Путь мага

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Вадим удобно расположился в старом потёртом кресле. В отсутствие наставника, он мог позволить себе такое святотатство. Афоноис относился к своему любимому месту отдыха с благоговением и трепетом. Любые попытки Вадима усесться без спросу в присутствии учителя, вызывали взрыв возмущения. Запрещалось даже прикасаться к священному предмету. Однажды Вадим передвинул объект обожания наставника в сторону буквально на несколько миллиметров. До сих пор страшный взгляд Афоноиса, продирал интуита до дрожи. Взгляд хищника… Нет взгляд свирепого зверя готового на всё, чтобы покарать святотатца. С такими глазами самка защищает своего детеныша, с таким рыком самец бросается на своего соперника, с таким оскалом хищник смотрит на беззащитную жертву.

Сколько Вадиму пришлось выслушать, пока наставник устанавливал сдвинутое кресло на исконное место, словами не передать. Да и длилась эта процедура несколько часов. Миллиметр за миллиметром лёгкими постукиваниями из стороны в сторону и долгими попытками Афоноиса осознать получилось или нет, ознаменовалась данная процедура. Лишь многим позже Вадим понял причины странного поведения учителя. Когда ему стали доступны новые знания, и возможность лицезреть места силы. Кресло было установлено именно над одним из них, не очень сильным, но постоянно действовавшим, что делало его весьма ценным.

Буквально несколько часов проведенных в кресле позволяло полностью восстановить истощенные магические силы, что в обычном восполнении могло затянуться на недели. Да и эмоции испытанные при нахождении в магическом потоке были неописуемы. Эйфория захлёстывала через считанные мгновения с момента вхождения в поток. Чувство безмятежности и сосредоточенности неведомым образом соседствовали с ощущением бескрайнего могущества и бурной, кипучей деятельности. Разум прояснялся, любые самые трудные проблемы находили своё решение в два счёта.

Из этих приятных чувств, Вадима вырвал безмолвный, ментальный вопль отчаяния и безысходности. В последнее время они с Андреем стали очень близки, зачастую понимая друг друга без слов. Внезапно раскрывшиеся магические способности одного и обращение в вампира второго, вырвали их из привычного жизненного уклада. Приятелям ничего не оставалось, как довериться друг другу.

Вадим не без основания считал себя весьма влиятельной фигурой в своём городе, нападение на своего близкого друга расценил как вызов. Жилище мага и логово вампиров находились на значительном расстоянии друг от друга, фактически на диаметрально противоположных концах города. Десять километров по прямой, а по путаным улочкам окраин все пятнадцать. Первой мыслью Вадима было: «как добраться до логова быстрее».

Варианты с наземным транспортом он отмел сразу, обзавестись своим как-то не дошли руки, а искать попутку времени явно не были. Для Тайных троп[1] расстояние было смехотворным, телепортироваться в обитель кровососов не позволяла защитная магия окружавшая логово. Всё это колдун просчитывал на ходу, выбегая из своего жилища. Он рванул, буквально сминая пространство, множественными мелкими телепортами. Разом, расходуя энергию, способную уничтожить небольшой посёлок или обогреть целый город в зависимости от намерений её обладателя.

Чуть больше четырех минут, которые едва ли не показались Вадиму вечностью и вот он уже у знакомой ограды. Закрытая калитка задержала его лишь на миг, он попросту вырвал её вместе с замком и петлями, после чего отбросил в сторону. Невысокий подлесок, росший сразу за оградой, был на удивление тих и безмолвен. Как только Колдун ступил на мощеную камнем аллею острые ветви, словно жала неведомого существа устремились к нему намереваясь пронзить незваного гостя. Земля вздыбилась, корни растений обвили ноги Вадима, лишая его возможности к бегству.

Неоднократно бывавший в этих местах, он был, застигнут врасплох столь неожиданным приёмом. Лишь доспехи спасли колдуна от мгновенной смерти. Ветви и корни увили тело человека, сдавливаемые с ужасной силой поножи, лишь поскрипывали. Острые шипы тщетно искали брешь в великолепном изделии гномов. Миг и растения ничтоже сумняшеся, вздернули Вадима ввысь, намереваясь разорвать попавшего в силки на части.

Огонь, сорвавшийся с посоха колдуна, опалил и обуглил ближайшие ветви, освобождая правую руку. Лишившись частично опоры, Вадим опрокинулся и завис в полуметре над землей. С мстительным воплем, полным ярости за пережитый страх, колдун вонзил посох в землю, высвобождая заключённую в нем силу первобытного пламени. Огненный шквал всепожирающей стихии не оставил и следа от некогда буйной растительности.

– Мать… Твою же мать, – раз за разом приговаривал Вадим, трясущимися от выброса адреналина руками освобождаясь от увивших его корней и веток. Встав на ноги, он осмотрел дело рук своих, фронтальная сторона усадьбы была полностью очищена от растительности. Лишь лёгкий налёт пепла свидетельствовал о разгуле стихии. Небольшие участки зелени дымились вдали. С мстительной улыбкой колдун «Огненными шарами» дожег остатки кустарника. Дождавшись, когда огонь вновь занялся и скрылся за зданием, он двинулся к логову.

Попав в ловушку на входе, Вадим чрезвычайно осторожно подходил к обители вампиров, ожидая дополнительных сюрпризов. Приближаясь к крыльцу, он замедлил шаг, чувство неминуемой встречи с очередными неприятными сюрпризами от владельцев замка терзала его. В пророчества Вадим особо не верил, но сейчас где-то в глубине души тревожно звучал колокольчик, свидетельствовавший о близкой опасности. До начала лестницы оставалось около двух метров, терзаемый неясными опасениями колдун остановился, внимательно оглядывая статуи, стоявшие на парапете.



Яков (Прозелит) Томилко

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться