Путь пешки 1. Начало

Размер шрифта: - +

Глава 19

— А что же мы будем делать дальше? Враги повержены, до деревни мы добрались…

— Эх, Танюша, а теперь вам остается просто жить! — усмехнулся старик. — Ты-то как - по своему миру тоскуешь, скучаешь, вернуться хочешь?

Я задумалась. Как все оказалось перевернутым за этот десяток дней! Я представила себе наш мир — его суету, постоянную игру «кто кого ловчей обманет», зеленые ненавидящие друг друга лица водителей в пробке, дымящие трубы, блестящие одинаковые безвкусные яблоки в супермаркете… Вспомнила свою квартиру…

— Я теперь уже и не знаю! Может быть, и нет. Вначале хотела — здесь все было ново, страшно и непривычно, а теперь …скорее нет, не хочу!

Старик лукаво улыбнулся:

— Ну, теперь-то понятно. И как ты — в любовь-то веришь?

— Да! — горячо и без сомнений ответила я.

— Ну вот, я за тебя рад! Бывает и не так радужно — вот у Пелагеи, например, трое малых детей там осталось. Младшему всего четыре годика было. Можешь себе представить ее состояние…

Я попыталась поставить себя на место Пелагеи, но у меня ничего не получилось. Во-первых — детей-то у меня не было и я не знала, каково это — разлука с ребенком. Ну а во-вторых — сейчас я была просто переполнена счастьем и думать о грустном совсем не хотелось.

***

И понеслись теплые, беззаботные деньки начала осени. Событий как таковых не происходило, и вся жизнь казалась чередой радостных, веселых дней в кругу друзей и нежных ночей в объятиях Олега.

Еще во второй наш день в деревне Олег начал мастерить кровать из досок. Широченную — метра два, не меньше. Потом старик снабдил его самодельной наждачкой — на гибкую ленту липовой коры он древесной смолой приклеивал крошки из ракушек, каких-то семян и песка — и потом долго эти ленты сушил. Олег очень усердствовал: «чтобы мы не загнали занозы в мягкие места», ободрал себе все костяшки пальцев, но кровать получилась относительно гладенькая.

Потом я озадачила Пелагею — где бы нам взять ткани для матраса? Покачав головой, она выгребла из своего сундука разные куски тканей, причем мы выбирали поплотнее, чтобы осока его не порвала. Меня посадили все эти вырезанные кусочки сшивать — а иголка-то не с ушком, а с узеньким колечком на конце — я исколола себе все пальцы! Швейная машинка явно бы не помешала!

Очень долго мы спорили с Олегом, какой нам лучше делать матрас — из крупнолистной осоки покрепче или из мелколистной помягче? Старик, услышав наши споры, заявил: «Да у вас мелколистный за месяц изотрется!». Мы оба покраснели и решили делать матрас из крупнолистной осоки.

Увидев, во что я превратила Олесины мокасины, которые мне были изначально малы, старик нахмурился, обмерял мне веревочкой ногу и уже через несколько дней презентовал замечательные плетеные высокие лаптики до середины голени, их не нужно было шнуровать, хотя на босую ногу такие и не наденешь — так уже и не лето…

Потом возникла проблема с одеждой — Олег предложил мне сделать шубу из какой-то зверюшки, но я на это не согласилась — чтобы специально из-за меня кого-то убивали и потом еще в этом ходить?! Нет уж! После долгих консилиумов с Пелагеей и стариком и рисования эскизов было решено сделать мне длинное стеганое пальто с капюшоном из провощенного полотна, с утеплителем в виде пуха из рогоза. Старик с Пелагеей занялись тканью, а мы с Олегом решили отправиться на «мое болото», так как там росла и осока, и рогоз.

Я понемногу училась пользоваться печью — почти всегда удачно могла ее растопить и знала, куда ставить томиться горшок с кашей.

Все эти мелкие бытовые вопросы совсем не напрягали, потому что это было не как обычно: «Ой, нужно столько-то денег на то-то и то-то!», а: «Как бы это сделать самим или с друзьями?». Кроме того, мы хвастались своими успехами, звали остальных «посмотреть»…

Да и просто встретить куда-то спешащего Олега и сорвать мимоходом поцелуй — тоже добавляло радости и повышало жизненный тонус!

Поздно вечером, когда все уже спали, мы с Олегом любили посидеть у открытого окна — напустить свежего воздуха на ночь, полюбоваться звездным небом, обсудить сегодняшние успехи или планы на завтра. Так и в этот день — мы сидели на полу у окна, светлый чистый лик луны заглядывал в комнату и заливал ее волшебным светом. Почти полнолуние.

Я вспомнила, что в первую мою ночь здесь тоже была полная луна — как я всего боялась и хотела вернуться! Но Олег мне и тогда уже нравился! Так это что, я здесь уже месяц? Я давно уже потеряла счет дням, когда мы пришли в деревню, и жизнь потекла более-менее спокойно.

Интересно, а почему у меня за этот месяц так и не случилось женских дней? Может, из-за стрессов? Подождем… Как с этим справляться без средств гигиены — я пока даже не представляла.

***

На болото мы собрались с утра — я, Олег и Домка. Наступила теплая крымская осень — пронзительно-чистое небо, сияющая листва, улетающие журавли… Вся природа дышала умиротворением. Мы шли по нашим памятным местам, Олег вооружился устрашающего вида серпом для осоки и веревкой. Специально остановившись возле старого абрикосового дерева, мы долго со смехом вспоминали первые дни нашего знакомства — могла ли я тогда подумать, что этот человек станет для меня так важен? Конечно же нет! Оказывается, если идти напрямую, не заходя к озеру, то болото не очень-то и далеко от деревни. Мы дошли всего за несколько часов и Олег обещал, что к ночи вернемся.

Домка радостно бегал по округе, ведь за эти несколько недель мы не выходили из деревни и он соскучился по воле. Я усмехнулась, вспомнив выражение «выгулять собаку» — то есть ненадолго выпустить ее на улице, на поводке, иногда и в наморднике, только чтобы она смогла справить свои естественные нужды. Как же это унизительно для животного! А вот сейчас, даже присутствуя на участке старика, он всегда был «на выгуле».



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться