Путь мага

Размер шрифта: - +

Глава двадцать девятая

Протяжный звериный рёв был слышен даже в замковых подземельях. Стая рванула, к лагерю и в считанные мгновения растерзала оставшихся там перебежчиков, именно в них варги увидели главных виновников гибели своих хозяев. Драм Гхурх, давно лелеял надежду стать вождём орды, он сделал ставку казалось на безумную идею единения орка и варга. Старики вспоминали, что когда-то на севере жило племя, в котором при рождении ребёнка, ему из помёта «зверей ночи» выбирали побратима. В дальнейшем они всегда были вместе, питались молоком своих матерей, росли и умирали. Духовное единение такой пары было так велико, что в бою они стоили сотни, а перед сотней таких воинов преклоняли колено тысячи врагов.

Мало кто знает, как орк выбирает своё ездовое животное и ещё большой вопрос, кто кого выбирает. Когда мальчик превращается в юношу, он уходит в степь и не возвращается, пока не приручит варга. Хотя есть и более простой вариант, в каждом крупном роду есть загон, в котором содержатся дикие. И юный орк может выбрать себе питомца среди них, для этого нужно зайти в загон и вывести понравившегося зверя, или… или умереть, это уж как получится.

Драм Гхурх чтил законы отцов! Своего первого варга, он поймал и приручил сам, второго тоже. Его братья и сородичи поступали так же. Именно так завещали предки, а кто может поспорить с их мудростью. Да, не каждый юноша возвращался с подобной охоты, но слабым не место в орде. Когда его первая жена умерла во время очередных родов, рядом не было кормилицы. Где же её было взять во время похода далеко от родных земель. К счастью в стае ощенилась самка, и своего сына Драм Гхурх доверил ей, пусть уж лучше младенец умрёт быстро, чем будет мучиться от голода. На удивление самка приняла орчонка, он быстро рос вместе со щенятами. Правда, был немного диковат, но интеллигенции в их роду не было. С той поры так и повелось, что часть детей в его гаре взращивали варги.

Даэ'М Гхурх быстро рос и с юных лет славился своей нечеловеческой силой и звериной ловкостью, он мог бежать сутки напролёт, и казалось его выносливость безгранична. Названный брат – здоровенная зверюга по кличке Эмон, тоже выделялся среди своих соплеменников, хитростью и умом. Они взяли друг от друга всё лучшее, недаром сложение их имён на орочьем языке означало – Двойная душа. Так было положено начало звериной сотне. Воинам, воспитанным среди зверей, варгам выросшим среди орков. Их достижения впечатляли, даже Великий шаман заинтересовался и исходи эта идея от кого-нибудь другого, а не от Драм Гхурха, наверняка она бы получила большую поддержку и в совете старейшин и в круге шаманов.

Первый поход, в котором участвовала полноценная звериная сотня не задался, и всё же зверовоины прекрасно проявили себя. Именно благодаря им, безумное сопротивление селян было подавлено. Кого же было ещё отправить на захват замка, как не молодежь, охочую до славы и до драки, но не только воинская доблесть повлияла на решение Драм Гхурха, перебежчики заявили, что закованный в броню воин может застрять в узких лабиринтах замковых катакомб. У Драм Гхурха даже мелькнула крамольная мысль раздеть своих лучших воинов, но он сам быстро понял всю абсурдность своей идеи. Никогда орк не снимет доспехи, никогда не оставит их под присмотром, тем более под присмотром жадных глаз своего соплеменника.

Сталь слишком ценна в его землях. Резня за обладание оставленными без присмотра доспехами, начнётся даже раньше, чем их владельцы покинут лагерей. Скорее всего сразу, как только броня коснётся пола и первыми жертвами станут неосмотрительные владельцы и те кому было доверено охранять столь ценное имущество. Недаром ведь весь поход, воины даже во сне, не снимают броню, дабы не соблазнять сородичей возможностью лёгкой поживы. Поэтому выбор сошёлся на звериной сотне, мало того, что они были одними из лучших, так ещё и не обременены латной амуницией, да и размерами существенно уступают своим более старшим товарищам.



Яков (Прозелит) Томилко

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться