Путь к реке

Размер шрифта: - +

Путь к реке

Путь к реке.

Стояла полная тишина. Казалось, весь мир еще спал. Предрассветное небо было еще совсем холодным, но, казалось, если протянешь руку, почувствуешь нарастающую теплоту за темной пеленой. Вода колыхалась под ногами, обдавая их приятным холодком. Какие-то ранние птицы, которым, видимо, как и нам, не спалось, уже начали порхать над Волгой. Невольно я начала им завидовать – до теплеющего неба им было куда ближе, чем мне, чем нам. Сидеть на холодной траве было ужасно приятно. Еще приятнее было осознавать, что никто не знает, где мы сейчас находимся. Это наводило на странные мысли, что если мы сейчас упадем в воду и утонем, никто и не узнает. Ну и что? Человек, с которым я сидела в предрассветной тишине, еще совсем недавно казался мне таким чуждым! Сейчас же, наверное, не было человека на планете, кроме Пашки, кто был бы мне так же дорог, как она.

Ее звали Волга. Влгава, если быть точной. С ней мы живем в детском лагере временного пребывания «Волгушка». С Волгой в «Волге» на берегу Волги. Да, лагерь находится на берегу великой русской реки. Мама заранее знала, что я буду жить с девушкой по имени Волга и сразу начала меня убеждать:

- Нелька, видишь, с каким великим человеком будешь в одной комнате месяц жить?

- Ты ж ее не знаешь совсем! – удивилась я. – Почему она это сразу у нас великая?

- Не может не великий человек носить имя такой великой реки!

- И машины тоже великой, - прыснула тогда я, намекая на нашу полувековую машинку. «Вне закона», как называл ее Пашка, потому что по документам ее уже лет 20 как не существует и, наверное, еще столько же времени она не проходила техосмотр. Мама старалась ездить аккуратно то ли потому, что подозревала, что машина скоро развалится и не хотела ускорять процесс, то ли не желала попадать в аварии из-за заморочек с документами, а точнее с их отсутствием.

Я вообще люблю свою мать, может даже так же, как и Пашку. Пашка – мой братец. У нас разница в возрасте 7 лет. Ему 21. Мне 14. Думаете, сложно? Учитывая, что мы живем порознь, то нет. Хотя я раньше очень хотела к нему переехать. Эх, мечты-мечты…

Хотя и сейчас я была бы непрочь пожить с братом в тесной квартирке. Он всего пару лет назад уехал от нас с мамой на учебу. Отец его дружка – глава какого-то там института, в общем помогли Паше устроиться там на бюджет. Мама все не нарадуется – денег в семье мало, а сынок вот как высоко пошел. Я не говорю ей, чем Паша иногда подзарабатывает – не огорчаю, а было бы чем!

Я не мечу так далеко по карьерной лестнице. Окончу девятый класс, поступлю в Липецкий колледж строительства архитектуры и отраслевых технологий ГОУ по улице Студенческий городок, дом1. Я живу рядом, буквально через дорогу. Связей с сыновьями всяких шишек, извините, нет!

Как и у Волги. Она живет в соседнем от Липецка городе – в Грязях. О ней я сначала знала только то, что ей 13 лет и 11 месяцев, она попала в лагерь как и я, по путевке, полученной ее матерью на работе. Где она живет и что любит класть зубную щетку на подоконник. Эту ее привычку я заметила в первый же день знакомства.

Я ввезла чемодан в тесную комнатушку, рассчитанную на двоих человек. Там уже стоял маленький фиолетовый чемодан, на полу, на тумбочке, на лампе, просто везде были яркие вещи, а на подоконнике лежала зубная щетка. Я поставила свой серый чемодан возле пустовавшей кровати, достала свою одежду и переложила аккуратными стопками в тумбочку. Когда я перекладывала стопку носков, сзади меня раздался приглушенный вопль:

- Бу!

Я не ожидала. Все носки полетели из рук моих на кровать, на пол, на тумбочку, в лицо мне и моей соседке.

На вид это была девчонка лет 15 точно. Она была выше меня на голову, имела длинные светло-русые волосы и желтоватого оттенка глаза. Одета она была в пеструю голубую футболку, черные джинсы и красные кеды на босу ногу. Лицо было немного вытянуто, его покрывал легкий румянец. Она заливисто и непрерывно смеялась.

- Ты Волга? – спросила я.

- Есть слушок. Иля?

- Что?

-Ты Иля?

Я впервые слышала такую интерпретацию своего имени Наила. Неля, Эля, Нельчик, Нальчик, Элеонора. Но Иля – никогда.

- Если ты о Наиле Урнич, то да, это я.

- Значит Иля. Волга, - она протянула мне руку для рукопожатия.

Я опять же опешила. Рукопожатие? Так только Пашка со мной изредка здоровался, и еще отец с ним. Это я точно помню.

Руку я пожала. Дальше пришлось переодеться и идти осматривать территорию «Волгушки». По дороге я думала, какие мы с Волгой разные: она светло-русая, я брюнетка, у нее волосы до копчика, у меня – каре, она выглядит на 15, я на12, она высокая, я низкая, у нее желтые глаза, у меня серо-голубые, она…

Территория лагеря оказалось большой и имела прямой выход к реке. Правда была крупная преграда – забор высотой под 2 метра. Были здесь и полянки, и маленькое футбольное поле, и столовая, даже две – в здании и на улице, какой-то сарай, будочки, туалеты, 2 теннисных корта, минимум 4 столика для пинг-понга, в общем полный набор, даже с бассейном. Я была довольна, единственное, в спальном здании душ и туалет на этаже. Но это ничего, и не такое видели!



Вера Оуэл

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться