Путь домой.Битва за Орион

Размер шрифта: - +

Глава 14. Дом, милый дом

  
   Дождливые земные деньки были спокойными и скучными. Она маялась, блуждая по селению, чаще всего в полном одиночестве. Люди никак не могли привыкнуть к пушистому охраннику и не горели желанием составлять ей компанию, а Вика и Серый не вылезали из дома, утопая в объятиях. Отец пытался полностью восстановиться, но ноги частенько его подводили. «Собственно, а чего он хотел? От такого быстро не оправиться». Исцелять себя он категорически запретил, и злился всякий раз, когда она пыталась предложить помощь. До голосования оставалась неделя, жители Ориона восстановили долину и подверженные разрушениям города. 
    В один из однообразных вечеров Ариша решила лечь спать пораньше, чтобы встретиться с тем, по кому безмерно скучала. Она пребывала в глубоком сне, когда он втянул её в грёзы.  
– Прости, что так долго, любимая, – горячо поцеловал в губы, в такие моменты ноги отрывались от земли. – Из-за голосования все с ума посходили! 
– Что такое? – без особого интереса вопрошала она.  
– Совет желает огласить результаты четырнадцатого числа. Твоему отцу придётся приехать раньше, а он ещё не готов. Мы с отцом держим оборону, – устало улыбнулся. – Ты не передумала насчёт своей кандидатуры? 
– Перестань! Это не смешно! 
– Знаешь, ты себя недооцениваешь. Отец сопротивляется лечению? 
– Да. Он боится моего дара даже больше, чем жители Сару. – Зир рассмеялся, смолк и раздраженно вздохнул.  
– Меня ждёт отец. Ну, и кашу ты заварила! – неохотно выпустил её из объятий. 
– Прости. 
– Поспи хорошенько, ладно? И веди себя хорошо! 
– Обязательно, – она чмокнула его в щёку, грёзы закрутили калейдоскопом. Глаза распахнулись в темноте, и она ещё долго не могла уснуть, размышляя о грядущем, и о том, каким будет новый правитель. 
  Её разбудила Сара, тыкаясь замораживающим носом в лицо. Вставать не хотелось. Вернувшись домой, Ариша ослабла и ничего не желала делать. Борясь с набросившейся ленью, она победила в тяжелейшей из схваток, и собралась к завтраку. По дороге в обеденный зал, девушка вспоминала странный сон, тревоживший её в то короткое мгновение отдыха ночи. Она вдруг отметила, что стала очень мало спать, и совершенно не высыпалась. «Не так я себе представляла соединение с домом». Она присоединилась к трапезе последней, как и всегда, некоторые привычки не меняются. Отец возглавлял стол и выглядел практически, как в лучшие времена, за исключением бледности. Мать избавилась от переживаний и вновь стала ослепительно красивой, и лишь седая прядь волос возвещала о долгих, ужасных днях пережитого стресса. Остальные ничуть не изменились. Никита, жестикулируя единственной  рукой, без остановки шутил. Казах, разделяя его юмор, заливался, брызжа слюной и кусочками еды. Марго была всё также сдержанна. Кстати, их сыночек заметно подрос. Ариша без энтузиазма ковырялась в тарелке и оживилась, когда разговор зашёл о голосовании на Орионе.  
– Как думаешь, Макс, кого выберет совет? – вопрошал Казах с набитым курятиной ртом.  
«Ну, кто на завтрак вообще ест курицу?», – она с отвращением поморщилась. Сара появилась в зале и устроилась возле ног хозяйки. Сынишка Казаха спрыгнул на пол и попытался потаскать животное за антенки, но оно огрызнулось, и мелкого, как ветром сдуло. 
– Ну, какой совет, дружище? Он ещё не выбран. А действующий – временный. Скорее всего, правителя будут выбирать сами старейшины.  
Ариша подавилась. Пару минут ушло, чтобы откашляться, размазывая слёзы, произвольно струившиеся ручьём. Мила тут же подоспела и сильно постучала ей по спине. Воздух стал поступать в легкие, дыхание нормализовалось. «Ешь аккуратнее!», – прозвучал в голове недовольный голос. Держась за саднящее изнутри горло, она с вызовом посмотрела на отца.  
– Немыслимо! Старейшины выберут того, кем смогут управлять! Ничего не изменится! Столько людей рисковало жизнью! –  то и дело она срывалась на писк, руки тряслись, сила пульсировала, аура стала кроваво-красной. Сара раскатисто зарычала. Заметив испуганные лица, девушка ослабила хватку. 
– Успокойся, Ари. Пожалуй, в этом есть смысл.  
– Почему бы правителя не выбрать людям? В смысле, народ лучше других может определить того, кто достоин! – глаза были алыми и блестели от возбуждения, словно рубины. 
– Знаешь, отличная идея! Только как её осуществить? 
– Зир сказал, они с отцом держат оборону. Временный совет пытается решить вопрос по-своему. Нарут на нашей стороне, он хочет стать правителем. –  Теперь подавился отец. 
– Ой! Ну, перестань, пап! Ты же знаешь, что он изменился. А потом, так будет по-честному. – Швед погрузился в раздумья, серьёзно кивая.  
    Сразу после завтрака он связался с Нарутом, и они обговорили идею. Было решено, что тот попытается внушить её совету, пока есть время. Ариша не присутствовала при разговоре, однако отцу пришлось посвятить её в подробности, иначе она никогда бы не отстала. Тревожило только, что он не сможет оправиться за неделю самостоятельно, но упёртости ему было не занимать.  
    В приподнятом настроении девушка добралась до любимого озера и слегка коснулась прохладной поверхности, она пошла рябью и распугала назойливых водяных паучков. Сердце тянулось сюда, но не так сильно, как раньше. Она вдруг вспомнила другое озеро, глупая улыбка застыла на устах. «Похоже, я привыкла к Ориону». Это, и правда, было так. С момента возвращения она никак не могла дышать полной грудью, а окружение казалось унылым. Вначале Ариша думала, осень навевает хандру, но окончательно в этом разубедилась, побывав на озере. Даже сны ей снились чудные, и в каждом она пребывала на Орионе. Шорох листьев и треск проламываемых кустов отвлёк от размышлений. Она вскочила на ноги и напряглась в ожидании. Минуту, другую стояла абсолютная тишина, и девушка уже расслабилась, как вдруг из-за дерева появился он: сгорбленная спина, безжизненно болтающиеся на уровне колен руки, обезображенное лицо покрытое гнойными волдырями, белые, мертвые глаза. Он издавал булькающие звуки и по-звериному скалился. Она в ужасе смотрела на существо, которое когда-то было человеком, и не знала, чего ожидать, в голове вертелось множество мыслей. Он истошно завопил. Звук его голоса она не забудет никогда, было в нём что-то болезненное. Он сорвался с места, вопя и размахивая обмякшими руками. Ариша вышла из ступора и почувствовала, как пульсирует сила. Она, словно ангел, была окружена алым свечением, руки и глаза зажглись. Присоединилось и ещё кое-что – ощущение физической силы, небывалого превосходства. Мертвяк подбежал и собирался нанести удар, а она, изящно через него перепрыгнув, мягко приземлилась на землю. Он продолжил нападение, и она слегка ударила его по лицу, отчего тот отлетел на приличное расстояние. В груди бурлила невероятных масштабов энергия. Девушка невольно заметила, что скалится так же, как это делал Зир в порыве злости. Ощущения были великолепными, полная и безоговорочная власть пьянила рассудок. Противник лежал на земле, изредка подергиваясь. Она осторожно подошла и присела рядом. Мертвец умирал. «Разве такое возможно?», – подумала Ариша, очнувшись от затягивающих в свои сети, манящих ощущений победы. Он был бы достаточно молодым и, наверное, симпатичным, не случись с ним подобное. Она смотрела на него какое-то время, и уже хотела прекратить мучения, если он, конечно, мог что-то чувствовать. И тут  случайно заметила в области сердца тёмные пятна. Приглядевшись внимательнее, девушка охнула: чёрные, маленькие змейки окружали, и без того, гнилое сердце несчастного, сжимаясь сильнее. Она моргнула пару раз, силясь понять, взаправду ли. Руки загорелись ярче, обдало жаром. Она прислонила их к груди мертвяка,  надавила, и направила алый луч. Чёрные змейки задрожали, сжались, и исчезли совсем. Запрокинув голову, Ариша пыталась побороть острую боль, пронзившую тело. С каждым мгновением, проведённым под целительными лучами, сердце мертвяка оживало, и  вскоре оно стало совсем как живое. Истощенная до невозможности, она сделала последний рывок и ощутила его биение. Бесконечная радость растеклась в душе водопадами, и она отключилась. 
    Ариша открыла глаза, сковал страх. «Я умерла?» Холод пронзал до костей, зубы стучали. Рядом послышалось знакомое утробное рычание. Она протянула руку и нащупала тёплое, меховое тело. «Видимо, нет. Хорошо, что ты здесь». Сара положила огромную морду ей на колени, согревая. Судя по запахам, они находились у озера. «Сколько же времени я здесь пролежала?» Движение привлекло внимание. Она пыталась разглядеть хоть что-то, но темнота поглотила всё целиком. Девушка была слишком истощена, чтобы пользоваться дарами. «Как же нам попасть домой?» Сара её боднула, и она поняла, что та имеет в виду. «Что ж, можно попробовать». Ариша собиралась взобраться ей на спину, когда услышала из темноты тихое: «Подождите». Она напрягалась, думая, не послышалось ли, но кто-то заговорил вновь. 
– Ты кто? 
– Кирилл. А ты? Твоя собака меня не тронет? Я очень её боюсь, – собеседник обладал приятным, юношеским голосом, немного испуганным. 
– Откуда ты взялся? – навязчивые мысли лезли ей в голову. 
– Я хотел причинить тебе боль…, но ты что-то сделала и вернула меня, – грустно сказал он, раздались тихие всхлипы. 
– Никуда не уходи…– Её прервал отец, освещаемый радужным кругом силы.  
Увидев в каком состоянии дочь, он бросился и подхватил её на руки. «Пап, твои ноги!» «Уже не болят», – пробубнил он и смерил её серьезным взглядом. Она повернулась и посмотрела на обладателя приятного голоса. Он щурился от яркого света и прикрывал глаза ладонью, но девушка всё же смогла его разглядеть: брюнет, карие глаза, симпатичный, лохматый, худощавый, покрытый грязью, кровью и чем-то ещё. Он, в отличие от неё, мог идти сам, и угрюмо поплёлся позади. Сара рычала на него всю дорогу, заставляя вздрагивать всем телом и бледнеть. Энергия практически целиком её покинула, и Ариша молчала, проваливаясь в катастрофически необходимый сон. Душа и тело отдыхали, набираясь сил. 

 



Анна Михална

Отредактировано: 07.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться