Путь... нет, просто 8. Гости

Размер шрифта: - +

Глава 17

Утром я проснулась от скрипа металлопластикового окна. Кто-то все дергал и дергал его. Я со вздохом восстановила в памяти цепочку событий - да уж, день вчера выдался очень уж насыщенным! Я быстро вскочила  с кровати - за неимением ничего другого я спала просто в трусах. Одеваясь, я почувствовала взгляд Далилы - она все еще лежала под одеялом и внимательно меня осматривала. Я улыбнулась:

 - Доброе утро, Далила! Как спалось?

Она с большим трудом состроила более доброжелательное выражение лица и ответила:

 - Доброе утро. А ты куда?

 - Слышишь - там кто-то окна ломает?

 - Слышу. Это Апрель, он давно уже встал. Он не ломает окна, а пытается открыть. Плохо ему. Им обоим.

Я только тяжело вздохнула - ну вот, опять…

 - Так ты что - давно уже не спишь?

 - Давно.

 - А что же не встаешь?

 - А толку? Когда я еще посплю на такой мягкой постели? К тому же все равно никто не двинется с места, пока не проснется Великая Белая Звезда!

Я только покачала головой - сколько яда было в этой девушке! Сколько ревности и зависти! Она не намного младше меня, но между нами огромная разница - у меня уже были мужчины, я - мать, а вот она - сходящая с ума от неразделенной любви девственница. Сочувствие к ней опять удержало меня от грубых слов и я оставила ее выпад без ответа.

В соседней комнате я застала следующую картину - полностью одетый Апрель устало уперся лбом в оконное стекло, а Спартак, сидя на кровати, с пониманием наблюдал за ним. Я улыбнулась:

 - Доброе утро, дорогие мои! Ну что, выспались? Восстановились?

Оба радостно улыбнулись и Спартак ответил:

 - Доброе утро, Танечка! Выспались - да. Восстановились - не очень.

 - А почему так? Мы же не в металле!

Апрель пристально посмотрел мне в глаза:

 - Ты знаешь - как построено это здание?

Я постучала по стене и ответила:

 - Насколько я понимаю - из железобетонных панелей.

 - Ты знаешь - что они из себя представляют?

 - Ну… каркас из арматуры заливается бетоном и получается плоская панелька.

 - Вот именно. Каркас - трехмерный, частого плетения каркас из железа. Везде - в стенах, полу, потолке! Его не видно, но он чувствуется. Это клетка, Тань! По крайней мере, для нас. Она не пропускает энергию извне и подавляет остатки собственной энергии, она приземляет мысли!

Я даже растерялась:

 - Ну ты даешь… А как же мы все живем?

 - Не знаю. Возможно, вы живете на остатках вашего ...резерва. А может, вам и не нужно так много энергии и каких-то возвышенных мыслей. Или привыкли, или адаптировались за несколько поколений. Я не знаю, Тань. Но я знаю, что нам в этой клетке очень плохо!

 - Так ты что, видишь сквозь стены, что ли?

 - Нет, не вижу. Я чувствую металл, я могу показать тебе, где именно находятся составляющие этого ...каркаса.

 - Ну ладно, давайте собираться и выходить… А окна здесь открываются только на проветривание, так что зря стараешься.

Мы быстренько собрались, рассчитались и вышли на улицу. Там синие браться сразу повеселели и жадно вдыхали свежий утренний воздух. Усадив их в машину, я вернулась в кафе и накупила пирожков и сока в дорогу. Чуть позже устроим пикник на свежем воздухе.

Навигатор обрадовал меня тем, что почти рядом с трассой скоро будет небольшая, впадающая в озеро речушка. Что ж, там и остановимся, пусть это будет приятным сюрпризом для синих братьев!

 

Я съехала   на проселочную дорогу как можно ближе к озеру, и радостно обернулась к моим пассажирам:

 - Ну что, ребята, выгружаемся! Привал!

Им не нужно было предлагать по два раза - через секунду в машине уже никого не осталось. Апрель сидел у воды и рассеянно водил по ней кончиками пальцев, а Спартак радостно щурился на солнце. Далила же принюхивалась и косо поглядывала на  пакет с пирожками, который я вынесла из машины. Я разложила наш завтрак на четыре кучки, используя пакет вместо скатерти. Я уже хотела позвать всех к импровизированному столу, но обернувшись, замерла с открытым ртом. Апрель успел полностью разоблачиться и пошел в воду. Спартак же просто умылся и подсев ко мне, схватил пирожок и начал его жевать. Далила и я последовали его примеру. Мы уже успели съесть свои пирожки, а Апрель все плескался. Он очень долго нырял, с явным удовольствием плавал на спине и брассом, улыбка не сходила с его умиротворенного лица. Спартак с Далилой не обращали на него внимания, а я не могла отвести глаз от уже выходящего из воды Апреля. Какое же у него все-таки совершенное тело, какая гладкая кожа, да и смотрит так ласково… На меня опять нахлынули воспоминания полугодовой давности - я на спинке дивана и Апрель рядом. Я почувствовала, как щеки заливает румянец и смущенно опустила взгляд. Апрель спросил:

 - Таня, могу я поговорить с тобой наедине?

Я подняла глаза - он успел надеть шорты и я приободрилась. Апрель протянул мне руку и помог встать. Мы отошли по другую сторону машины и я выжидающе остановилась. Апрель обнял мои плечи, подойдя до неприличия близко, и произнес:

 - Таня, я чувствую напряжение между нами и хотел бы каким-то образом его устранить. Чего ты хочешь, Тань?

Я почувствовала себя ужасно неловко - ну как можно в открытую говорить о таких вещах?! Сгорая от смущения и не забывая о том, что Апрель чувствует ложь, я еле слышно ответила:

 - Не обращай внимания, Апрель! Просто, видя тебя обнаженным, я постоянно вспоминаю наше приключение  у Таля. Помнишь?

Апель мягко улыбнулся и положил руки на мою талию:

 - Помню, Танечка. Я чувствую это в тебе. Но так же я знаю, что ты восприняла бы наш возможный ..контакт как измену по отношению к Саше. Я прав?



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться