Путь пешки 1. Начало

Размер шрифта: - +

Глава 12

Увидев меня, старик даже рот открыл от удивления:

— А ты откуда здесь взялась? Вот уж неугомонная! Я же тебя меньше суток назад в домике оставил!

— Ой, вы так вовремя! Домка, нельзя, свои! Не ругайтесь, я вам потом все расскажу… Идите быстрее сюда!

Старик, уже не опасаясь Домку, бодро подошел к нам.

— Вот! — указала я на Олега.

Олег смотрел на старика с улыбкой, и было видно, что он тоже очень рад встрече. А тот, увидев Олега, тихо охнул, присел возле него и начал какие-то манипуляции, сразу забыв обо мне. И дал ему, наконец, воды. Потом безжалостно отодрал от своей длинной рубахи лоскут, смочил его водой и протер Олегову рану на боку — почти от подмышки в сторону паха шла резаная рана, но неглубокая, ничего из нее не вываливалось.

— Хм. Интересно… Видно, что в ране свернувшаяся кровь, а на теле потеков нет. Это как так получилось? — Забавно было видеть этого всезнайку удивленным.

— Это все он. Облизывал мне рану. — Олег показал глазами на Домку, который с важным видом сидел рядом и внимательно следил за стариком, казалось, контролировал его.

— А где же Турка, Олежек? Ты как — тебе не тяжело разговаривать?

— Да нет, вполне терпимо. Я не знаю, где сейчас может быть Турка… К моему очень большому сожалению.

— Тогда рассказывай, а то я сейчас умру от любопытства на радость всем врагам.

Вздохнув, Олег начал свой рассказ:

— Когда Турка с Олесей вернулись из деревни — он заметил слежку. Мы решили подманить врагов к Бобриной пещере, закрыть там девочек, а самим выйти и встретить Николая — выяснить, что ему нужно… И все это мы хотели сделать неожиданно. Даже не сказали Тане и Олесе, что за нами следят — иначе они бы нас выдали, вели бы себя неестественно. Мы решили так — я тихонько беру языка, а Турка сидит над пещерой и в случае чего опускает решетку. Да, Таня, не обижайся — но вы оставались в пещере в роли приманки.

И все бы хорошо — я отследил Игоря, он отошел… э…  в общем, отошел от остальных. Я уже взял его и тащил к пещере - и тут твой мохнатый друг решил известить всех о происходящем своим громогласным лаем! Ну, переполошились все — и Николай со своими, и вы… Этого мы в своих планах не учли — с Туркой у нас слаженный механизм взаимодействия, а вот с твоим псом — нет.

У Николая с друзьями были наготове сети, они быстро поймали и Домку и меня. И в этот момент я услышал, как ты зовешь пса и подходишь к краю пещеры. Я испугался, что сейчас тебя или поймают, или ты зайдешь слишком далеко, и падающая решетка тебе повредит. Вот тогда я и закричал Турке, чтобы он опустил решетку. Турка это сделал и через несколько мгновений уже был внизу.

Обезоруженный, связанный поверх сети веревкой, которую сам же и учил их плести — я мог только наблюдать за происходящим. В такой темноте и на близком расстоянии Турка не мог использовать лук, но со своим тесаком кружился, как волчок. Я еще не видел в нем такой злобы, с людьми нам не особенно приходилось сражаться, а со зверями у него все намного быстрее… и гуманней. В общем, одного он убил точно, пока Николай не попал в него камнем из своей пращи.

Это случилось, когда он вернулся после разговора с вами — злой, как дьявол, подбил Турку, долго пинал меня ногами, проклиная заодно и вас, Учитель — что мы «как собаки на сене — ни себе ни другому». Я, честно говоря, так ничего и не понял… Домке, опутанному сетями, тоже связали лапы и даже перетянули морду. Я понял, что нас сейчас будут уводить, а кого-то и уносить. И подумал — чем черт не шутит, подскажу тебе… Может, ты поймешь, откроешь решетку, и вы с Олесей убежите. Ты и поняла… больше, чем следовало! Как вы вообще там проплыли? Олеся и нырять-то не умеет!

— Ну ладно, об этом после. — перебил Олега нахмуренный старик. — Что дальше-то было?

— Какое-то время они нас тащили — Турку нес на плече Савелий, а Домку, как оленя, несли Ефим и Владлен. Турка основательно поковырял их, пока кружился со своим ножом, поэтому шли медленно. Полдороги спорили — зачем им тащить пса, что проще убить его здесь, но Николай заявил — мол, он ему пригодится, будет для них дополнительным преимуществом, средством для запугивания остального народа. Глупцы… Я так и не понял, куда они нас вели, в какой-то лагерь.

Перед рассветом Николай приказал остановиться здесь же, в лесу. Он очень торопился к вам и переживал, что вы сбежите. Все бубнил: «Вот когда я тебя разложу — тогда и посмотрим, кто здесь урод губатый!» Я догадывался - кто мог его так обозвать, и из-за этого мне становилось очень нехорошо…

В итоге нас, троих пленных, оставили на попечение Ефима и Савелия, а Николай с Владленом отправились обратно с твердым намерением достать вас из пещеры.

Уже светало. Савелий решил передохнуть, сказал, что устал нести Турку и сбросил его на землю. Избитый связанный Домка тихо поскуливал на земле, извивался, пытаясь освободиться. Мне было его очень жаль, иногда он бросал на меня недоумевающий и обиженный взгляд — я так понял, что с ним впервые в жизни так жестоко поступили…

Турка лежал возле моих ног и мне показалось, что он уже очнулся. Я не видел лица, но плечи подрагивали — было похоже, что он пытается освободить руки, не привлекая внимания наших стражей. А он в этом ловкач, он мне иногда такие трюки с веревками показывал! Я подумал, что надо бы отвлечь стражей, тогда у Турки будет больше шансов освободиться. Я обратился к Ефиму, он мне ближе:

— Ефим, как же так? Ведь я тебя из реки вытащил — забыл уже? Или это твоя благодарность?

Ефим поник, отвернувшись. Сказать-то, видно, нечего!



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться