Путь к счастью

Размер шрифта: - +

"Ты моя маленькая!"

"Ты моя маленькая!"

Друзья Юры пригласили нас на шашлыки. Разумеется, нам страшно не хотелось строить из себя обычную семейную пару, но мы решили никому не рассказывать о своем разрыве. Пускай узнают все, когда мы окончательно разъедемся.

Осень давно нарядила деревья и все вокруг на свой вкус, и была удивительно лояльной к людям. Вполне можно выбраться на пикник, не думая о дожде и холодном, завывающем ветре.

- Света, ты какая-то неразговорчивая в последнее время стала, - заметила Вика.

«Вообще-то с тобой я никогда не болтала взахлеб»,- отметила я про себя, а вслух пролепетала с невинной улыбкой:

- Не знаю. Наверное, тебе кажется.

Я наблюдаю за своей компанией словно свысока, понимая, что уже никогда не буду проводить с ними время, встречаться. Это было не так уж часто, но я теперь я ощущаю облегчение от этой мысли. Так бывает, когда ты уезжаешь из места, где в у людей все плохо (или по крайней мере, тебе так кажется) и думаешь: «Как здорово, что я здесь не живу, у меня не такая жизнь!». Так было со мной, когда я уезжала от подруги с маленьким, часто бьющимся в истерике ребенком, или от тети с вечно пьющим мужем.

Я оставляю их всех здесь, а сама погружаюсь в другую мир, наполненный любовью. Сейчас с ужасом вспоминаю, как я могла столько терпеть и пускать свою жизнь на самотек?

- Да, действительно. Она кака-то необычная. Как будто знает сногсшибательный секрет, и молчит,- вставил словцо Андрей, всегда неразговорчивый и отстраненный в трезвом виде, и смелый до тошноты в компании алкоголя. Мне так противны такие люди, что я не могу удержаться от насмешки:

- А ты вдруг стал странно разговорчивым. Ребят, проверьте, все бутылки на месте?

Все мы с удовольствием расхохотались, а Андрей ожидаемо насупился и что пробурчал себе под нос.

- Стоп! – вскричала Алеся прямо над моим ухом так резко, что помидор вывалился из рук. – Ты не в перчатках? Тебе не больно?

И как она помнит о моей экземе, просто поразительно! Каждый раз все выспрашивает о ней, словно мы старые бабули, которым поговорить больше не о чем, кроме как похвастаться своими болячками.

- Все прошло, как по волшебству. И аллергия Кирилла тоже, - ответил Юра за меня и с ехидной улыбочкой покосился на меня. – Ума не приложим, как это случилось?

Надеюсь, только я заметила его многозначительный взгляд. Когда он так спокоен, мне становится даже жаль его. Все действительно исчезло благодаря коренным переменам в моей душе. Когда я спокойна и умиротворена, тело тоже приходит в норму. Оказалось, что и на Дениса эти изменения влияют как нельзя лучше.

Парни, как обычно, начали выспрашивать друг у друга подробности о работе, пытаясь вывести один другого на чистую воду. Не понимаю, как они могут называть себя друзьями, если скрывают практически все, боятся сглаза. Мы с девчонками раньше болтали о детях, но мне всегда было не интересно вариться в этой теме, а сегодня я и вовсе не поддерживала разговор. Дети с нами круглые сутки, зачем еще и в такое редкое свободное время трепаться о них? Когда я упоминаю вскользь о своих тренировках, увлечениях, о том, чем занимаюсь дома, на меня смотрят так, словно я совершаю преступление против всего человечества, так как не готовлю еду три раза в день и не считаю нужным превращать квартиру в музей чистоты. А если бы они знали о моих любовниках, то в их мыслительной системе произошел бы сбой.

Раздался звонок, и Виталик сказал, что нужно решить какой то вопрос насчет квартиры. Он поистине фанат обустройства жилья, интерьера, с таким азартом занялся поисками подходящей плитки и обоев для нашего жилища. Сейчас думаю об этом, но кажется, что это – сон. Как могло все так быстро завертеться? Мы уже собираемся жить вместе, Юра обо всем знает, все решено окончательно и пути назад нет.

Как славно, что сегодня мы оставили Дениса с бабушкой, а то пришлось бы выяснять, с кем он останется сейчас и прочее. У меня и без того все внутри холодеет, когда нужно обсуждать что то, связанное с Виталиком.

- Юра, мне нужно скоро уехать.

- А твой мачо может хотя бы на день оставить тебя в покое? – вдруг взорвался он. – Как мне сейчас объяснять всем это?

- Успокойся, я сама все скажу. Ребята, представляете? – обернулась я ко всем с радостнейшей улыбкой. – Приехала наконец-то моя подруга и нужно обязательно встретиться с ней, а то другого случая не представится. Пока всем! – прощебетала я и развернулась, облегченно выдохнув. Осточертело это вранье! И главное кому? Людям, на которых мне по большому счету плевать.

Развернулась я так резко, что практически уткнулась Виталику в грудь. Он рассмеялся и приобнял меня:

- Вижу, аж подпрыгиваешь от нетерпения.

- Уходим быстро! Почему ты не подождал меня в машине? – процедила я сквозь зубы.

- Милая, я не зайчик, чтобы столько времени прятаться и скрываться непонятно от чего и кого,- резонно заметил он.

Однако улепетывали мы, как настоящие зайцы. Но безрезультатно - я уже слышала чьи-то быстрые шаги за спиной. Макс, лучший друг Юры, кричал, чтобы я остановилась.

- Кто это? – грозно спросил он, кивая на Виталика.



Женева Светлая

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться