Путь мага

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

Тронный зал замка располагался в центральной цитадели. Местные жители были весьма прагматичны, и большинство строений имели двойное, а то и тройное назначение. Помимо церемониальной составляющей тронный зал имел и ярко выраженное оборонительное назначение, являясь одним из последних рубежей перед покоями владетеля, за которыми скрывалась сокровищница. Искусный барельеф, возвышающийся сразу за троном, одновременно служил баррикадой для защитников. В случае вражеского вторжения или покушения бургграфу достаточно было лишь юркнуть за трон, чтобы оказаться среди своих телохранителей.

Сейчас же приемный покой был забит буквально до отказа, крупные землевладельцы и йоманы[1] заполонили его. Ведь решался важнейший вопрос, что делать дальше. Окрестности замка были весьма удобны для осаждённых, два высоких холма возвышались над местностью. Обычно, нападавшие занимали один из них, что позволяло защитникам под прикрытием второго приготовиться к внезапной вылазке. Тайные ходы вели из замка практически во всех направлениях.

Сейчас же пришедшая орда была столь многочисленна, что разбила лагерь на обеих возвышенностях, блокировав малейшую возможность осажденным получить помощь извне. Всем своим видом орки давали понять, что они никуда не торопятся, и уйдут лишь после того как последний из защитников замка сложит свою голову. Разделившись на команды, зеленокожие рыли рвы, рубили окружающий лес, строили осадные машины, воздвигали частокол. Они действовали деловито и неторопливо, именно спокойствие и уверенность нападавших в собственных силах, вселяла тревогу в сердца защитников замка. Внезапно тревожная тишина, повисшая в тронном зале, была прервана выкриками.

– Владыка Достардан, мне было видение! Те двое, что сидят в твоём замке это лазутчики орков! – слова ведуна накрыл недовольный гул придворных.

– Тише! – вскричал Грымвольд, его глаза закатились, на губах выступила пена, – Вижу! Вижу лагерь орков у реки! Они пируют. Вижу! Вижу предводителя орды, по левую руку от него сидит колдун, а по правую вампир.

В зале раздались отдельные возгласы:

– Казнить! Убить обоих!

– Вижу! Вижу, как перед колдуном ставят блюдо, а пред вампиром юную деву. Колдун снимает крышку, там младенец! Это их награда за предательство! Мы должны их казнить как можно быстрее! Колдуна принести в жертву нашим богам, заслужим их расположение и они защитят нас! Ни к чему будут стены, если на пути завоевателей встанет твердь нерукотворная. Ни к чему будет армия, если боги преградят подходы ордам нечестивцев.

– Умолкни старик! Я не потерплю жертвоприношений! – слова Достардана, были встречены зловещим молчанием. Его отчаявшиеся подданные были готовы на всё.  

– Введите… – на мгновение бургграф замешкался, не зная как определить статус спасителей, то ли гости, то ли пленники, а может быть уже и узники казематов.

Пока Достардан размышлял, двери распахнулись и в тронный зал в сопровождении Торинуса, вошёл самый настоящий эльф.

«Этот-то как здесь очутился? И почему я ничего не знаю о визите перворождённого? Кого-то сегодня ждёт душевный разговор!» – пронёсся у владетеля град мыслей, а от последней, он даже хищно оскалился.

Эльф прошёл в центр зала и остановился, не проронив ни слова.

«Какой-то он не правильный. Слишком широкоплечий, черты лица грубоваты и прическа ничем не похожа на принятые у лесного народа. Полукровка? Отверженный? Этого ещё мне не хватало, проблем с перворождёнными» – Достардан сморщился как от зубной боли, разглядывая нежданного гостя, он продумывал возможные варианты поведения и последствия от тех или иных действий. Затянувшаяся пауза была прервана выкриками Грымвольда:

– Самозванец! Владыка, этот мерзкий чернокнижник, пытается обмануть Вас! – бесноватый ведун, раз за разом повторял одни и те же слова, пока не рухнул без сил.

– Кто ты? – в голосе владетеля промелькнули стальные нотки, перед ним стояла архисложная задача, не высказать стоявшему перед ним, ни своего расположения, ни обидеть его ненароком.

– В этом мире, я больше известен как Эльвад!

– Свободорождённый эльф стало быть? – Достардан, задумчиво постукивал пальцами по резному подлокотнику, – не лучшая идея прикидываться эльфом, они весьма щепетильны с самозванцами.

– Казнить! Мы должны казнить его! – завыл Грымвольд.

– Я поступлю, как повелевает обычай! Согласно древнего уклада, эльфы сами карают отступников и самозванцев, – Достардан лишь мельком взглянул на приосанившегося Грымвольда, и отдал очередное распоряжение, – Торинус, пригласи сюда наших гостей из Бескрайнего леса.

– Что поганец, не ожидал встретить здесь истинных эльфов? Его милость всегда держит несколько разведчиков из лесного народа, – ехидное хихиканье ведуна стоявшего в окружении каких-то оборванцев, дало старт гневу толпы.

Вадим, не посчитал нужным отвечать, он лишь принялся пристально рассматривать окружение ведуна. По правую руку от него стояла сгорбленная старуха, опиравшаяся на изогнутую клюку, её ветхие одеяния были столь грязны и изорваны, что колдун с трудом разобрал, что на ней одето.  Скорее всего, когда одёжа на ней рассыпалась, она одевала что-нибудь поверх и так раз за разом. Изорванная юбка и тёплая кофта, а под ними ещё бог весть что. Крючковатый нос и пронзительные, пылающие неукротимой яростью глаза, вот и всё, что было видно под немытыми и нечесаными космами. Беззубым ртом, ведьма шамкала какое-то проклятие, но Вадиму были безразличны её усилия, она была столь скудно одарена магически, что заговаривай его старуха хоть год, колдуна вряд ли прохватил бы даже насморк.



Яков (Прозелит) Томилко

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться