Путь мага

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

Дас Гхорх впервые за долгие годы испытывал ужас, то первобытное чувство, наполняющее мочевой пузырь тяжестью, заставляющее колени трястись, а руки дрожать. Он, некогда весьма могущественный шаман, мнивший себя равный лучшим эльфийским чароплётам чувствовал, как опора уходит из-под его ног. Ещё совсем недавно имея великий артефакт, потенциального наследника, он вместе со своими учениками и в окружении тысяч воинов с легкостью диктовал свою волю орде. Всё изменилось в одночасье. Интуиция всегда была одной из сильнейших сторон шамана, но именно она подводила его всё чаще и чаще.

Отправляя пасынка в нелёгкий поход, шаман осознавал всю трудность возложенной на Дра миссии, но внутренне он подспудно осознавал, что поступает правильно. Орду ожидает небывалое величие. Да-да именно орду, в предчувствии судьба самого великого шамана не раскрывалась. На тот момент Дас Гхорх соотносил величие орды с собой, не разделяя: ведь я это орда! Орда это Я! Его замыслы остались несбыточными, какой-то смертный червь посмел перейти Ему – Великому Шаману дорогу. Ощущение предстоящего величия орды не оставляли его, но вот были ли они связаны с его именем, именно этот факт в последнее время вызывал всё больше и больше сомнений! Мысль о возможности собственного краха впервые посетила его прошлой ночью.

Направляя своих воинов в набег, шаман предчувствовал успех. Сомнения были лишь в том кого назначить главой рейда. Верного как сторожевой пёс Шенка или Великого, овеявшего себя славой, не познавшего горечь поражений Драм Гхурха. Шаман отринул чувства и после раздумий отправил обоих, а для пущей надежности и всех учеников. О том, что своими действиями он нарушает святой для воинов принцип единоначалия, Дас Гхорх даже не задумывался.

Шенк считал себя вторым в орде после Верховного шамана, и прислушиваться к советам, а тем более выслушивать чьи-либо наставления не собирался. Драм Гхурх, не считал полукровку равным не только себя, но и даже худшему из воинов. Маги же и вовсе не собирались повиноваться никому кроме учителя. Ученики были связаны с шаманом сильной ментальной связью. В любой момент времени Дас Гхорх знал, где они и чем занимаются. Через них он отдавал приказы своим военноначальникам, ушедшим в поход, от них получал все новости. Первый блин в походе вышел, как водится комом, забытая деревенька в глухом лесу принесла много скорби народу орков. Сотни воинов и варгов полегли при её штурме, но неудача первого сражения лишь сплотила воинов. Десятки деревень были подвергнуты разграблению, их жители охваченные ужасом неминуемой расправы, уже не пытались сопротивляться. Караваны невольников, нагруженные немалой добычей, пошли в степь.

Весть о том, что ученики настигли беглецов, обрадовала шамана. Начался бой, о его ходе шаман имел смутное представление, слишком обрывочны и сумбурны были мыслеобразы адептов. Внезапно полный муки и бессильной злобы крик резанул по сознанию шамана, он не успел придти в себя, как был охвачен пламенем подобно своему ученику. Боль, ни с чем несравнимая, пронзила его грудь и сменилась лютой стужей, от которой конечности старика утратили чувствительность. Напрасно, он взывал о помощи! Никто не смел, войти в его покои, лишь верный пёс – Шенк, но его сейчас рядом не было.

Забытье, накрывшее шамана, стало его спасением. Придя в себя старик, да-да именно старик, ведь тебе столько лет насколько ты себя ощущаешь, не смог самостоятельно даже подняться. Его колотила дрожь, руки отказывались повиноваться, в горле пересохло, и шаман не мог вымолвить и слова. Минутная слабость накрыла Дас Гхорха. Жалея себя, он предался воспоминаниям, о той которую любил. Одновременно в его груди просыпалась ярость, именно на это чувство надеялся шаман оно должно придать ему силы. Некогда сидеть, сложа руки, каждая минута промедления, смерти подобна.

По орде уже давно поползли слухи, что сын великого вождя Тара жив. На поиски молодого орка отправились лучшие воины нескольких племен. Если его найдут, положение Верховного шамана, станет ещё более зыбким. Сейчас без своего посоха, без учеников Дас Гхорх уязвим как никогда. Рывком сев, старый шаман несколько раз ударил себя ладонью по лицу. Пробуждая в своём сердце, ярость на своих врагов и злобу на себя.

Сжав зубы, старик встал, колени подогнулись и лишь не человеческим усилием воли шаман удержался от падения. На прямых, негнущихся ногах, он проделал весь путь до стола с эликсирами, выпил один… второй… третий. Снадобья предали ему сил, шаман уже ничем не напоминал того немощного старика, коим он был мгновения назад. Уверенной поступью он вышел из шатра.

– Ведите пленников сюда, – скомандовал шаман воинам, охранявшим его покой.

Старик вершил кровавый ритуал, принося жертву в первую очередь для восстановления собственных сил. Согрел руки во внутренностях убитого, нацедил чашу, и, добавив несколько магических ингредиентов, осушил одним глотком. Шаман никогда не чувствовал себя в такой силе. Одним мановением руки зажёг ритуальный костёр, на начертание пентаграмм он не пожелал тратить ни времени, ни сил.

Сжигая плоть одной жертвы за другой, Дас Гхорх выменивал тела и души своих учеников у духов потустороннего мира. Лишь тело одного из них, мага огня похищенного демонами не удавалось выменять у бессердечных хозяев. Их не интересовала ни сила, ни энергия, лишь равноценная замена. Маг. Ни в чём не уступающий тому, что находился у них.

Четыре тела укрытые Покровом Нетления, лежали за спиной шамана. Дело оставалось за малым, вдохнуть в них искру сознания и скрепить оборванные жизненные нити. На это нужно время и силы, а значит новые жертвоприношения, но на сегодня шаман слишком устал. Ему требуется отдых, энергия, переполнявшая его, грозила хлынуть через край, а пресыщение для чародеев так же опасно, как и переистощение. В последнем случае их ждёт распад и смерть, а в первом…



Яков (Прозелит) Томилко

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться