Путь... нет, просто 8. Гости

Размер шрифта: - +

Глава 51

Таня

Какое-то время мы ехали молча. Девочка, смущенная странным поведением незнакомцев, переползла поближе к отцу и теперь они вдвоем сидели на облучке телеги. Кадмус обнял ее худенькие плечики и с улыбкой ей что-то рассказывал. По-гречески. Постепенно я перестала плакать и прошептала:

 - О чем они говорят?

Спартак севшим голосом ответил:

 - О том, какой сегодня счастливый день и сколько всего они смогут купить, продав этих лошадей.

Я опять всхлипнула:

  - Спартак, что же делать?

И подняла на него взгляд. По лицу Спартака текли слезы, а он смотрел в пустоту. Как бы там ни было, а окончательное решение придется принимать ему. Я могу пойти и своим путем, но ведь… он меня остановит. Вот так вот, два, по всеобщему мнению, “инфантильных лопуха” оказались в ситуации, когда от их действий зависят жизни всех наших людей и не только. Всех. Первородных, людей, даже горняков… Вся десятилетиями выстроенная цепочка разорвется, если мы сейчас бездумно расскажем этой девочке о ее прошлом. 

Спартак погладил мое плечо и прошептал:

 - У нас нет выхода, Тань. Это проверка. Каким бы ни было наше решение - оно навсегда изменит нас… внутренне. Кроме того, мы не выживем под грузом вины, если пойдем по первому пути.

Я грустно улыбнулась - для Спартака тоже был первым именно тот путь, о котором я подумала сразу. Путь эмоций, но не разума. Мой милый Спартак, как же мы все-таки близки… 

Почему-то вспомнились Сашкины слова: "...- Я вот что по жизни понял — притягиваются противоположности, плюс и минус, инь и ян… А вот однополюсные — да, они какое-то время будут пищать в восторге от своей родственности, называть это вечной любовью… А потом отталкиваются… И остается только жалость, чувство вины и долга и общая неудовлетворенность жизнью…" Как же они подходят к данной ситуации!

А ведь и Сашка с Далилой - два “зануды-ян”, тоже оказались вместе… Интересно... Похоже, вся эта глобальная авантюра - действительно часть чьего-то плана! Спартак прижал меня крепче и прошептал:

 - К тому же Айоланта - та, выросшая и умершая Айоланта - не одобрила бы такого решения. Она не простила бы нам того, что мы из жалости к ней погубили всех наших любимых людей, и ее обожаемого сына в том числе!

Я удивилась:

 - А ты что - с ней общался?

 - Да. Наравне с моими предками. Духам не составляет труда перемещение между мирами.

 - А между временами?

 - Не уверен. Но Айоланта - частый гость у нас. Когда не наблюдает за сыном или не общается со своей подружкой.

 - Подружкой?

 - Софией. Она недаром так похожа на Айоланту. Кроме того, что она ее потомок - они очень близки внутренне. И София, в силу своих особенностей и склада характера, общается с призраком Айоланты чуть ли не с рождения.

Я хмыкнула:

 - То есть Айоланта вырастила себе замену? Да еще и выдала ее замуж за любимого мужчину?

 - Не будь так цинична. София с Алексеем действительно любят друг друга.

Я тяжело вздохнула:

 - Ну, и то хорошо. Так что же мы будем делать?

 - В свете вышесказанного мы должны пойти по второму пути.

 - То есть ничего ей не говорить?

 - Да. Именно так. Я понимаю тебя, Танечка, я и сам чувствую то же самое… Но… Кроме разговоров о долге мы должны подумать еще вот о чем - нет никакой гарантии, что она проживет лучшую жизнь, чем была ей уготована. Совсем никакой. Да, она избежит этих опасностей, но мы не можем знать - что ждет ее в другом варианте. Не исключено, что и более страшные события. Нужно во всем пытаться найти положительные моменты…

Я слушала Спартака и соглашалась с его рассуждениями, при этом старательно отводя взгляд от ни в чем не повинной девочки. Кадмус, похоже, очень любил свою дочурку. А матери у нее, насколько я помню по рассказу Алексея, не было. Или не стало позже.

 

Неожиданно лес закончился и мы поехали через поле. Вдалеке виднелись дома - некоторые были выполнены из камня, а некоторые - из посеревшего от времени дерева. Спартак подвинулся ближе к Кадмусу и прокричал:

 - Высади нас, пожалуйста, в городе. Дальше мы сами. И, если тебя не затруднит, выдели нам небольшую сумму денег. Достаточную для того, чтоб два человека смогли плотно поесть.

Отец Айоланты повернулся к нему, удивленно подняв брови, и согласно кивнул. Мы въехали в город, если его так можно было назвать.  Разбитая телегами грязь на дорогах, отсутствие тротуаров как таковых, мрачные уставшие лица случайных прохожих, их бедная одежда… Все это создавало гнетущее впечатление. Вскоре Кадмус остановился на подобии площади - пустого квадрата между домами у развилки дороги. Он спрыгнул на землю и обратился к Спартаку:

 - Все, барин, приехали. Вот здесь ты сможешь вполне сносно поесть. Ты действительно не хочешь, чтобы я отвез тебя к графу Радлову?

Было видно, что он плоховато знает язык, но очень старается объясниться. Спартак улыбнулся:

 - Нет, спасибо, Кадмус, дальше мы сами. Надеюсь, эти лошади будут тебе полезны.

Кадмус понял намек и стал копаться в висящем на его поясе мешочке. Отсыпав из него чуть ли не половину, он протянул Спартаку стопку старых монет:

 - Возьми это. Их хватит и на еду и на ...вознаграждение гонцу к графу Радлову. Спасибо тебе!

Спартак взял монеты и сжал протянувшую их ладонь:

 - Спасибо и тебе, Кадмус! Пусть твой день будет овеян радостью! Долгих лет тебе, добрый человек!

Потом Спартак подошел к сидящей на телеге Айоланте и взял ее детские ладошки в свои. Он смотрел на нее снизу вверх и горячо произнес:



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться