Путь к счастью

Размер шрифта: - +

А что чувствует она?

А что чувствует она?

Виталик ушел, а я еще долго сидела на полу, пытаясь сдерживать слезы. Так больно, что никак не выходит оставаться невозмутимой! Целый поток вырвался наружу с бешеной силой и громкостью, хотелось выть, захлебнуться в своих слезах. Может, это и хорошо, что он решил жить отдельно? Сколько еще я буду мучаться?

Я не первый раз вижу его со всякими девицами, но он по крайней мере не приводил их в нашу квартиру. Я уверена в этом. Я жила относительно спокойно, принимая тот факт, что Виталик – такой, как есть: бабник, искатель все новых и новых развлечений. В сети он общается с десятком девушек, в каждом новом месте заводит знакомства, но всегда возвращается домой. Эта мысль всегда грела мою душу: все эти девицы не представляют особой опасности, он будет со мной и с детьми.

Мы давно решили, что ничего не чувствуем друг к другу, но каждый раз, видя следы его измен, я начинаю жутко ревновать. Это ведь я сама так решила. Решила привлечь его внимание флиртом со Славиком, а невинный флирт неожиданно перерос в регулярный секс.

Виталик словно обрадовался, когда узнал об этом, и сказал:

- Здорово, что я могу больше не скрывать свое отношение к тебе. И скрывать то, что мне  нравятся другие девушки. Теперь у меня развязаны руки. Осталось подумать лишь о переезде.

Но эти раздумия не превращались в действия до сегодняшнего дня. Неужели эта девица так повлияла на него? И какая она по счету, интересно?

Я всегда была уверена, что буду счастлива в браке. Я могла выбирать любого понравившегося парня и тащить его в загс. Иногда мое пренебрежение и даже жестокость в обращении с чувствами других преходили всякие границы. Вспоминая спустя годы все свои романы, всех своих поклонников неудачников, я все больше убеждаюсь в том, что жизнь справедлива. И моя “семья” без отношений с Виталиком – это наказание мне за насмешки и издевательства над мужчинами.

Я создала для некоторых даже  особую категорию –  “безуспешники”, парни, которые добивались моего внимания, а я знала, что это безуспешно. Просто вытягивала из них деньги, подарки, играла, как с мышками, а потом бросала. Все искала какого то идеального принца, к которому бы мои чувства не растаяли через несколько месяцев. Виталик не был таким принцем, но разорвал все шаблоны, по которым я жила и действовала. Он вел себя совершенно иначе: не мчался ко мне в любую минуту, не смотрел полным надежды взглядом. Казалось, он не допускает малейшей мысли, что я буду не с ним, выберу кого то другого. Виталик был таким твердым и уверенным в своих взглядах на жизнь, что я у меня язык не поворачивался пожаловаться на отсутствие нового телефона или туфель. Я не могла обменять его подарки в магазине, потому что он помнил все детали и рьяно следил, пользуюсь ли я ими.

В день нашей свадьбы после росписи я крикнула: “Да! Я сделала это!”, будучи уверенной, что отхватила лакомый кусочек. Не могу до сих пор признаться себе: была ли вообще я влюблена в него? Что то чувствовала, но это была не та эйфория, как в романе  с Гришей.

Я поняла, что Виталик – главный и единственный человек в моей жизни, рожая наших близнецов. Насколько он был чудесен и трогателен, как муж, настолько же он погрузился в заботу о малышах. Он чуть ли не вытеснял меня, как мать, и вполне даже вероятно сожалел, что не может кормить их грудью. Ночью он слышал их покрякивание раньше меня, вскакивал и успокаивал, не зная усталости и раздражения.



Женева Светлая

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться