжками, неизбежность  и отчаяние овладевали. Серый толкнул любимую в грудь кулаком, и она отлетела, рухнув на землю, и стесав локоть о камни.  Халипа  отвлеклась на  трюк, а он побежал ей навстречу, врезавшись в живот головой и руками, и всё же смог повалить. Сила на мгновенье исчезла, и туннель погрузился во тьму. Вика судорожно хватала ртом воздух, пытаясь подняться. «Я знаю, зачем ты сделал это, и не позволю приносить себя в жертву!»  В темноте происходила возня. Она устремилась на звук. И тут вспышка осветила пространство. Золотистая волна ударила Серого, и он стремительно отлетел в стену, пробив собой наполовину. Вика поняла, что кричит от испытываемого ужаса. Вспомнились слова отца: «Моя девочка, выбор есть всегда. Просто прими решение». И она выбрала – смерть в бою. Она будет героем, как и отец, а не всеми позабытой жертвой психопатки! Девушка разогналась и побежала, крича нереальным, чужим  голосом. Сделав в воздухе кульбит, и оттолкнувшись от стены, она ударила её  ногой  в голову.  Халипа  пошатнулась и снова упала, перед этим успев нанести удар, отбросивший Вику на несколько метров, отчего та буквально вспахала под собой землю, ободрав спину вдобавок к локтю. Она лежала на холодном полу, принимая боль кровоточащих  ран,  чувствуя, как горячая и липкая жизнь её покидает. Она думала о подруге, отказавшейся бороться, о  мужчине, возможно, отдавшем за неё жизнь, об отце, к которому скоро присоединиться, но и сдаваться не собиралась. Поднявшись и истратив последние силы, Вика приготовилась к очередной атаке. Силуэт  Халипы  возвышался в свете пылающей энергии, беспощадные глаза полыхали яростью. Девушка сжала кулаки, и вдруг услышала за спиной шаги, и обернулась. «Глазам не верю! Как он узнал, что мы здесь?» Халипа развернулась к нему, молчали.  Судя по всему, происходил внутренний диалог. Острые черты лица «старо-землянина» выдавали лютую ненависть  и негодование.  
– Убирайся, щенок! Ты соплив, чтобы указывать мне! – сорвалась на реальный крик взбешённая и совершенно безумная старейшина. 
– Ты их не тронешь. Тогда тебе придётся убить и меня. Я обязательно поведаю твой секрет остальным, – угрожающе процедил он, стиснув зубы, и сделал пару размашистых шагов, закрывая собой Вику.  
Старуха сделала резкий выпад, но он ожидал и  блокировал. Схватка началась, буквально отовсюду сыпались камни. Огненные шары, сгустки силы и вопли заполонили  туннель. Зир  сражался с собственной бабкой не на жизнь, а на смерть. И она вела в битве, ранив его несколькими точными ударами. Кровь брызгами разлеталась, оседая на стенах. Тёплые капли  упали на лицо девушки, когда та кралась по стене, уворачиваясь от ударов и камней. Серого видно не было. «Возможно, он без сознания». Так думать было проще всего.  Зир  истекал кровью, левая рука неестественно повисла. Бабка наступала, гневно выкрикивая проклятия.  
– Сучок! Ты вздумал играть в смерть? Я играла в эту игру, когда тебя ещё на свете не было! Ты пошёл против меня и умрёшь! Надеюсь, это того стоило!  
Он  отражал удар за ударом отступая. Вика заметила, что Зир не борется в полную силу. «Колеблется. Оно и понятно».  Среди прочих эмоций на лице у него преобладало смятение, и она испугалась, что он погибнет прежде, чем сделает выбор. Вика понимала, что, убив её,  он будет вынужден жить с чувством вины, а оно губило людей посильнее.  Она подобралась совсем близко, незаметно скользя по стене, и останавливаясь всякий раз, как старуха ловила глазами движение. «И как ей удаётся биться и следить за мной одновременно?» Голос подруги зазвучал, подбодрив и придав сил: «Бей прямо в сердце, Вик.  Ты сможешь. Зир не способен причинить ей вред, даже ценой собственной жизни. Придётся тебе сделать это». Она добралась до точки, с которой смогла бы нанести решающий удар, на другие её не хватит, попытка одна. Старуха безумна и не оставит в живых никого, кто знает секрет. Выбор есть всегда, и пришло время его сделать.  
    Халипа ещё раз ударила внука, тот упал на колени, сгорбившись и тяжело дыша. Она нависла над ним, как коршун, лицо стало моложе в предвкушении крови, в глазах не мелькнуло ни капли жалости. Даже к тому, кто вырос у неё на руках.  Сформировав золотой светящийся шар, она направила его на Зира. Оставалась всего секунда, ни больше.  Вика, глубоко вдохнув, оттолкнулась, и подпрыгнула изо всех сил, превозмогая боль. Она ударила её ногой прямиком в сердце. Хруст грудной клетки и грохот падения возвестили о состоявшейся победе. Свет погас. Халипа  издавала невнятные звуки.  Девушка тоже упала, перевернувшись на живот, и давая ноющей  спине отдохнуть.  Зир  немного помедлил, и подполз к старухе. 
– Она мертва, – голос не выражал ничего, но она и представить не могла каково это – потерять родного таким образом.       
– Нужно помочь Серому. Я бы и сама, но… – Он не ответил и, прихрамывая, направился к дыре в стене.  
– Он жив! Пострадал, но вполне излечимо. – Камень свалился с души.  
       Придя в себя, они взяли под руки Серого и покинули место битвы.  Медленно, но верно,  пробирались к остальным. Вика нарушила затянувшееся молчание. 
– Прости меня, но я сделала то, что должна была, – говорить об этом было крайне тяжёлой задачей, горло сковало. 
– Я знаю, Вик. Всё в порядке. Я бы, наверное, не смог. А если бы и смог, ненавидел бы себя всю оставшуюся жизнь. Не за что извиняться. Я должен тебя поблагодарить, –  устало и печально отозвался он, и она кивнула, прерывая откровенный разговор. 
– Почему никто не пришёл на помощь? Ты случайно там оказался? 
– Нет, мне сказала Ари. Я пытался на неё повлиять, утащив в грёзы. Не было времени брать подмогу. Халипа отгородила вас от остальной части туннеля, никто бы не услышал. Старая стерва была умна по части битв и заговоров. В своё время она сгубила немало жизней,  – осёкся и стал удобнее устраивать руку Серого на талии, избегая неловкости. 
   Как только они показались в центральном зале убежища, их окружили женщины. Они  хлопотали, напоминая прежних куриц, которые к сожалению  мутировали и перестали кудахтать, но продолжали нести яйца, и даже больше, чем прежде. Женщины развели их по разным местам, и каждому оказали необходимую помощь. Вике перевязали всё тело. Очень скоро под воздействием сонного чая она уснула, отпуская тревоги и заботы. Они в безопасности, можно и отдохнуть.  
 



Анна Михална

Отредактировано: 07.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться