Путь на Север

Размер шрифта: - +

Дальше на север

A new day is coming

And I am finally free.

30 Seconds to Mars[1]

Центральный вокзал Стокгольма являл собой весьма противоречивое зрелище. Снаружи это здание являло собой солидный образец классицизма и могло составить достойную конкуренцию даже королевскому дворцу. Однако при дальнейшем знакомстве с вокзалом посетителей ждал сюрприз. Внутри Centralstation Stockholm воплощал в себе всю квинтэссенцию потомков германских племен: максимум – функциональности и комфорта, минимум – ненужных декоративных элементов. Татьяне казалось, что шведские дизайнеры спрятались за расписанием поездов и ехидно хихикали, наблюдая за реакцией «посетителей».

Вокзал, несомненно, внушал уважение. Впечатление, по-видимому, усиливалось контрастом с аналогичными сооружениями из тех мест, откуда приехали девушки.

После долгого пути на вокзал, упорных разбирательств, где купить билет, и утомительного ожидания поезда, они наконец-то сели в свое купе. Поезд издал характерный звук и устремил их в Неизведанное.

Между девушками как будто пробежал невидимый холодок: Алекс угрюмо молчала, замкнувшись в себе, а Татьяна насупилась, от всей души жалея, что познакомилась с такой проблемной особой. Периодически она отрывалась от суровых северных пейзажей, то и дело мелькавших за мутным окном, и исподлобья поглядывала на мрачную физиономию Алекс: но та по-прежнему пребывала в той же задумчивой позе, что и несколько часов назад.

Поначалу Татьяна находилась в крайне встревоженном состоянии, эгоистично полагая, что теперь не сможет насладиться своим северным путешествием в полной мере. Вместе с тем, неожиданно нахлынувшие непонятные чувства понемногу успокаивали ее волнующийся разум. Поначалу Таня пыталась с ними бороться, продолжая преднамеренно настраивать себя на тревожные размышления об их дальнейших действиях и возможных последствиях безрассудного поведения Алекс. Но ничто не могло противостоять непонятно откуда взявшемуся чувству – всепоглощающей и разрушающей жажде приключений. Она лишь усилилась, когда за окном стали проноситься умопомрачительные норвежские пейзажи. Татьяна не могла оторвать глаз от поросших мхом вековых скал и от неожиданно появлявшихся изумрудных просторов, видневшихся между ними. Ей на какой-то волшебный миг даже померещилось, что она перенеслась в страну хоббитов из небезызвестной трилогии Толкиена.

Наблюдая за чудесами северной природы, Татьяна не обращала внимания на Алекс, которая сидела напротив с весьма неприветливым выражением лица. Той же не было никакого дела до красот, проносившихся за окном: она была полностью поглощена своим телефоном. Лишь изредка она посматривала на свою попутчицу, душевные восторги которой были буквально написаны на ее лице. Алекс ничего не оставалось, как закатывать глаза, когда она заставала Татьяну с таким по-детски наивным выражением лица.

Вместе с тем, вся Танина сущность, наконец, высвободившись из оков разума, ликовала и торжествовала: «Норвегия! Мы держим путь на север!” Поэтому, когда поезд доставил девушек прямиком в столицу этой, казалось бы, ничем непримечательной (кроме, разве что, нефтяных вышек и лыжников) страны, сердце Тани стало учащенно биться и звать ее окунуться в нее с головой.

Осло встретил Алекс и Таню промозглой погодой, ничуть не напоминавшей летнюю. Жители города, вооружившись разноцветными зонтами, неспешно шагали по своим норвежским делам. Хотя Осло и является столицей Норвегии, в нем ни Алекс, ни Таня не обнаружили ничего, что, хотя бы отдаленно, говорило о суете мегаполиса. Да и какой это мегаполис – с его населением, не дотягивающим даже до миллиона жителей?! Не говоря уже о том, что столицей этот северный город стал совсем недавно, примерно каких-то 150 лет назад.

Даже по сравнению со своим скандинавским соседом, Стокгольмом, Осло казался тихим провинциальным городишком с размеренным ритмом жизни. Хотя у девушек вполне могло создаться неверное представление – большинство шумных магистралей было предусмотрительно вынесено под землю, из-за чего город выглядел таким спокойным и безмятежно сонным.

– Некогда глазеть по сторонам! – резко оборвала мечты Татьяны Алекс. – Давай сначала заселимся, потом я покажу тебе, как круто можно оторваться даже в этом захолустье!

— Чего и бойся, — сказала себе под нос Татьяна. Она не преминула отметить, что Алекс, ступив на норвежскую землю, пришла в себя. Хотя она не знала, стоит ли этому радоваться.

Алекс, по всей видимости, отошла от шокового состояния, и жаждала невероятных приключений на известное место. Погода этому как нельзя благоволила. Казалось, Осло был рад их приезду: пока девушки ехали на такси до гостиницы, небо рассеялось от туч, и первые лучи норвежского солнца озарили полупустые улицы. Алекс, наполовину высунувшись из окна, ловила рукой его теплый свет и тихонько повизгивала от неожиданного восторга. Татьяна в очередной раз невольно восхитилась безмятежностью и оптимизмом своей попутчицы, которую, казалось, мало что могло надолго вывести из равновесия. Сама того не желая, она заразилась этой всепоглощающей жаждой жизни и, не раздумывая, повторила трюк Алекс. Теплый ветер нежно ударил ей в лицо, раздувая в разные стороны ее податливые волосы. Сквозь начавшее пробуждаться в ней чувство восторга Татьяна услышала, как Алекс начала петь незабвенную песню группы Aerosmith «Crazy». Она улыбнулась, найдя поразительное соответствие действий клипа их неожиданному веселью в такси: на протяжении всего видеоролика раскрепощенные Лив Тайлер и Алисия Сильверстоун отчаянно веселились и радовались свободе.



Шейла

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться